Подписаться
Курс ЦБ на 07.08
73,03
86,61

За семью печатями.Рынок полиграфических услуг

Кто есть кто Уровень развития полиграфии в отдельно взятой стране прямо пропорционален уровню ее экономики и вообще культуры. Это связано как с потребностью в качественной печати, которая возникает

Полиграфия — немножко все-таки вещь в себе. Этакое параллельное пространство, в котором происходят таинственные вещи, малопонятные для непосвященных. Все бы ничего, если бы нам периодически не приходилось прибегать к его услугам по превращению белых листов бумаги в живые картинки. И удивляться, когда картинки получались не столь живыми, как нам хотелось. Понятно, что когда вы уже осознали, что срочно нуждаетесь в тираже визиток или буклетов, следует снять трубку телефона и позвонить. Но вот куда? Ни справочники, ни соответствующий раздел “Пульса цен” не проясняют картину, поскольку не совсем понятно, кто и что стоит за всеми этими названиям. А тут ещё Новый Год на носу, некогда разбираться. Вот мы и решили провести собственное мини-расследование и попробовать набросать хотя бы общие контуры этой неведомой страны.

Кто есть кто

Уровень развития полиграфии в отдельно взятой стране прямо пропорционален уровню ее экономики и вообще культуры. Это связано как с потребностью в качественной печати, которая возникает лишь на определенной стадии, так и со способностью эту потребность удовлетворить. Поэтому в качественном отношении отечественная полиграфия вплоть до последнего времени мало что могла противопоставить своей зарубежной сестре.
Зато количественно мы были на уровне (положение самой читающей страны в мире обязывало). По словам директора Печатного дома “Формат” Андрея Попова, например, в 1989 году на территории Свердловской области числилось 329 типографий и множительных участков. Самыми крупными были “Уральский рабочий”, “Полиграфист”, “Картографическая фабрика”, “Фабрика беловых и канцелярских изделий” (СФАБИ, на тетрадках которой все писали в школе), “Планета” (выпускавшая открытки для всей страны), а также типографии в Верхней Пышме и Березовском. Они живы и поныне и даже в какой-то степени сохранили свою специализацию: для “Уральского рабочего” это прежде всего книги и газеты (85% от общего вала), для “Полиграфиста” — этикетка и упаковка (75%), для СФАБИ — тетради и коробки. Правда, у “Картографической фабрики”, несмотря на название, карты на сегодняшний день составляют всего 15% от всей продукции, а определяющим направлением стали журналы и брошюры. Типографии в Верхней Пышме и Березовском сохранили определенные объемы газетного производства.
Однако переход в рыночную стихию не все государственные типографии (“Полиграфист” достаточно быстро акционировался) перенесли хорошо. На сегодняшний день для них характерно, во-первых, значительное превышение потенциальной производительности над реальной (при всей серьезности оборота некоторых из них, в первую очередь “Уральского рабочего” и “Полиграфиста”, потенциальная производительность оборудования того же “Уральского рабочего”, по словам директора филиала представительства “Heidelberg” Дмитрия Ермакова, равна производительности всех остальных местных типографий, вместе взятых), во-вторых, солидный возраст и изношенность оборудования и, в-третьих, достаточно пассивная маркетинговая стратегия. Основные производственные мощности “Планеты”, например, по сей день находятся в Белоруссии, а главной продукцией остаются почтовые открытки, которые давно никому в прежних количествах не нужны.
Все это привело к тому, что в 90-х начался процесс отвоевывания вновь возникающими частными типографиями рынка у государственных. Первой ласточкой стал “Формат” (1991 год), потом последовательно образовались “Союз” (1992), “АСМ-офсет” (1993), “Уралтранс” (1994), “Фабрика цвета” и “Лазурь” (1997) — количество частных печатен стало расти в геометрической прогрессии. Большинство из них развивались по одному и тому же сценарию: одна-две небольшие поношенные машинки (чаще всего бывшие ведомственные), зарабатывающие деньги на более приличное оборудование, — и постепенно наиболее грамотные из них превратились в крупные предприятия, определяющие облик сегодняшней местной полиграфии.
Однако вплоть до последнего времени типографии Екатеринбурга выпускали в основном продукцию по мировым меркам значительно ниже среднего уровня качества. В результате те, кто хотел получить нечто более приличное, вынуждены были обращаться за рубеж — в основном в Финляндию. При этом, что любопытно, для Европы финны вовсе не являются авторитетами в области полиграфии (поэтому многие финские типографии были чуть ли не полностью ориентированы на Россию — и заметно пострадали от нашего кризиса). Объясняется это историческими причинами — традиционными поставками СССР в Финляндию леса, из которого финны потом делали бумагу и печатали на ней себе и нам. Свою роль в ориентации на “за границу” сыграли и льготные пошлины на ввоз многих видов готовой полиграфической продукции, когда она получалась чуть ли не дешевле, чем чистая бумага из той же Финляндии. Сегодня ведущие типографии Екатеринбурга, обзаведясь приличным по мировым стандартам оборудованием и научившись выдавать более конкурентоспособную продукцию, делят как раз этот сегмент рынка — стараются перехватить заказы, традиционно уходившие “за бугор”.

