Подписаться
Курс ЦБ на 24.08
65,60
72,62
Деловой квартал / Новости / «В 90-е предпринимателям мешали только бандиты. Сегодня ограничений больше»
Дискуссия о бизнесе «Тогда и сейчас» в «Точке кипения»
Дискуссия о бизнесе «Тогда и сейчас» в «Точке кипения»
Автор фото: Игорь Черепанов. Источник: DK.RU

«В 90-е предпринимателям мешали только бандиты. Сегодня ограничений больше»

Самое читаемое
  • Покупателей не нашлось. В Екатеринбурге закрывают модный ночной клуб Покупателей не нашлось. В Екатеринбурге закрывают модный ночной клуб
  • Любимый повар Рамзана Кадырова открывает в Екатеринбурге ресторан чеченской кухни Любимый повар Рамзана Кадырова открывает в Екатеринбурге ресторан чеченской кухни
  • «В стране огромный политический вакуум. Точку невозврата не прошли, но она не за горами» «В стране огромный политический вакуум. Точку невозврата не прошли, но она не за горами»
  • Сделай себя миллиардером. Семь привычек, которые позволят сколотить состояние Сделай себя миллиардером. Семь привычек, которые позволят сколотить состояние
08:30   22.07.2019

«Меня всегда успокаивает мысль о том, что никак быть не может. Как-нибудь, но будет. Движение — вот что главное для бизнесмена. Если оно есть, всегда можно подрулить».

Частному предпринимательству в современной России немногим больше 30 лет. Бизнесы открывались, закрывались; предприниматели пробовали свои силы в новых отраслях, затем кто-то находил себя в статусе инвестора, другие предпочитали стать рантье. Но есть люди, чьи имена и бизнесы на слуху и сейчас. Как космонавты-первопроходцы осваивали космос, так и активные и пассионарные жители Екатеринбурга и Свердловской области осваивали бизнес — это было настоящее «Время первых». Некоторые из них стояли у истоков целых отраслей в масштабе всей страны. При этом они остались патриотами Урала — продолжают жить и работать в нашем регионе. А есть и те, кто пришел в бизнес недавно, но уже смог создать себе имя.

Тех и других портал DK.RU, «Деловая Россия» и туристический кластер «Гора Белая» собрали вместе, чтобы поговорить, когда было проще начинать бизнес, кто и почему уходит в предприниматели и откуда бизнесмены черпают свои идеи.

«Чтобы стать предпринимателем, в тебе должно что-то зудеть»

В феврале 2019 г. ВЦИОМ провел опрос — выяснял отношение россиян к предпринимательству. Результаты оказались удивительными — в первую очередь для самих предпринимателей: 89% респондентов относятся к бизнесу положительно. Доля желающих открыть свое дело составляет 25%, причем 10% опрошенных сообщают, что у них уже есть свой бизнес. В 1991 г. таких было всего 2%.

Леонид Гункевич
Глава управляющей компании туристического кластера «Гора Белая»:
Столь высокий процент положительного относящихся к бизнесу удивляет. Я думал, все гораздо хуже. До сих пор для многих предприниматели — парни в бордовых пиджаках из 90-х. Люди все еще помнят итоги приватизации и чувствуют себя обманутыми. Хотя я считаю — и готов ловить помидоры, — что вариант, предложенный Чубайсом, был лучшим. В Америке, скажем, все было гораздо жестче: там просто брали кольт, садились на коня и с криками «Это моя земля!» убивали друг друга.

Хорошо и то, что процент людей, желающих уйти в свой бизнес, растет. В тучные годы, 2005-2008, когда государство крепло, большинство мечтало попасть в крупные корпорации: работать в Газпроме, РМК. Через какое-то время маятник качнулся в другую сторону: люди поняли, что более реалистичным кажется вариант, когда заработать можно в расчете на свои силы и силы окружающих. Через какое-то время, очевидно, ситуация выровняется. Но ждать, что все ринутся в бизнес, глупо: предпринимателей в жизни — 2-3% от населения. Это такое отклонение в рамках нормы. Чтобы идти в бизнес, в тебе должно что-то зудеть.

