Подписаться
Курс ЦБ на 04.07
70,49
79,22

«Ситуацию мог бы исправить рост доходов населения, но наши прогнозы не так оптимистичны»

11 722
«Ситуацию мог бы исправить рост доходов населения, но наши прогнозы не так оптимистичны»
Иллюстрация: pixabay.com

Россияне всего за 5 лет перешли от уверенного накопления к вынужденному кредитованию. В 2020 году, судя по всему, потребительский спрос спасут только кредиты, которые люди будут брать на все. МНЕНИЕ.

В наступающем году кредиты, видимо, останутся единственным «спасательным кругом» для потребительского спроса, пишет Forbes. Потребительский сегмент в России вплоть до 2015 года опирался на рост доходов населения, два года назад доходы сменили кредитные ресурсы, чего ждать дальше? Станислав Мурашов, макроаналитик АО «Райффайзенбанк», так видит ситуацию:

— Исторически российский потребительский сегмент привык полагаться на свои доходы. В совсем ранние времена новой России (с начала 2000-х) рынок розничного потребкредитования еще только формировался: банкам выгоднее и понятнее было работать с корпоративными заемщиками, и розница занимала не очень большую долю в портфеле кредитов (менее 15%). Населению было сложнее получить кредиты, чем сейчас, да и ставки по ним были очень высоки. Кроме того, и желания брать кредиты при стабильно растущих доходах у населения было не так уж и много.

Так, до 2008 года реальные располагаемые доходы в среднем росли на 10-15% в год, что позволяло активно сберегать: рублевые вклады физлиц в реальном выражении до 2008 года росли на 30-40%.

В итоге кредитный фактор в масштабах всего потребительского сегмента не оказывал столь важного влияния, и даже после кризиса 2008 года и активного роста потребкредитования в структуре финансирования расходов по-прежнему доминировали именно доходы.

Однако после кризиса 2015 года ситуация сильно изменилась: как мы полагаем, это первый за последние годы кризис, издержки которого легли в большей степени на потребителей, а не на корпоративный сектор и/или бюджет, как, например, в 2009 году. Достаточно сказать, что просадка доходов населения в 2009 году, несмотря на глубокое падение экономики, оказалась небольшой и продлилась недолго, а в 2015 г. при относительно небольшом падении ВВП эффект в виде стагнации доходов ощущается и по сей день. Да и в целом выход из рецессии 2015 г. затянулся: как мы понимаем, отсутствие уверенности в отскоке цен на нефть до $100/барр. (как в 2010 г.) и санкции вынудили российские власти переключиться в «защитный» режим бюджетной политики, что лишь ухудшило перспективы восстановления потребительского сектора, а потенциал для роста доходов населения существенно снизился.

Читайте также: Пострадают застройщики. Центробанк хочет ужесточить выдачу ипотеки закредитованным людям

Конечно, с момента окончания рецессии (конец 2016 — начало 2017 года) население проходило эпизоды временного всплеска доходов (единовременная пенсионная выплата 2017 г., предвыборное повышение зарплат бюджетникам в конце 2017 — начале 2018 г.), но все же в основном доходы стагнировали. Какое-то время после кризиса это не так заметно влияло на общую картину, но уже с 2017 г. доля доходов в финансировании расходов упала до 70%, уступив место кредитным ресурсам. Кроме того, скорость роста сбережений стала падать: какие-то домохозяйства в отсутствие роста зарплат вынуждены были сократить свои отчисления на сбережения, а какие-то, видимо, и вовсе начали «проедать» накопленное.

В целом сокращение депозитов характерно для кризисных периодов (такое происходило и в 2009 г., и 2015 г.), однако сейчас, когда рецессии формально нет, темп роста депозитов находится, пожалуй, на минимальных уровнях за все некризисные годы.

На первый взгляд, проблемы вроде бы нет — ни в усилении роли потребкредитования, ни в сокращении роста депозитов (тем более в условиях, когда ключевая ставка продолжает снижаться). Формальные метрики не выглядят устрашающе: доля платежей по кредитам в расходах населения невысока (4-5%, а до кризиса 2015 г. было больше), просроченная задолженность составляет ~5% и снижается, а закредитованность (отношение задолженности по рублевым кредитам к годовому доходу потребителей) составляет менее 30%, тогда как в других странах этот показатель выше.

Впрочем, в действительности эти сухие цифры не показывают, насколько далеко еще потребкредитованию до настоящих проблем.

Также не совсем ясно, можно ли напрямую сравнивать метрики для разных стран: возможно, такой уровень закредитованности для России уже достаточно высок, с учетом того, что основное кредитное бремя лежит на малообеспеченных слоях населения. Помимо этого, обеспокоенность экономистов связана с тем, что большинство этих метрик, хотя и находятся на приемлемых уровнях, растут, что является негативным сигналом. Так, та же самая закредитованность находится на многолетних максимумах, и даже в период кредитного бума (2011-2013) она была ниже (доходя до 23%). Качество портфеля также снижается: доля проблемных и безнадежных ссуд в системе — на максимальном с 2009 г. уровне (12%). Наконец, растет и доля платежей по кредитам в расходах населения (притом что ставки по потребкредитам не растут).

Ситуацию мог бы исправить рост доходов населения в будущем, но на этот счет наши прогнозы далеко не оптимистичны, особенно с учетом уже произошедшего повышения НДС и пенсионного возраста.

Как минимум, проблема состоит в том, что в отличие от майских указов 2012 г. (ключевой целью которого была социальная поддержка, в частности, повышение зарплат бюджетникам) фокус инаугурационных нацпроектов 2019-2024 гг. — на инфраструктурные инвестиции. Новый майский указ не содержит ни слова про повышение пенсий и/или зарплат. Траты из ФНБ также не смогут напрямую улучшить ситуацию с доходами населения. В итоге они в ближайшие годы в лучшем случае получат лишь косвенную поддержку от роста бюджетных расходов.

По этой причине как минимум в наступающем году кредиты, по всей вероятности, останутся фактически единственным спасательным кругом для потребительского спроса.

Самое читаемое
  • «Никакого запроса на перемены у нас нет, и нас всё в целом устраивает», — Евгений Енин«Никакого запроса на перемены у нас нет, и нас всё в целом устраивает», — Евгений Енин
    14 753
  • «Мы получили гораздо более худшую Конституцию и существенное нарушение социального мира»«Мы получили гораздо более худшую Конституцию и существенное нарушение социального мира»
    17 743
  • Фитнес-клубы бьют тревогу. После открытия в залы вернулась только треть клиентовФитнес-клубы бьют тревогу. После открытия в залы вернулась только треть клиентов
    14 786
  • «Путин получит нужные ему цифры». ЦИК подводит первые итоги голосования по поправкам«Путин получит нужные ему цифры». ЦИК подводит первые итоги голосования по поправкам
    16 929
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.