Местная экзотика

Если в Европе типографии четко специализируются на какой-то конкретной продукции, то характерной чертой российских типографий смело можно считать универсальность. С этим связано, например, недостаточное обеспечение оборудованием для послепечатной обработки продукции — фальцовки, переплета, листоподбора и пр. — денег на все просто не хватает. Другой местной особенностью является изначальная ориентация активной части рынка на рекламно-представительскую продукцию, поэтому в екатеринбургских типографиях преобладают скоростные малоформатные машины (формата А3, А3+, максимум А2 — тогда как в мире однозначно лидирует А1), которые более оперативны и рентабельны на малых тиражах. Любопытно, что кризис своеобразно сместил акценты, в разы сократив секторы объем рекламно-представительской и издательской продукции и резко повысив озабоченность типографий промышленным сектором (этикеткой и упаковкой).
Вообще же екатеринбургский рынок полиграфических услуг, по единодушному мнению всех экспертов, считается весьма продвинутым — особенно очевидно это в сравнении с соседними региональными рынками. В Челябинске и Перми преобладает госсектор, представленный небольшим числом крупных типографий, а Тюмень находится вообще на стадии формирования спроса. В Екатеринбурге конкуренция выше в разы (особенно сейчас) — а соответственно, более разнообразное предложение, высокие темпы развития и качество исполнения.
Но это только в сравнении с прочей провинцией. Если же иметь в виду статус “третьей столицы”, сразу становятся наглядными некоторые “недоработки”. Это проявляется, например, в обозначении термином “цветоделение” всего цикла предпечатной подготовки (тогда как он подразумевает совершенно конкретную операцию разложения на триадные цвета, являющуюся лишь одним из этапов этой самой подготовки). Кроме того, отсутствует серьезная учебная база для подготовки специалистов-печатников — есть лишь СПТУ-42, вплоть до последних лет обучавшее азам высокой печати, практически вышедшей из употребления. Соответственно, квалифицированный персонал оказался одним из самых “узких мест” полиграфического процесса (особенно после появления более современных и сложных моделей машин). Климатические условия эксплуатации этой сложной техники соблюдаются, прямо скажем, далеко не с должной строгостью — а это напрямую сказывается на предельно возможном качестве конечного продукта.

Железо

Что касается печатных машин, то в мире сегодня безоговорочно лидируют немецкие производители печатных машин — а именно “Heidelberg”, “MAN-Roland” и “KBA”. Они занимают около 70% мирового рынка. Что касается российского рынка, то здесь картина иная — львиную долю печатных машин составляют чешские (DST и ADAST — торговые марки Polly, Dominant и суперпопулярный в Екатеринбурге Romayor, в большом количестве поставлялись в Россию по линии СЭВ) и восточногерманские (Planeta — один из заводов фирмы KBA, выпускавший эти машины — после войны оказался в ГДР и стал поставлять технику в СССР), “Heidelberg” занимает лишь около 10% рынка.
В Екатеринбурге машин фирмы “Heidelberg” довольно много (в основном GTO и Speedmaster — всего 28 красочных секций, из них 10 — в “Формате” и 7 — в “Уралтрансе”), встречается также техника японских фирм “Sakurai” и “Komori” и американской “AbDick”, однако количественно преобладает все же чешская. К оборудованию высокого класса относят в первую очередь машины фирм “Heidelberg”, “MAN-Roland” и “KBA” (правда, что касается “Planeta” фирмы KBA, то большинство из них уже немолоды), далее можно поместить японские и американские. Чешская техника замыкает список — и если “Polly” последних моделей способны при квалифицированном управлении выдавать довольно качественную продукцию, то “Dominant” и “Romayor” по вполне объективным характеристикам относятся к классу более низкокачественной техники. “Dominant” при должной квалификации печатника и настройке может печатать неплохо (пример — продукция фирмы “Миком”), тогда как “Romayor”, столь распространенный в екатеринбургских типографиях, — вообще отдельная песня. По своему строению это, безусловно, офсетная машина, но некоторые специалисты не склонны считать ее таковой, относя скорее к оперативно-множительной технике. Для полноцветной полиграфии, на которую их в свое время по велению рынка переориентировали, возможностей “Romayor” явно не достаточно. Зато получается дешево — и если на “Romayor”ах печатают цвет, значит, это кому-нибудь нужно.

Выбирай, но проверяй

Выбор в каждом конкретном случае конкретной двери для “постучаться” должен быть по крайней мере осознанным. Он определяется многими факторами — но в первую очередь двумя: тиражом заказа и специализацией той или иной типографии. Как же выглядит в общих чертах структура местного полиграфического рынка?