Анатолий Лебедев
Анатолий Лебедев
Создатель первой интернет-компании Екатеринбурга «УралРелком»:
«Ведомости» недавно опубликовали результат своего опроса — об отношении молодежи к госслужбе. Еще не так давно молодые люди мечтали попасть в чиновники. Сейчас число таких сократилось: 19% против 38% три года назад. Молодые не хотят перекладывать бумажки с места на места — а именно так многие представляют госслужбу. 

Когда я в 1991 г. создал частную компанию, я не думал, что хочу именно заниматься бизнесом. Меня грела идея: я еще в 1990-м проникся интернетом. Я ходил и грезил, как создать узел связи, который поможет людям общаться. Представьте 1991-й год: из общения — почта и междугородний телефон. Но письма, особенно зарубежные, вскрывают, идут они месяцами, разговоры между странами стоят безумно дорого. Интернет мог дать людям общение.

Меня многие спрашивали: как ты не боишься набирать людей? Тебя посадят, а что будет с ними? Но в итоге мы создали то, что создали. В те годы на улицу попали многие научные работники, достаточно высокого уровня, которые обладали знаниями, технологиями, у которых были связи с зарубежными коллегами. С теми, кто тоже горел идеей интернета и хотел двигаться, мы и создали свой бизнес. Знаете, те люди, кто при СССР много работал, к чему-то стремился, не рассчитывая на какие-то материальные поблажки, оказались успешными и в бизнесе.

Когда мы начинали «УралРелком», доходов не было, а расходы были. Каждое утро начиналось с мысли: где взять деньги. Успокаивало одно: «никак» быть не может.  Как-нибудь, но будет. А если есть движение, всегде можно подрулить.

Читайте также: Интервью с Анатолием Лебедевым: «Предпринимательством зниматься из-под палки нельзя»

Николай Яковлев
Николай Яковлев
Сооснователь и генеральный директор компании «Датакрат»:
Бизнес, вернее, рыночные отношения, мне были знакомы и в советские годы. Я преподавал матанализ в университете и возглавлял лабораторию. Она называлась КРАТ — Комлекс размещения автоматизированной трассировки — и финансировалась не на вузовские деньги, а на средства НПО автоматики, то есть была хозрасчетной. Мы сами искали заказы, выполняли их. В 1991-м все встало, в том числе НПО автоматики. Под моим началом — 10 человек, программистов, которые занимались и научной работой, и прикладной математикой. Что с ними будет? Мне надо было что-то решать. Это и стало главной мотивацией для запуска собственного бизнеса. 

Толя [Анатолий Лебедев — прим. ред.], с которым мы, к слову, учились на одном курсе, привел в наш регион интернет, а я — штрих-кодирование. Технология была связана с деятельностью нашей лаборатории, мы знали, что делать. Первые клиенты нашлись очень быстро — это была УГМК. Следом откликнулись еще пара заводов. Маржинальность была отличной, и я смог себе позволить брать на работу специалистов, которые из-за конверсии оказались в сложной жизненной ситуации.

Читайте также: Интервью с Николаем Яковлевым: «Если есть идеи, что привнести нового, то все равно пробьешься даже на нерастущем рынке»

Слушатели дискуссии «Время первых»

Послушать и порассуждать о том, когда было проще начинать бизнес, в «Точке кипения» собралось почти 100 человек.

Евгений Кобзев
Евгений Кобзев
Сооснователь и директор сервиса для предпринимателей «Кнопка»:
Я долгое время был наемным работником — в «СКБ Контур» занимался разработкой продукта для маленьких бизнесов, «Эльба». Но я заскучал в большой компании. Я видел перспективы того, над чем мы работали, понимал, что через несколько лет «Эльба» принесет компании 300 млн. Но это, по сути, такая песчинка в тех 10 млрд, которые будут у «СБК Контура» в это время. Вроде ты молодец, но постоянно мучает вопрос: а точно ли ты молодец?

Мне захотелось попробовать, понять, чего я стою. Когда работаешь в такой компании, как «СКБ Контур», нет особых проблем с ресурсом: любой выпускник вуза рад прийти туда работать. А как развиваться, когда нет такого ресурса?! В итоге мы с партнерами основали свою фирму.

