Подписаться
Курс ЦБ на 27.02
74,43
90,37

Хозяйственная Фемида

Для того чтобы дифференцировать юридические компании по ассортименту и качеству оказываемых ими услуг, следует разбить этот рынок на три основных компонента. Юридический супермаркет Первый и на

Несовершенство нашего законодательства, ставшее притчей во языцех, аварийное состояние судебной системы, расцвет коррупции в органах власти и многие другие правовые недуги общества — сегодня это те экстремальные условия, в которых приходится выживать и работать российским юристам. Однако при чрезвычайной зыбкости правовой почвы в стране приходится констатировать тот факт, что рынок юридических услуг Екатеринбурга скорее жив, чем мертв. За последние несколько лет на нем стала просматриваться положительная динамика спроса — о чем во многом свидетельствует существенный прирост числа фирм, оказывающих юридические услуги. При этом высокая их концентрация наблюдается в области хозяйственного права, как наиболее выгодного с финансовой точки зрения.

Для того чтобы дифференцировать юридические компании по ассортименту и качеству оказываемых ими услуг, следует разбить этот рынок на три основных компонента.

Юридический супермаркет

Первый и наиболее крупный сегмент составляют фирмы, предоставляющие целый букет юридических услуг («Созвездие услуг» — рекламный слоган юридической компании «Левъ»). Вектор избирательности такого рода компаний довольно широк. Главный отличительный признак их работы — желание способствовать решению всех проблем своих клиентов, имеющих юридическую сторону и в той или иной степени затрагивающих хозяйственную сферу. Между тем желания, как известно, не всегда совпадают с возможностями. В данном случае, причина такого досадного несоответствия, по мнению экспертов, теоретически может корениться в кадровом вопросе. Схема кадрового комплектования, зачастую не являясь решающим фактором в итогах деятельности большинства местных юридических компаний, вместе с тем оказывает бесспорное влияние на качество их услуг. Исповедуемые «комплексными» фирмами принципы корпоративного устройства напрямую зависят от выбора одной из двух моделей обслуживания клиента.

Первой модели соответствует профессиональная универсальность работников. В поле деятельности каждого из них весь спектр юридических услуг, которые только способна оказать фирма. Нередко заявленная персональная специализация — не более чем условность, необходимая в работе с дотошным клиентом. Как правило, численность персонала в организациях такого типа не превышает пяти человек — что отнюдь не всегда следует расценивать как уровень недостаточного развития фирмы. В равной степени не показательны здесь возраст и опыт компании. К примеру, юридическая фирма «Лазарев и партнеры» существует почти шесть лет; при этом ее руководство считает такую модель работы наиболее адекватной сегодняшнему положению на рынке (см. интервью директора фирмы на стр. 39). С другой стороны, наряду с «Лазарев и партнеры» на екатеринбургском юридическом рынке работает компания «Выбор варианта» с тем же принципом устройства, организованная всего около двух месяцев назад.

Вторая модель представляет собой систему отделов узкой специализации, собранных под единой корпоративной крышей. Именно эта организационная формула, по мнению все большего числа специалистов, отвечает требованиям современного юридического обслуживания. Мода на создание холдингообразных структур, пленившая множество отечественных бизнесменов, не миновала и рынок юридических услуг Екатеринбурга. Сегодня на нем работает несколько пирамидальных юридических компаний («Левъ», «Юрико» «Центр юридических экспертиз», «Налоги России»). Во всем этом чувствуется дух крупных западных корпораций, чье огромное правовое влияние — во многом результат политики дифференцированного кадрового комплектования.

По словам исполнительного директора Центра юридических экспертиз Анджея Сапегина , появление таких фирм — верный знак возросшей конкуренции на местном юридическом рынке. «Любой пробел в ассортименте услуг потенциально чреват для нас обращением клиента к конкуренту — каковую возможность мы и пытаемся исключить. Взять, к примеру, отдел регистрации — прибыли он нам практически не приносит. Однако он периодически бывает необходим для оперативного решения проблем наших клиентов. Поэтому мы решили его оставить».

Штат подобных структур обыкновенно составляет не менее 15-20 человек, при этом всегда имеются потенции к расширению (руководство некоторых фирм даже подумывает о приеме на работу менеджера по персоналу). Но то лишь следствие, тогда как причина — целенаправленная диверсификация бизнеса. Пожалуй, шире остальных горизонты своей деятельности раздвинула корпорация «Левъ», занимаясь среди прочего операциями с недвижимостью, оценкой недвижимости, аудитом и страхованием. Оказание этих экзотических для юристов услуг ген. директор компании Евгений Артюх объясняет желанием обрести на рынке дополнительные точки опоры и одновременно совершенствовать уровень сервиса. «Мы работаем по принципу супермаркета, где клиенту удобно совершать покупки: там он при желании может приобрести все — от хлеба до кухонного гарнитура... От правового обслуживания до страхового полиса».

Каждая из причисленных к вышеописанному типу компаний претендует на роль лидера в местном юридическом бизнесе — что с попеременным успехом демонстрирует своим конкурентам. Это повышает градус конкурентной борьбы на рынке и позитивно сказывается на качестве обслуживания клиентов. Но главное, это благоприятствует открытости такой доселе не доступной клиенту области, как принципы ценообразования юридических услуг. Нередко многие юристы за одну и ту же услугу взимают совершенно различную плату — в зависимости от того, кем оказался клиент и с какой суммой он готов был расстаться. Можно смело сказать о том, что методы «раскруток» клиентов и всякого рода юридических спекуляций сегодня архиактуальны. Однако с некоторых пор на местном рынке практикуется и прямо противоположный подход. Крупные юридические компании отказываюется от «договорных цен» и в интересах клиентов отдают предпочтение работе c прейскурантами. Фирма «Юрико» даже разработала и внедрила план ведения дел своих клиентов, где каждая юридическая процедура и всякий ее элемент подробно прописан и имеет фиксированный тариф.