Большие тиражи
С более-менее крупным тиражом (от 2-3 тысяч экземпляров) стоит не раздумывая обращаться в ведущие офсетные типографии. Они же могут быть отнесены к группе наиболее качественных производств, но маленькие тиражи на больших машинах оказываются не совсем рентабельными.
Среди лидеров эксперты единодушно называют “Лазурь”, “Союз”, “Уралтранс”, “Полиграфист”, “Фабрику цвета” и “Формат” (все списки здесь и далее приводятся в алфавитном порядке). Действительно, если не учитывать “Уральский рабочий” (который все-таки больше ориентирован на книги и газеты), то рынок полноцветной полиграфии делят сегодня именно эти персонажи. Они же, безусловно, лучше оснащены техникой (именно в “Уралтрансе” и “Формате” стоят пятикрасочные “Спидмастеры” фирмы “Heidelberg”). Что касается специализации, то сегодня она не столь очевидна, но все-таки есть. “Фабрика цвета”, например, позиционирует себя в первую очередь как промышленную типографию, ориентированную главным образом на многотиражную этикетку и упаковку. Основным конкурентом здесь является Печатный дом “Формат”. При этом “Формат” единственный в городе имеет лицензию Минфина на печать ценных и псевдоценных бумаг. “Союз” в большей степени ориентирован на рекламно-представительскую продукцию и славится именно аккуратным и ровным качеством. Издательский дом “Уралтранс” специализируется на рекламно-представительской и издательской продукции, а “Лазурь” всегда была известна своими журналами. Что касается качества печати, то в целом все они способны выдавать примерно одинаковый, достаточно высокий уровень качества. Что, собственно, и делают.
Отдельного разговора заслуживает флексография. Она считается разновидностью высокой печати и позволяет печатать на самых различных материалах (бумаге, картоне, пленках, фольге), что делает ее весьма подходящей для производства этикетки и упаковки. Готовая продукция производится в рулонах, что позволяет автоматизировать процесс наклеивания этикетки на изделие. Разрешающая способность флексографии ниже, чем у офсета (хотя и выше, чем у шелкографии), но для этикетки такого разрешения обычно вполне достаточно. На местном рынке флексографией занимаются “Авантаж-1” (в Екатеринбурге, специализируется на этикетке) и “Циркон” (в Реже, упаковка). В то время как местные офсетные типографии буквально рвут друг у друга из рук заказы на большие тиражи этикеток,
“Авантаж-1” уже давно перерос региональный уровень (география заказов – от Москвы до Владивостока) и печатает свыше 120 млн этикеток в месяц. Цены колеблются от 30 до 70 руб. за кв. м. Единственный недостаток – новые, нестандартные штанцевальные формы приходится заказывать в Германии, что отрицательно сказывается на ценах и сроках.

Оперативная полиграфия
Для тиражей ниже 2-3 тысяч экземпляров в мире существуют разные новые технологии. Например, так называемый “сухой офсет”, в отличие от “традиционного” не использующий увлажняющих жидкостей, что позволяет добиваться более высоких качественных характеристик. Или “цифровой офсет”, работающий без фотоформ, как принтер, то есть совсем не имеющий ограничений снизу по тиражу — можно делать хоть одну копию. Но в Екатеринбурге ни та, ни другая технологии, к сожалению, пока не представлены (и вряд ли появятся в ближайшем обозримом будущем). Поэтому на местном рынке сложилась весьма занятная ситуация — сектор небольших тиражей (от 300-500 экз. до 3 тысяч) заняли мелкие типографии, имеющие такое же традиционно-офсетное оборудование, но классом попроще или постарше возрастом, что позволяет им держать более конкурентоспособные по сравнению в большими цены. Преобладают вышеупомянутые чешские машины — и особенно многочисленны Romayor’ы. (В целом, естественно, это влечет за собой более низкое общее качество печати, но разброс здесь гораздо больше, чем в первой группе). Однако все это не лишено определенного смысла. Оперативная полиграфия ориентирована на малый и средний бизнес и продвижение начинающего товаропроизводителя. Когда денег еще немного, а рекламировать себя уже нужно. Когда разумный тираж для буклета – 300-500 штук, а для визитки – сотня. В большой типографии над таким тиражом просто посмеются — на одни настроечные экземпляры уйдет в несколько раз больше бумаги, чем на весь заказ. Плюс дорогое оборудование, которое надо окупать, дорогие расходные материалы, дорогие специалисты. Может быть, разумнее отпечатать небольшой тираж в маленькой типографии, где это будет гораздо дешевле и быстрее — особенно, если качество само по себе не является вашей целью. Тем более что крупные типографии тоже порой выдают неровное качество, особенно на малых тиражах.
Другое достоинство оперативной полиграфии – здесь, как правило, занимаются заказчиком в комплексе, от разработки фирменного стиля до изображения этого стиля на футболках и вывесках. Многие из малых типографий являются по совместительству рекламными агентствами. Нередко малые заказы печатаются на своей технике, а большие переразмещаются в крупные типографии. Поскольку рекламным агентствам обычно предоставляются скидки, то клиент обычно ничего на этой операции в денежном плане не теряет. Хотелось бы отметить “Дизайн И.С.”, “Неопринт”, “Крик-центр”, “Русское поле” и, конечно, “Ириду-пресс”. У многих маленьких типографий есть какой-то свой “конек”: например, “Миком” печатает великолепные календарики, а “Русское поле” делает очень оригинальные визитки (не зря их заказывают иностранцы).
Нередко малая типография покупает приличную машину и “стремится стать большой” (“Миком”, “Полилайн”, “Ирида-пресс”). Довольно активно ведет себя на рынке “Солярис”, который заставил потесниться даже некоторых “больших китов”. Старые типографии нередко проигрывают в конкурентной борьбе “нахальным новичкам”, которые буквально бьются за каждого клиента. И эти усилия часто вознаграждаются.
Несколько слов о шелкографии (трафаретной печати), широко распространенной в малых типографиях и рекламных агентствах. Краска наносится на поверхность через трафарет — в самом примитивном случае можно вообще обойтись без специального оборудования, ограничившись одним столом (хотя это не есть хорошо). Трафаретная печать не предназначена для воспроизведения цветных фотографий: растровая точка у нее побольше, чем у офсета. Зато шелкография экономична на малых тиражах, позволяет печатать на разных материалах и получать яркие, насыщенные рельефные изображения. Для некоторых видов продукции – например, для визиток и приглашений – шелкография просто идеальна.