Иван Зайченко
Иван Зайченко
Основатель сети ресторанов японской еды «Сушкоф» и розничного магазина «Жизньмарт»:
Я тоже в бизнес пришел из найма. Полтора года работал в консалтинговой компании в Москве, и мне это давалось очень тяжело: вся эта корпоративная культура, 100500 белых воротничков, сидящих в офисе за компами целый день. Я бросил все, приехал в Екатеринбург и был готов работать даже грузчиком, лишь бы не сидеть в офисе. Но опять попал в наемники — стал руководить предприятием общепита. В итоге на базе этого предприятия постепенно стал выстраивать собственный бизнес. Так из наемников перешел в предприниматели.

«Бизнесмены 90-х создали ориентиры, которые помогают строить бизнес сегодня»

По данным того же опроса ВЦИОМ, главными препятствиями к началу своего дела жители России считают большие налоги — от этом говорят 25% респондентов. Среди других причин — бюрократия (22%), серьезные финансовые затраты (16%), коррупция (9%), административные барьеры (8%) и др. В то же время государство постоянно декларирует поддержку бизнеса

Николай Яковлев:

— Сегодня сложнее заниматься бизнесом, чем в 90-е. Тогда все только начиналось. Куда ни плюнь, везде можно было развить свое дело. Да, рынок был дикий, рекрутировался из госсектора, ресурсы брались во многом оттуда же. Но из-за высокой маржинальности конкуренции особо не было. Пять лет мы не знали никого, кто бы еще занимался цифровым штрих-кодированием. А сейчас… Маржинальность низкая, практически все ниши, что были возможны, уже заняты. Рынок резко структурировался.

Государство говорит, что готово поддерживать предпринимателей, однако эта поддержка, во-первых, рассчитана на небольшие компании, а таким, например, как наша, добиться чего-то сложно. Во-вторых, поддержка сочетается с постоянным давлением налоговых и контролирующих органов. В-третьих, постоянно меняются правила игры: только приспособишься, условия изменились.

Нашему правительству малый бизнес не нужен. Это видно. Они собираются развивать страну через нацпроекты, они бизнесу не доверяют. Хотя мировой опыт показывает, что именно в расчете на бизнес можно многое построить.

Однако во всем этом и есть вызов, который заставляет двигаться вперед.

Евгений Кобзев:

— Не думаю, что у меня получилось бы построить бизнес в 90-е. Я был то, что называется «ботаник», разработчик. Вряд ли я бы смог гармонично войти в бизнес в то время. Когда шесть лет назад мы открывали свое предприятие, у нас были инвесторы. Я не продавал квартиру, не стоял перед вопросом, где я возьму деньги на жизнь в следующем месяце.

Сегодня, конечно, есть сложности: рынок, действительно, высококонкурентный. Но есть и возможности. Это касается и новых технологий, и ценообразования, и поиска клиентов.  Наши заказчики почти все находятся в Москве, но производство-то у нас тут, и мы работаем по здешним ценам, а продаем по столичным.

Господдержкой тоже пользуемся. Наша компания — резидент «Сколково». А это — налоговые льготы: освобождение от налога на прибыль, от НДС, снижение необходимых отчислений по зарплате.

Но даже с такими льготами, честно говоря, тяжело. Каждый раз с кровью подписываешь налоговые расчетки. Вообще в 2008 г. все компании, которые занимаются разработкой, получили льготы и возможность не платить НДС. После этого все сделали зарплаты белыми. Если сегодня лишить ИТ-предприятия этой возможности, они тут же станут убыточными. Потому что рентабельность меньше, чем НДС.

Максим Логинов
Максим Логинов
Владелец сервиса по уборке «Клара Уберет», партнер федерального сервиса Qlean.ru, совладелец бара «Географ»:
В 90-е у предпринимателей угроз было меньше. Те, кто развивал бизнес, боялись, в основном, бандитов — что придут и отберут. А сегодня помимо бандитов столько разного... Я, например, сегодня просидел три часа в налоговой — без особой причины, непонятно что объясняя, хотя мог бы заниматься полезными вещами.
С другой стороны, зайти в бизнес сейчас просто, как никогда. Завел себе страницу в инстаграм — и все, ты уже развиваешь свое дело. Господдержка тоже есть. И это касается не только субсидий и льгот. Очень много проводится обучающих программ. Если надо, ты можешь найти любую информацию. Маркетинг, управление, налоги — фонды для предпринимателей учат всему.
 Рафаил Валиев
Рафаил Валиев
Генеральный директор ООО «Научно-производственный центр «НовАТранс», гендиректор DreamPort:
Мне сегодня легче от того, что кто-то в 90-е начал заниматься бизнесом. Вот вы говорили о малиновых пиждаках… Но для нас, тех, кто в те годы заканчивал школу, эти парни в пиджаках были ориентирами. Они рискнули открыть свое дело, и у многих получилось.
Я в бизнесе оказался, можно сказать, случайно. Закончил УрГУПС, потом аспирантуру в Питере, вернулся в альма матер и стал преподавать студентам. Практика часто проходила в тех лабораториях времен 70-х. Тренажеры, макеты в них делали родители этих студентов. Мы с отцом работали на одной кафедре в одной лаборатории, решили ее модернизировать. Выпустили тренажеры, учебные пособия. В эту лабораторию стали приезжать специалисты, смотреть, как что устроено. В какой-то момент предложили мне сделать такую же, но для другого вуза. Так я и открыл компанию.

