Подписаться
Курс ЦБ на 23.09
72,88
85,48
Деловой квартал/Справочник/Веб-разработчики/Как заработать в интернете в Екатеринбурге

Как заработать в интернете в Екатеринбурге

Интернет - величайшая база для роста нового бизнса. Однако, многие могут задаться вопросом: и как заработать в интернете в Екатеринбурге? В 2011 г. в Екатеринбурге начали работу сразу два венчурных инвестфонда, помогающих заработать в интрернете, ориентированных на ИТ-стартапы. В январе Леонид Волков открыл «Прожектор», а в декабре Дмитрий Калаев — RedButton Capital.

 

«Деловой квартал», № 23 (833) от 18 июня 2012 г., стр. 24-25

По словам управляющего партнера RedButton Capital Дмитрия Калаева, в Екатеринбурге ситуация уникальная: в любом другом регионе за МКАД нет ни одного частного венчурного ИТ-инвестора. «Есть московские фонды, которые работают с регионами. В прошлом году, например, генеральный директор венчурного фонда «Главстарт» Аркадий Морейнис объехал всю страну, лично отсмотрел 4 тыс. проектов и вложился всего в десять. Получается, на 400 проектов готовых к инвестированию команд — только одна. Поэтому с точки зрения бизнеса появление сразу двух региональных инвестиционных ИТ-фондов — это нонсенс», — отмечает он. При этом в Екатеринбурге есть и бизнес-ангелы, помогающие заработать в интернете — они вкладывают в стартапы личные деньги и время без создания специальных компаний. Впрочем, г-н Калаев убежден, что о конкуренции говорить не приходится. Напротив, разные игроки развивают рынок и создают приток проектов плюс могут объединять усилия в соинвестировании и экспертной оценке проектов.

Как отмечает Дмитрий Калаев, Екатеринбургу есть чем гордиться: ряд федеральных ИТ-компаний, задавшихся вопросом как заработать в интернете в Екатеринбурге, начинали свой бизнес именно здесь: «У нас много хороших программистов, которые разрабатывают интересные проекты или просто генерируют идеи, но не могут их воплотить из-за отсутствия средств или навыков ведения бизнеса. Обратиться им некуда. Крупные инвестфонды готовы вкладываться на зрелых стадиях, а правительственные гранты раздаются ограниченному числу команд. Скажу больше: получение грантов превратилось в отдельный бизнес, когда профессиональные фандрайзеры составляют бизнес-план таким образом, чтобы почти стопроцентно заработать в интернете. На этом, впрочем, все и останавливается: человек просто забирает деньги и стартапом не занимается. Парадокс в том, что правительство дает гранты, но не следит за тем, создается потом работающий бизнес или нет, а только контролирует законность соответствия расходов заявленным статьям. Поэтому идеальный вариант для настоящих стартаперов — это посевные венчурные инвестфонды, которые заинтересованы в появлении бизнеса и добавляют к деньгам свои связи и опыт».

Работа RedButton Capital включает три базовые составляющие: сделать прототип, вывести его на рынок и добиться органического прироста пользователей. Последняя предполагает, что сервис специально не рекламируют, но информация о нем распространяется по сарафанному радио— через блоги и соцсети. При этом фонд ориентируется только на сегмент C2C. Кроме г-на Калаева, партнерами в RedButton Capital стали Сергей Вахонин, директор и основатель компании ACS, Сергей Показаньев, основатель ГК «АСК», Евгений Шароварин, ИТ-продюсер (в прошлом — совладелец ГК «АСК»), и Алексей Костарев, соучредитель компании i-Jet Media. Объем фонда — $1 млн, и это личные деньги партнеров, внесенные на паритетных условиях. Привлеченных средств фонд не использует. «Сперва мы хотели привлекать деньги, когда планировали, что объем фонда составит $5 млн. Но поняли, что нам не найти столько проектов. Потому что проблема на рынке не в деньгах, а в стартапах, которые можно развивать как бизнес. И мы посчитали, что с таким объемом правильнее оперировать собственными деньгами», — комментирует Дмитрий Калаев.

Почему вы решили стать инвестором?

— В прошлом году я с другими уральскими айтишниками, многие из которых затем вошли в RedButton Capital, посетил Израиль. Это была рабочая поездка, мы изучали, как там устроена венчурная индустрия. В Россию вернулись переполненные идеями и желанием создать собственный фонд. Внешние факторы складывались в нашу пользу: я завершил работу в министерстве экономики, Евгений Шароварин и Сергей Показаньев выходили из своих бизнесов. В общем, у нас на руках были деньги, которые можно было использовать. В мае мы начали обсуждать этот проект, к сентябрю сформировалась окончательная команда из пяти человек. В декабре — получили документы на регистрацию юрлица и начали работу.

Были и другие участники, которые затем вышли из фонда?