Меньше некуда
Для тиражей ниже 300 экземпляров офсет уже малопригоден — здесь оптимальна печать на цветном принтере или копире (формат до А 3), а также плоттере (широкоформатные изображения). Вообще эти техники по качественным характеристикам (например, разрешению печати) уступают офсету, но в жизни способны выдавать вполне симпатичные изображения. Главное — они работают сразу из файла, то есть не имеют технологически обусловленного взлета себестоимости одного оттиска при уменьшении тиража, а кроме того, сам процесс занимает здесь меньше времени. Одна полноцветная копия на цветном принтере стоит в пределах 12-20 руб.
Этапы большого пути

Технологическая цепочка от идеи до готового тиража, как уже говорилось, состоит из бесчисленного множества этапов. Сначала надо определиться, что это вообще такое будет, потом разработать дизайн, провести фотосъемку, отсканировать полученные оригиналы, грамотно обработать файл, вывести пленки на фотонаборном автомате, протестировать их цветопробой — и уже только потом передавать в типографию, где с них изготовят фотопластины, с которых и отпечатают тираж. В концептуальном же смысле все это многообразие можно собрать в три основные группы: дизайн, предпечатная подготовка (на профессиональном жаргоне “препресс”) и собственно печать в типографии (включая постпечатные операции). Каждый из этих этапов имеет свои особенности и специалистов, “съевших собаку” именно на нем.

Дизайн
Все могут и любят оценивать, “хороший” это дизайн или “плохой”, но объективных критериев (как и в случае с искусством вообще) никто толком определить не в состоянии. Профессионалы говорят, что для них важны два момента: чтобы понравилось самим и понравилось заказчику. Очевидно, что первое не совсем идентично второму — если дизайнерам нравится, как правило, оригинальность и необычность найденного решения (и весьма возможно, что таковое решение и будет потом лучше “работать”), то заказчиков-то уж точно обвинить в излишней радикальности художественных взглядов сложно — им в худшем случае больше импонируют какие-то привычные схемы, а в лучшем — те же привычные схемы с ма-аленькой капелькой нового. Однако не вызывает сомнений, что, во-первых, качество дизайнерской идеи архиважно для эффективности конечного результата, особенно в рекламно-представительской продукции, а во-вторых, несравненно большее внимание этому моменту смогут уделить именно в рекламном агентстве или дизайн-студии, а не в препресс-отделе типографии (хотя некоторые типографии также имеют сильные дизайнерские команды). Поэтому, если заказ важен для вас на все сто процентов, имеет смысл предусмотреть определенные расходы на труд “узких специалистов”.
Они же позаботятся и об исходных материалах для вашего творения — то есть, о фотосъемке. Одно из распространенных заблуждений — недостаточное внимание к качеству оригинала и расхожее мнение о том, что в его качестве вполне могут выступать старые типографские оттиски. В принципе, статистика свидетельствует, что они действительно принимаются в работу, но это скорее от безысходности, чем по доброй воле. Дело в том, что типографский оттиск уже имеет растр, то есть, состоит из точек, полностью избавиться от которых без потери качества невозможно.
Качественными оригиналами считаются даже не фотографии, а слайды (хотя фотография — это уже что-то). В Екатеринбурге есть несколько профессиональных фотостудий, специализирующихся именно на рекламной съемке, и несколько модельных агентств, имеющих в своем арсенале необходимый “реквизит”. Слайд, выполненный этими профессионалами, будет стоить $ 100-150, а с участием модели — не меньше $ 200. Кроме того, дизайн-студии и рекламные агентства сами могут иметь в своем штате фотографа. Это ещё лучше, поскольку при фотосъемке будут сразу учитываться и какие-то особенности офсетной печати. Возможны и другие варианты — например, воспользоваться услугами фотографов-одиночек или снять самостоятельно — но к сожалению, более низкие цены на их услуги чаще всего связаны с более низкой квалификацией и использованием менее качественной аппаратуры.