Мне сложно сказать, смог ли бы я сделать это в 90-е. У нас сегодня есть ориентиры. Те, кто создавал бизнес в конце ХХ века, закладывали школу, получали опыт. Мы на базе этой системы, на базе их проб и ошибок, можем реализовывать свои планы и амбиции.

Анатолий Лебедев:

— Все развивается по спирали. Есть объективные данные, проверенные экономикой многих стран: 60% занятых работает в МСП и приносят 40% ВВП. 40% тех, кто занят в госсекторе, приносят 60% ВВП. Надо к этому стремиться. Это объективная данность. Нельзя обмануть технологии и число Пи. В 90-х не было ресурса. Нам один товарищ из телекома прямо заявил, когда мы докладывали о возможностях развития Е1: «Что вы мне тут городите?! Дам вам выделенный канал, будет ваш Е1, не дам — не будет!».

Сейчас полно технологий, в том числе в управлении. В маркетинге. Паровоз, который пустили в 2000-е — делать большие госкомпании — он правильный. Но он все равно приедет на станцию «объективка». А там — те самые 60/40.

Взять с нас было нечего

 
Анатолий Лебедев
Анатолий Лебедев: «Интернет-бизнес был особенным: к нам тоже приходили и спрашивали, чем мы торгуем. Отвечали: «Временем, всегда есть на складе». А взять с нас было нечего: помещение арендовано, компьютеры арендованы. Чтобы нас «убить», пришлось нанять налоговую. Два месяца с нами сидела специалист оттуда, изучала. Потом со слезами на глазах говорит: «Узнайте, кто вас заказал, сделайте что-нибудь!» Тогда важно было, кто кого знает. Я принес ей визитки из администрации города. Она посмотрела на фамилии и вынесла вердикт: «Штрафую вас на 20 тыс. руб, потому что работаете без лицензии». А лицензию ввели за неделю до этого. Деньги отдали, от нас отстали. Но я знаю, кто нас «заказал»: телеграф — за то, мы подключили администрацию города по радиолинку».
 

Рафаил Валиев:

— Зайти с новыми идеями даже в госкорпорации сегодня намного проще. Мы начинали свой путь с проектов РЖД. Это монополия. Сегодня делаем проекты для Росатома, с другими крупными заказчиками. Все начинают меняться, становятся более открытыми, инновационными.

Леонид Гункевич:

— В 90-е я мог заняться любым бизнесом — никаких ограничений особо не было. Сейчас чтобы открыть свое дело приходится бороться и с конкурентами, и с государством, и с самими потербителями.

У меня был опыт работы во власти — полгода я курировал вопросы экономики в должности вице-мэра Первоуральска, проводил прием граждан раз в неделю. Знаете, с каким основным запросом приходили люди? Закрыть бизнес. Женщины искренне считали, что их мужики пьют, так как в соседнем дворе алкомаркет. «Закройте магазин, мужики пить не будут», — говорили они. И это не только об алкомаркетах. Им не нравился хлебный магазин — по утрам разгружаются машины. Не нравилось кафе — там играет музыка.

Проверки и правила, которые совсем не логичны, сдерживают предпринимателей на каждом шагу. Чиновники Роспотребнадзора считают, что они о нас, убогих предпринимателях, должны позаботиться, иначе мы ничего не сможем. И придумывают кучу ограничений, хотя сами где-нибудь в Греции в домашнем кафе с удовольствием лопают овощи с грядки, не требуя промыть их тремя водами с разными уксусами.