— Да. Сначала у нас был плавающий состав. Мы приглашали еще несколько партнеров. Например, председателя совета директоров компании NAUMEN Александра Давыдова. Но у него были собственные проекты, которые он курирует в формате, близком к венчурному, внутри своей компании. Поэтому в окончательный состав RedButton Capital он не вошел. Было еще несколько людей, с которыми у нас возникла внутренняя несовместимость. Венчурный инвестфонд — это как свадьба. Когда мы вместе работаем над проектом, а это как минимум два года, то не можем разойтись, иначе проект не состоится. Поэтому если есть личная неприязнь или недоверие, то тогда лучше вместе не работать. Так же дело обстоит и со стартаперами. Например, если приходит команда и нам нравится проект, но люди не цепляют, мы, скорей всего, откажем.

Уже были такие случаи?

— Пока нет. Но однажды к нам приходил стартапер с идеей сделать сервис знакомств для геев. Мы даже провели небольшой анализ, посмотрели рынок и поняли, что ниша пустая. С точки зрения бизнеса это привлекательный сегмент. Но мы ему отказали. Не потому, что имеем что-то против нетрадиционной ориентации — в конце концов, это личное дело каждого. Но способствовать распространению гей-движения не хотелось бы. Этот пример, кстати, показательный: посевные инвесторы в первую очередь думают не о деньгах, а о том, как изменить мир. Предложить что-то, чего раньше не было, но чтобы это приносило пользу. В этом заключается особенность всего рынка C2C: технического ноу-хау здесь нет, но есть определенная польза. Иначе как объяснить популярность таких сервисов, как Twitter и «Групон».

Сколько проектов сегодня в работе?

— Тех, которые прошли инвесткомитет, семь. Всего мы планируем взять 20 стартÂапов — по четыре на каждого партнера. Главное тут — качество, а не количество. Так, одна идея, за которую мы готовы были взяться, уже отпала: ее команда сама приняла решение заниматься другими вещами. Если у стартаперов пропал запал — с этим уже ничего не сделаешь. Зато в другом проекте уже есть опцион стороннего фонда: инвесторы посмотрели проект, заинтересовались и предложили вложиться, когда он достигнет определенной стадии роста. В каждом из наших проектов мы берем больше блокирующего пакета, но меньше контрольного — основная инициатива в проекте должна оставаться у предпринимателя, а не у венчурного фонда.

Какие проекты курируете лично вы?

— Сейчас я работаю над проектом, связанным с вторичным рынком автомобилей. Он пока на стадии прототипирования, запуск планируем этим летом.

А есть расчеты, сколько времени нужно для получения первых результатов с момента запуска стартапа?

— Мы рассчитываем, что они должны появиться через шесть месяцев. К этому времени юзеры начинают пользоваться сервисом — либо не начинают. В любом случае наступает ясность. Если интереса через полгода нет, это становится сигналом к тому, что проект надо трансформировать. Например, мы запустили сервис NomerMail, который позволяет отправлять на мобильные номера файлы, используя виртуальное хостинг-хранилище. Тут от момента запуска до выхода в тираж прошло всего 2,5 недели. Сначала была хорошая обратная связь, отзывы хорошие. Но люди массово сервисом не пользовались. То есть отличной идеи, чтобы заработать в интернете, оказалось мало. Сейчас мы ее переформулируем и, если эксперимент получится, передадим более крупному фонду, если же нет — оставим проект. Вообще, основное в стартапе — это умение разворачивать бизнес-модель и быстро ее тестировать рынком, а также вовремя понять, когда стоит остановиться.

Как вы планируете монетизировать стартапы?

— Есть несколько вариантов. Какие-то сервисы мы запускаем платными, другие построены по модели Facebook или Twitter: никакой монетизации, пока нет притока постоянных юзеров. Дело в том, что с течением времени сервисы становятся все более ценными для людей, и от них все сложнее отказаться. В этот момент сервис становится платным или частично платным. Но вообще-то мы планируем зарабатывать на передаче проектов крупным фондам. Конечно, такой бизнес несет много рисков. Но если сервис выстреливает, он поможет заработать в интернете большие деньги. Например, первые инвесторы заработали на Skype в 1 000 раз больше, чем вложили изначально. Поэтому проекты мы будем передавать дальше, но выходить из них не планируем.

О каких фондах идет речь?

— О фондах, которые инвестируют в C2C. Например, Almaz Capital. Но вообще, нам интересны партнеры, которые одной ногой стоят на Западе. Несмотря на то что мы начинаем работать на российском рынке, проекты стараемся форматировать так, чтобы они могли быть растиражированы за рубежом.

А как же западные инвесторы?

— Как бы западные фонды ни стремились входить в нашу страну, они не инвестируют в российские проекты на ранних стадиях — для иностранных фондов это слишком мелкие и рискованные инвестиции, и они склонны ждать, когда в проекте появится подтвержденный денежный поток, измеряемый миллионами или десятками миллионов долларов.

Планируете ли вы в будущем заниматься инвестициями в проекты на зрелых стадиях?