Кстати, существует вполне легальная возможность сэкономить на слайдах — позаимствовать их из готовых слайд-библиотек, которые имеются у каждой уважающей себя конторы. В этом случае вы платите только за эксплуатацию слайда, не приобретая эксклюзивных прав на него. Но если вам нужен, например, календарик — зачем вам эти права за такую цену?
Предпечатная подготовка
После того, как найдена идея и слайды отсняты, остается все это должным образом довести до ума — перевести в электронную форму, “собрать” и подготовить файл к печати. Все это опять же упирается в весьма недешевую технику, стоимость которой растет прямо пропорционально ее качеству. Поэтому обладают ей немногие.
Сканирование оригиналов — гораздо более ответственный и сложный процесс, чем нам обычно кажется после общения с офисными сканерами. Именно при сканировании закладываются все основные показатели будущей картинки и определяется, сколько изобразительной информации удастся извлечь из слайда и поместить в файл. Поэтому сканеры разительно отличаются друг от друга по качеству и цене. Классность сканера особенно важна при подготовке больших изображений, тогда как для небольших картинок (тех же календариков) достаточно и рядовой техники (хотя и здесь профессиональное оборудование улучшает результат).
Созданный в итоге файл всячески чистится и ретушируется — сегодняшнее программное обеспечение позволяет значительно скорректировать и подправить все, что нужно. По словам специалистов, “вытянуть” можно практически любой оригинал. Главное, что здесь следует помнить, — если предпечатная подготовка выполняется не в типографии, нужно сообщить ответственным лицам, для какой типографии все это делается и при каких технологических условиях будет печататься. Иными словами, предпечатная подготовка должна учитывать все особенности, ожидающие объект в его дальнейшей судьбе, а их превеликое множество.
Готовый файл должен быть выведен на пленки на специальном фотонаборном автомате. Это оборудование имеется далеко не во всех типографиях и препресс-центрах. Здесь появляются магическое слово фотовывода (впрочем, как и офсетной печати в целом) — линиатура. Поскольку миф о том, что линиатура непременно должна быть высокой, относится, пожалуй, к числу самых живучих в полиграфии, попробуем понять, что это такое и с чем его едят.
Итак, полиграфическое изображение состоит из точек. Фотонаборный автомат наносит точку на пленку рядами — линиями. Количество этих самых линий на единицу площади (обычно на дюйм — lpi) и есть линиатура. Но поскольку пленка для каждого цвета своя, и в печатной машине они должны наложиться друг на друга, то, чтобы точки не сливались, линии на пленках одного цвета поворачивают на какой-то градус относительно линий на пленках другого цвета. В итоге точки всех пленок образуют те самые розетки, которые в большей или меньшей степени видны на всех полиграфических оттисках. Соответственно, пафос высокой линиатуры состоит в том, что при больших показателях розетки менее заметны невооруженным глазом, а изображение — более однородно и естественно.
Вся беда в том, что верхние границы значений линиатуры жестко ограничиваются многими факторами — в том числе возможностями фотонаборных аппаратов и печатных машин. Чтобы печатать с более высокой линиатурой, надо добиться меньших размеров каждой отдельно взятой точки. Здесь-то и возникают проблемы — и при пересечении определенного порога ухудшается цветопередача оттиска, поскольку, грубо выражаясь, точки разных цветов начинают наползать друг на друга. Ясно, что цветопередача в данном случае важнее — поэтому нередко и оказывается лучше вывести пленки с меньшей линиатурой и получить потом хороший цвет, чем стремиться к максимуму и испортить его. Способность машины работать с высокой линиатурой — один из важных показателей ее классности. К сожалению, следует признать, что большая часть екатеринбургских машин выдает приличный цвет лишь при линиатуре от 150-175 lpi и ниже. При этом, розетки окончательно перестают беспокоить глаз человека на линиатуре около 200 lpi (проверено лично — А. Г.).
Комплект пленок формата А4 стоит около $ 16-18.