Конечно, излишнее давление в таких потребительских вещах напрягает. Хотелось бы попроще… Но, думаю, баланс появится. Например, по ИТ он почти найден. Со временем это будет и в других сферах.

Иван Зайченко:

Моя мама — бизнесмен из 90-х (Ольга Зайченко — прим. ред.). И я могу сказать, что наш подход к бизнесу разный. Она делает ставку на людей — это, конечно, связано со сферой деятельности. У мамы — салоны красоты, где люди основной актив.

Мне ближе сетевой бизнес, а это работа со стандартами, с автоматизацией. Я свою основную задачу вижу наоборот — снизить человеческий фактор, чтобы качество было стабильным. Но это, на мой взгляд, специфика бизнеса нашего времени: автоматизация — это мейнстрим, это новый тренд. За счет этого можно предложить более дешевый продукт. Хотя креативность обязательно должна быть — без нее не бывает бизнеса.

Зрители дискуссии

«Если бизнесмен «наестся», бизнес умрет»

Роль бизнеса, по данным ВЦИОМ, сегодняшними россиянами оценивается положительно: три четверти опрошенных полагают, что деятельность предпринимателей определенно или скорее всего идет на пользу обществу. Основную пользу от бизнеса видят в увеличении занятости населения за счет создания рабочих мест, а также в пополнении государственного бюджета. Сами предприниматели говорят, что развивать бизнес без новых идей невозможно.

Леонид Гункевич:

— Я сегодня занимаюсь развитием туристского кластера «Гора Белая». Это изначально проект, рассчитанный на предпринимателей и господдержку. Власть обеспечивает инфраструктуру, дает землю, предоставляет налоговые льготы, обеспечивает турпоток. Бизнес строит отели, создает точки притяжения, придумывает туристические активности.

Но с этим сегодня не все так просто. Тех, кто приходит с действительно интересными идеями, мало. Пони-клуб до сих пор в голове многих — это пять-десять лошадок, которые катают по кругу детей в тележках.

Хотя настоящий предприниматель видит идею во всем. Помню, мы как-то с другом на пустом месте построили бренд женских головных уборов — Capella Dimatti. Началось все с разговора на кухне. Встретились с товарищем, с которым вместе учились в Суворовском, он сказал мне, что неплохой дизайнер, придумывает шапки разных фасонов. Я ему говорю: «Как шапка по-итальяски?». Он: «Сapella». Я: «Давай к этому слову приставим твое имя на итальянский манер — а его Дима зовут — получится бренд». Через несколько недель все модницы города гонялись за этими шапочками.

Читайте также: Интервью с Леонидом Гункевичем: «Предпринимателей, как гомосексуалов, 2-3% населения. Это исключение, а не правило»

Николай Яковлев:

Сегодня если нет идеи, нет понимания, какую нишу ты можешь занять, нет смысла даже лезть в бизнес. У бизнеса, который я строю, есть девиз: «Кто не движется вперед, тот движется назад». Главное — смотреть по сторонам и находить те ниши, где еще есть высокая маржинальность.

Мы такую нишу нашли — электронные ценники. В Екатеринбурге мы тут пионеры — как в свое время были со штрих-кодированием. Недавно открыли в Москве магазин совместно с «Метро», где нет ни одного продавца — все делают сами покупатели. Единственный сотрудник следит за порядком, все остальное автоматизировано.

Евгений Кобзев:

— Мы каждую неделю генерируем новые идеи. Просто собирается команда. Накидывает все возможные варианты, а потом уже проверяет их на возможную коммерциализацию. Проходит — начинаем внедрять. Нет — отправляется в мусорку.

Рафаил Валиев:

— Сегодня, когда нас знают, к нам приходят со своими идеями. Порой совершенно фантастическими. Нам надо понять, как это реализовать. В принципе, найти решение можно для любой идеи. Главное — не останавливаться. Если ты остановишься, бизнес умрет.