— Если смотреть далеко вперед, то я не исключаю, что объем фонда будет увеличиваться. И тогда от посевной стадии мы, возможно, перейдем к инвестициям в работающие сервисы. Венчурные инвестиции лично для меня на сегодня представляются самым интересным бизнесом — мне нравится создавать что-то новое, а партнер венчурного фонда участвует в становлении сразу нескольких новых проектов. За других партеров RedButton Capital я говорить не могу, ведь все в жизни меняется: кто-то может потерять интерес и выйти из фонда. Сейчас у нас есть определенный план на ближайшие 2-3 года. О более долгосрочных перспективах говорить пока не приходится.

Новости

«Светофор» за полгода открыл более 800 точек — половину всех новых магазинов в стране«Светофор» за полгода открыл более 800 точек — половину всех новых магазинов в стране
Forbes составил рейтинг «королей кэша» — российских бизнесменов с реальными деньгами
Жаркое лето и затяжные дожди в России ударили по американскому производителю фастфуда
Сад у «Косого дома» завоевал «серебро» на самой известной цветочной выставке в мире
Свердловская область стремительно теряет компании с иностранным участием
Региональные клиенты ВТБ получили по программе «семейной ипотеки» свыше 2 млрд руб.
Двухэтажный особняк на ул. Ленина выставлен на торги

Бизнес

Уральский изготовитель бурильных труб увеличил выработку благодаря нацпроектуУральский изготовитель бурильных труб увеличил выработку благодаря нацпроекту
Возможность роста: кто из работодателей Екатеринбурга вкладывается в обучение сотрудников
Почему топ-менеджеры девелоперских компаний едут из столицы на Урал
«Это рядом с месторождениями нефти и газа». На TNF представили Богословский парк
«Развитие бизнеса в Екатеринбурге — наш приоритет»
«Охотники за головами» отмечают юбилей. Как изменились технологии поиска кадров за 30 лет
«Газпром нефть» запустила крупнейший топливный терминал на Урале

Свое дело

«Проблем хватает, но оптимизм с нами». Как устроено уникальное производство манипуляторов«Проблем хватает, но оптимизм с нами». Как устроено уникальное производство манипуляторов
«Нужен не инвестор, а репутация». Как небольшому предприятию стать поставщиком «Газпрома»
«Когда франчайзи-партнер повзрослеет и захочет свой бизнес, надо постараться его удержать»
«Ценники уже никогда не будут прежними. В следующем году стройка станет еще дороже»
В 2000-х путешествия были доступны только богатым. Сейчас туризм вернулся на тот уровень
«Рынок промышленного производства вызывает у меня ассоциации с Диким Западом»
«Кондитер, организатор мастер-классов, амбассадор». Как в 17 лет зарабатывать по 100 тыс.

Качество жизни

Русская недвижимость Билла Гейтса, 40 млрд за детище Батуриной и школы-высотки на УралеРусская недвижимость Билла Гейтса, 40 млрд за детище Батуриной и школы-высотки на Урале
Анна Гороховская — о цене дизайнерского интерьера и заблуждениях заказчиков
«Нашим выпускникам никогда не скажут: “Забудьте все, чему вас учили в вузе”»
«Дом есть, но его как бы нет». Где строить, чтобы ваш особняк не превратился в призрак
Девелопер, построивший «Ривьеру», вложил более 600 млн руб. в старинное здание
Экошоп, поддержка ЗОЖ и инклюзивные проекты. Как МЕГА заботится об экологии
«Многие собственники боятся конфликтных арендаторов». Как снять квартиру в Екатеринбурге

Мнения

«Мотивация Умного голосования — поднасрать «Единой России» и увидеть плачущего Шойгу»«Мотивация Умного голосования — поднасрать «Единой России» и увидеть плачущего Шойгу»
«Больше денег регионам! Вот это был бы правильный лозунг для правых» — Дмитрий Орешкин
«Я не понимаю, на чем держатся рейтинги «Единой России» — Илья Гращенков
«Узкому кругу собственников, тесно связанных с государством, демонополизация невыгодна»
Нелегкий путь в Европу, или как инвестору на Руси жить непросто
Не труд сделал из обезьяны человека, а потребление мяса — Станислав Дробышевский
Дерипаска: «Нам нужна суверенная финансовая система. Без иностранных денег ее не создать»

Лайфхаки

«В России абсолютный кризис компаний мечты. Никто не говорит про изменение мира»«В России абсолютный кризис компаний мечты. Никто не говорит про изменение мира»
«Задумался: "Если не суечусь, чувствую себя плохим". Получил глобальную установку от мамы»
«Малые дозы яда дают нам иммунитет». Чем полезны токсичные люди
Огромная прибыль и ассортимент на любой кошелек. Как растет fashion-ритейл в России
Нестабильность прожитых дней: три способа изменить то, что вас беспокоит в прошлом
Не выполнил план, причинил материальный ущерб? Как оштрафовать сотрудника легально
Меньше 7000 вредно, больше 10 000 — страшно. Сколько же нам нужно ходить пешком
Смотрите также в рубрике «Веб-разработчики»
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.