Теперь о цветопробе. Так называется предварительный оттиск с пленок (или прямо с файла — в зависимости от типа пробы), призванный продемонстрировать, как будет выглядеть готовый тираж. Необходимость в цветопробе вызвана тем, что никакими иными способами (вид на мониторе компьютера, распечатка на цветном принтере) невозможно определить истинные цвета — то есть те, какими они станут после печатной машины. Причиной тому множество факторов — начиная с того, что цвет на мониторе компьютера и в печатной машине в принципе получается абсолютно различными способами, и заканчивая тем, что цветной принтер использует совершенно другие краски. Задача цветопробы — максимально имитировать реальные условия тиража, чтобы по полученному пробному оттиску можно было судить, каким будет конечный результат. И в случае серьезных завалов переделать только небольшую часть работы, не перепечатывая тираж в целом.
Цветопроба по способу получения и точности попадания в цвет бывает трех основных видов: печатная, аналоговая и цифровая. Печатная (самая древняя) изготавливается на специальном пробопечатном станке не только с готовых пленок, но уже с готовых пластин практически в чисто “полевых” офсетных условиях — вплоть до конкретного типа бумаги. В итоге результат получается практически идентичен тиражу, но зато в случае выявления серьезных промахов переделывать приходится не только пленки, но и пластины. Для аналоговой цветопробы уже нужны только пленки (цепочка сокращается) — соответственно, переделка обходится дешевле, но и достоверность цвета здесь чуть пониже. Цифровая цветопроба — самая молодая — вообще делается прямо с компьютерного файла, что позволяет без каких-либо дополнительных затрат (кроме стоимости самой цветопробы) переделать его в случае необходимости. Больше всего распространена в Екатеринбурге аналоговая цветопроба, печатная используется уже крайне редко (пробопечатные станки есть в “Уральском рабочем”, “Полиграфисте” и на “Картографической фабрике”). А у цифровой цветопробы, говорят, большое будущее — с каждым готом она становится все точнее и дешевле (кроме того, она более экологична, чем аналоговая).
Вообще говоря, цветопробу лучше делать, чем не делать — кроме всего прочего, она является подписным документом, по которому заказчик может потом с полным правом предъявлять претензии к типографии, если тираж отличается от того, что ему обещалось на цветопробе. Но пока препресс-центры и типографии (особенно на не очень больших тиражах) не настаивают на ней, а заказчики, как правило, экономят на этом деньги. И в этом нередко есть свой смысл — особенно на малых тиражах, когда стоимость цветопробы может оказаться сравнимой с ценой на печать.
Цветопроба стоит в среднем в 1,5-2 раза дороже фотовывода соответствующего формата. Цветопроба листа А4 обойдется вам примерно в $ 30-36. На больших тиражах нередко типографии (например, “Фабрика цвета”) делают цветопробу на собственных началах и совершенно бесплатно.
Печать
Что касается собственно процесса офсетной печати, то, поскольку эта область наиболее закрыта для заказчика и повлиять на нее маловозможно, оставим ее секреты профессионалам. Интересно разве что поговорить о волшебном наборе полиграфических словечек — CMYK (cyan, magenta, yellow, black — голубой, пурпурный, желтый и черный). Они описывают так называемый способ печати триадой, а голубой, пурпурный и желтый называются триадными цветами (основные природные цвета, наложением которых можно получить все остальные, а их — ни из каких других). Соответственно, если все цвета получаются из этих трех (черный добавлен из-за особой его вредности для удобства пользования), то и каждый сложный цвет может быть обратно разложен на основные — что и представляет из себя процесс цветоделения перед печатью. А потом полученные триадные цвета последовательно накладываются (по одному в каждой машинной секции) на бумагу, воспроизводя почти все многообразие красок реального мира. Поэтому, собственно, печатные машины могут состоять из различного количества секций — от одной и выше. Просто на однокрасочной машине придется прогонять один лист четыре раза, на двухкрасочной — два.
В пятую, шестую и прочие секции могут загружаться какие-то дополнительные, уже готовые краски — например, серебряная, золотая, эмаль или лак, а также так называемый “пантон”. Пантоновские краски (от названия фирмы-разработчика) — каталоги готовых оттенков, получаемых механическим смешением базовых пантоновских красок. Это дает больший набор оттенков — и большую яркость, но полноцветную картинку напечатать ими невозможно — зато их часто используют для печати фирменных цветов, оформления фолдеров и т. д.
Объективные критерии качества печати, к сожалению, сформулировать нелегко. Полиграфисты имеют специальные измерительные приборы — денситометры (от английского “плотность”), которые замеряют вполне объективные характеристики оттиска (оптическую плотность краски, процент растискивания и прочие ужасы), позволяющие точно настраивать печатную машину, и типографии, которые серьезно интересуются качеством, обязательно пользуются ими. Но нас интересует, как оценить оттиск “на глаз”. Считается, что неспециалист обращает внимание в основном на два момента — дизайн и общую аккуратность исполнения (отсутствие потеков, явно перевранных цветов, грязи и т. д.). Если быть более внимательным, в первую очередь стоит присмотреться к так называемым “памятным цветам” — цвету человеческой кожи, листвы, неба — оценить правильность передачи которых нашему глазу проще. Другая “лакмусовая бумажка” — совмещение различных цветов на контурах. Если они стыкуются четко, без промежутков и наползания друг на друга — значит, тираж был сделан аккуратно.
В общем и целом качество печати той или иной типографии может зависеть всего от трех основных вещей: класса печатного оборудования, квалификации печатников и технологов и качества используемых расходных материалов (бумаги, красок, химии). И если оценить профессионализм персонала можно, пожалуй, лишь разглядывая прежние работы типографии и расспрашивая имевших с ней дело знакомых, то классность оборудования поддается приблизительной оценке и, так сказать, теоретически. Например, чем меньше красочность машины (то есть, чем больше требуется прогонов), тем сложнее получить качественное совмещение цветов, тем выше должна быть квалификация печатника и т. д.
Приличными расходниками до сих пор остаются лишь импортные — после кризисного взлета цен на валютные товары некоторые типографии пытались попечатать отечественными красками на отечественной же бумаге — ни заказчик, ни машины этого не оценили и не поняли. Бумажная продукция, кроме всего прочего, крайне капризна и восприимчива к условиям окружающей среды, с готовностью меняет свои параметры вслед за температурой, влажностью и чуть ли не уровнем радиационного фона, поэтому тоже нередко оказывается источником не совсем приятных неожиданностей. Все это требует от печатника действительно виртуозного владения своим ремеслом — в противном случае и получается та самая осетрина второй свежести, если только не откровенный брак.