Фото: Игорь Черепанов / DK.RU

«В 90-е предпринимателям мешали только бандиты. Сегодня ограничений больше» 1

Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

Уральский сервис для предпринимателей «Кнопка» возглавил человек из «Яндекса» Уральский сервис для предпринимателей «Кнопка» возглавил человек из «Яндекса»
Покупателей не нашлось. В Екатеринбурге закрывают модный ночной клуб
«Мы им не нужны». Уральский производитель мороженого бьется за полку с торговыми сетями
Будет лучшим в городе. На Уралмаше откроют модный фермерский рынок
Росгвардия хочет получить право забирать здания и землю на время боевых задач
Центр шахмат, мегапекарня и горнолыжка. В суперпроекты региона вложат 2 трлн руб.
Майские указы остались в прошлом: зарплаты бюджетников упали почти во всех регионах

Бизнес

Как конкурировать за лучшие умы — опыт компании «Атлас Девелопмент» Как конкурировать за лучшие умы — опыт компании «Атлас Девелопмент»
«Если люди не увидят развития, то застрявшую в сырьевой экономике Россию ждет истощение»
«Эй, ты, Гавриловский, давай быстро деньги!». Первое интервью сына известного бизнесмена
«Государство редко радует хорошими инициативами. Но закон о самозанятых — хороший закон»
Пройти зону смерти. На Среднем Урале тестируют новый способ поддержки бизнеса
Лариса Гусева: «Если бы мне сейчас было 25, совсем не факт, что я бы начала свой бизнес»
«Покупатели разные, у каждого свои потребности, но у нас есть предложение для любого»

Свое дело

«День за днем нам клевали мозг: это пережитки детства, на квартиру этим не заработаешь» «День за днем нам клевали мозг: это пережитки детства, на квартиру этим не заработаешь»
«Если бы сейчас начинали бизнес, ничего бы не вышло». Опыт кофейни «Французский пекарь»
«Просто тесть удачно сходил в баню», — как топ-менеджер бросил работу ради бизнеса в Крыму
«Большинство думает, что деньги могут быть лишь украдены». Юрий Окунев об изнанке бизнеса
«Все крупные застройщики придут к меблировке новостроек. Это неизбежно»
Котики, собаки и голова Трампа. Как случайное хобби сделать высокодоходным бизнесом
«Чтобы выжить среди монстров, у нас только один вариант». Как работает бизнес на острове

Качество жизни

Сохранил миллион, потерял миллиард — как «экономия» губит бизнес Сохранил миллион, потерял миллиард — как «экономия» губит бизнес
«Гипермаркеты закрываются, но холодильники еду еще не заказывают». Тренды ритейла-2019
Хорошо забытое старое: как в ХХI веке застройщики применяют лучшие практики прошлого
«Они нам конкуренты». Главный врач ОДКБ — о частных роддомах, молодых врачах и бизнесе
Чего боятся покупатели входных дверей: главные мифы и заблуждения
Расширяя границы. Как «TEN Девелопмент» стал одним из крупнейших застройщиков города
Валерий Ананьев: о ценах на жилье, жадных монополистах и строительном коллапсе в 2021 году

Мнения

«В стране огромный политический вакуум. Точку невозврата не прошли, но она не за горами» «В стране огромный политический вакуум. Точку невозврата не прошли, но она не за горами»
«Вышел в массовке, две секунды показали лицо по телевизору». Как заработать на юморе?
«Строить такие объекты на удалении от мегаполиса — правильно». Зоопарку ищут новое место
Наш диагноз — острая нехватка героев в обществе. Главные выводы из чуда на кукурузном поле
«Предприниматели в России всегда ходят под статьей»
«Слишком доверились Big Data». Банк «Нейва» поспорил со Сбером о реалиях кредитного рынка
«Школы препятствуют нашему обучению», — Сет Годин об образовании и излишнем беспокойстве

Лайфхаки

Татьяна Черниговская: «Нужно что-то срочно выучить? Лучше идите и ложитесь спать» Татьяна Черниговская: «Нужно что-то срочно выучить? Лучше идите и ложитесь спать»
«Нужно поддерживать нейропластичность». Как в 40 лет успешно уйти из корпорации в стартап
Сделай себя миллиардером. Семь привычек, которые позволят сколотить состояние
10 тыс. шагов в день — рекламный трюк, в который верят уже полвека? Сколько же нам ходить
У вас есть 75 тысяч? Берите ипотеку, платить ее будет не сложно
«Раньше если человек не справлялся, ему указывали на дверь. Теперь ведут к психологу»
Вы можете формировать привычку от 18 до 254 дней. Вот от чего все зависит

Спецпроект DK.RU «Кто строит Екатеринбург»

Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.