Послепечатная обработка
Полученный из печатной машины тираж представляет собой просто-напросто стопку запечатанных листов, своего рода полуфабрикат. Чтобы превратить их в готовую продукцию, необходима ещё та самая послепечатная обработка. Существует немереное количество ее операций. Разберемся хотя бы с самыми основными.
Резка — название говорит само за себя. Однако в производственных масштабах дело это не столь простое, как может показаться на первый взгляд, особенно если учесть, что все срезы должны получаться идеально ровными. Машины для резки весьма напоминают гильотину. Что не мешает им иметь кучу электроники.
Биговка — двоюродная сестра резки, только здесь картон не прорезается до конца, а лишь продавливается — поскольку без этого его не согнуть так, как надо.
Фальцовка — по-русски говоря, сгибание. Требуется там, где нужны какие-либо перегибы бумаги (буклет, брошюра и пр.). В принципе, может делаться вручную (и делается кое-где), но вообще-то в природе существуют специальные фальцевальные машины — достаточно впечатляющие агрегаты, немногим уступающие по солидности печатным самим машинам.
Листоподборка — складывание листов в тетрадки. Незаменим при производстве брошюр, журналов и вообще всяческой издательской продукции — тут без него как без рук.
Вырубка — позволяет вырезать (вырубать) из листа бумаги или картона изделия с контурами любой сложности. Для этого сначала изготавливается штамп, вставляется в пресс и в прямом смысле слова вырубает из листа поверхность нужной конфигурации. Производство эксклюзивного штампа стоит недешево, поэтому имеет смысл подумать, не подойдет ли для ваших целей какой-либо из уже имеющихся у типографии штампов. Именно таким путем изготавливаются все этикетки сложной формы, коробки, так скругляются уголки календарей и пр.
Тиснение — бывает блинтовое, конгревное и фольгой. Блинтовое — самое простое продавливание материала, образующее ровное углубление. Тиснение фольгой — припрессовка ее к бумаге или картону, в результате чего фольга выглядит, как очень яркая и насыщенная краска. Конгревное тиснение (может быть как с фольгой, так и без) — самая сложная форма — продавливание материала на разную глубину, позволяющее получить рельефное углубление. Основных функций у тиснения две — украшение изделия и защита от подделок, поскольку операция эта дорогая (особенно если применяется фольга) и не по карману “бодяжникам” с их небольшими тиражами (как и вырубка).
Лакировка — скорее должна быть отнесена к процессу печати, поскольку выполняется в печатной машине. Лак может наноситься по всей поверхности листа — а может фрагментами. Играет, в первую очередь, защитную роль, а потом уже облагораживающую (поскольку самый эффектный— УФ-лак — в Екатеринбурге на офсетных машинах до сих пор не делает никто).
Переплет — делается самыми разнообразными способами: шитьем ниткой, проволокой, термоклеем, пружиной и пр.
Ламинирование — припрессовка пленки (с одной или обеих сторон). Те же функции (защитная и облагораживающая). Ламинаторы бывают различных форматов — большие встречаются реже. Операция весьма дорогая, особенно на больших тиражах (из-за стоимости материала).
Послепечатная обработка имеет по сравнению с печатью одну немаловажную особенность — ее себестоимость в пересчете на единицу почти не уменьшается с ростом тиража (поскольку здесь нет изготавливаемых на весь тираж пластин и подготовки печатной машины, расходы распределяются более-менее равномерно). Что и позволяет использовать на больших тиражах различные ее операции в качестве дополнительного средства защиты от подделок.

На чем только не печатают

Существует масса способов нанести изображение на какой-то материал, например, на ткань (для печати флагов, шевронов, надпечатки на футболках, бейсболках, спецодежде).
1. Шелкография (вариант — прямое флокирование).
2. Термоперенос на ткань:
а) трансферная печать (аналог переводных картинок) – изображение нестойкое, годится для оформления разовых мероприятий;
б) печать при помощи специальных пленок флекса и флока (на такой печати специализируются, в частности, фирмы “Мы” и “Прагматика”). Флекс дает прорезиненную поверхность, а флок — бархатистую. Пленки достаточно устойчивы к стирке, но и стоят недешево.
3. Тампонная печать — изображение при помощи эластичного тампона переносится на поверхность любой кривизны. Именно таким способом обычно делают надпечатку на ручках, зажигалках, брелоках и т.п. Кроме того, тампонная печать позволяет делать исправления в уже готовом тираже (например, поменять где-то телефон): это намного дешевле, чем перепечатывать весь тираж.
4. Лазерная гравировка по металлу и гравертон: перенесение изображений на металл и на ткань. Это, пожалуй, самая дорогая техника.
Надпечаткой на сувенирах занимаются многие фирмы (“Анкоридж”, “Бонарт”, “Крик-центр”, “Неопринт”, “Русское поле”, “Семицвет”, “Солярис”, “СТ РОМ” и др.), но самая известная из всех — безусловно, “Прагматика”, которая предлагает потребителю широчайший выбор сувениров, от ручек и зажигалок до эксклюзивных дорогих изделий. В качестве новогоднего подарка читатели “ДК” получают от фирмы “Прагматика” ручки.
За все надо платить

Что касается сегодняшней ценовой ситуации, то она крайне интересна и по-прежнему выгодна для потребителей. В первые послекризисные месяцы типографии, ошарашенные отсутствием заказчиков, наперебой кинулись снижать цены (что привело, по сути дела, к настоящей ценовой войне). Частью это было достигнуто политикой строгой экономии в производстве, частью — за счет снижения уровня рентабельности. Прайс-листов как таковых просто не стало, поскольку скидки не измерялись никакими процентами, а типичной фразой заказчика была “у меня есть вот столько денег, вы согласны, или я пошел?”. Сегодня, в преддверии Нового Года, дела на полиграфическом рынке пошли получше, но несмотря на это, рублевые цены и сегодня ещё, учитывая сезонность, крайне невысоки.

Шесть способов сэкономить

1. Скидки. Их обычно дают рекламным агентствам (10%), крупным заказчикам и постоянным клиентам (5-50%). “Крик-центр”, например, всем своим заказчикам дарит талончик, дающий право на 10%-ую скидку. Скидки бывают и чисто завлекательными: в надежде, что заказчик придет еще раз. Сегодня размер скидок зачастую зависит от настойчивости покупателя и не зафиксирован в прайс-листах; так что стоит торговаться до последнего.
2. Разумный подход к заказу. Обдумайте, какой тираж будет для вас оптимальным и какого качества вы хотите добиться. Если вы призываете покупать итальянскую мебель по каталогу, то среднее качество тут неуместно, а если торгуете рыбой в розницу, то достаточно и удовлетворительного качества.
3. Не использовать “наворотов”: дополнительное лакирование, высечку фигурных календарей, 5-й прогон металлизированной краской. Иногда вообще можно обойтись печатью в 2 краски.
4. Увеличение срока печати. Если вы не станете требовать: “Напечатайте мне 500 календариков к завтрашнему дню!”, ваш заказ просто разместят вокруг чьего-нибудь буклета, и это обойдется вам дешевле.
5. Максимальное заполнение печатного поля: чтобы обрезков оставалось как можно меньше.
6. Правильное определение плотности бумаги: не брать толще, чем нужно, особенно если потом предстоит фальцовка.

Таблица “Цены на услуги типографий” составлена по данным типографий на 7 декабря 1998 года и лишь приблизительно отражает реальное положение вещей. Вместе с тем, данные предоставлялись типографиями как действующие на тот момент цены (доллар пересчитан по курсу 20 руб.), что дает право рассматривать данную таблицу как сводный прайс-лист. Разброс цен в среднем составляет 400-500%, максимальные показатели доходят до 1100%!

Самое читаемое
  • «Собственники были в тихом бешенстве». Как прошло открытие торговых центров? Опрос DK.RU«Собственники были в тихом бешенстве». Как прошло открытие торговых центров? Опрос DK.RU
    34 451
  • Реформа продолжается: Екатеринбургский горздрав ликвидируют, в минздраве новые лицаРеформа продолжается: Екатеринбургский горздрав ликвидируют, в минздраве новые лица
    25 540
  • 5,1 тыс. заболевших, открытие Черногории, минус 500 млрд для РФ. Главное о Covid 4 августа5,1 тыс. заболевших, открытие Черногории, минус 500 млрд для РФ. Главное о Covid 4 авг...
    18 975
  • Алексей Кушнарев назначен заместителем председателя областного заксобрания по бюджетуАлексей Кушнарев назначен заместителем председателя областного заксобрания по бюджету
    19 120
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.