Узкий профиль

Второй сегмент рынка представляют организации узкоспециализированного толка — выбирающие в качестве профильных преимущественно одно либо два юридических направления. По численности среди них доминируют консалтинговые компании. В уральской столице их насчитывается не менее двух десятков (обзор их доли рынка — тема особая). Наиболее крупной среди компаний узкого профиля Екатеринбурга сегодня следует назвать центр «Налоги и финансовое право». Также немало подобных фирм охотно занимают небольшие ниши — такие, как взыскание задолженностей или, к примеру, регулирование арендных отношений.

К описываемому типу фирм до недавнего времени можно было бы отнести «Налоги России» — эту крупнейшую и широко известную в регионе ассоциацию. При этом, по словам ее директора Дмитрия Серкова, налоги постепенно утрачивает свое доминирующее положение в работе компании. «Узкая специализация может быть выгодной лишь короткое время, но она не устойчива в перспективе. Сегодня у нас в равной степени развиты порядка пяти направлений. И этот комплекс услуг существенно сокращает для нас риск, связанный с переменами в рыночной конъюнктуре».

Адвокаты на все руки

Наконец, последний и весьма специфичный сегмент рынка занимают местные коллегии адвокатов, интерес которых к хозяйственному праву в последнее время существенно возрос.

Согласно закону, только членство в коллегии адвокатов дает право на участие в уголовном судопроизводстве (в частности, на стадиях дознания, предварительного следствия, суда первой, кассационной и надзорных инстанций). Что в условиях тотальной криминализации нашей экономики — немалое преимущество. Между тем оно не является определяющим. Главное в данном случае — имена самих адвокатов, многие из которых служат фундаментом при создании юридических фирм (к примеру, «Лазарев и партнеры»).

Рынок юридических услуг многие эксперты характеризуют как рынок имен, где глубина доверия к юристу зачастую прямо пропорциональна степени его знакомства с клиентом (либо с родственниками или друзьями клиента). Традиционно отечественные адвокаты аккумулировали в своих руках огромное количество выгодных связей. Многие из них актуальны и по сей день. Именно это обстоятельство позволяет большей части коллегий поддерживать конкурентоспособную форму на рынке хозяйственного права и вместе с тем создавать серьезные преграды молодым юридическим фирмам на пути их развития.

Одеяло популярности и авторитета традиционных коллегий адвокатов тянет на себя ряд альтернативных организаций подобного типа. Их появление в 1995 году стало возможным благодаря ходатайству руководителей регионов России и учредителей юристов о создании «параллельных», специализированных и межтерриториальных коллегий адвокатов”, в связи с «развитием новых экономических отношений, возросшим объемом юридической помощи и увеличением количества уголовных и гражданских дел».

Улучив подходящий исторический момент, российские служители Фемиды бойко занялись созидательной работой — в итоге за два-три года в стране появились десятки различных адвокатских объединений. Однако с самого начала масса их была неоднородной. Следует начать с того, что впечатление об официальном статусе иной коллегии — а значит, о ее законном праве участвовать в уголовном судопроизводстве — может оказаться иллюзорным. Клиент вполне может и не знать об обязательной процедуре согласования с Министерством юстиции РФ при создании коллегии, которое прописано в действующем «Положении об адвокатуре». У члена коллегии, не имеющей такого согласования, могут возникнут проблемы с судьями судов общей юрисдикции, суть которых — право допуска к следствию.

Существенно различается «хозяйственная» квалификация адвокатов, качество их услуг, обслуживания, а также методы и условия работы. При всем при этом все без исключения коллегии адвокатов схожи своей рыночной самодостаточностью. Ни одна из них не испытывает потребности в рекламе: клиент сам находит к ним дорогу и за ценой оказанной ему услуги обыкновенно не стоит. Если ценовая политика частных юридических фирм в большинстве случаев прозрачна, то в местной адвокатуре постороннему глазу она недоступна. Автору этих строк так и не удалось получить хотя бы от одной коллегии приблизительную информацию о стоимости обслуживания юридических лиц (за исключением ряда юридических консультаций, фактически реализующих себя как самостоятельные субъекты предпринимательской деятельности — к примеру, «бизнес-право 72», она же юр. консультация № 11 Свердловской областной коллегии адвокатов).

Принимая во внимание нижеследующий список работающих в Екатеринбурге коллегий адвокатов, резонным будет предположить, что местный юридический рынок для адвокатов является одним из наиболее привлекательных в стране. Сегодня в уральской столице представлены 7 адвокатских объединений:

• Свердловская областная коллегия адвокатов;

• Уральская региональная коллегия адвокатов;

• Независимая городская коллегия адвокатов;

• Межрегиональная коллегия адвокатов помощи предпринимателям и гражданам, г. Москва;

• Межтерриториальная коллегия адвокатов, г. Москва;

• Гильдия российских адвокатов «Правозащитник», г. Москва;

• Специализированная коллегия адвокатов Удмуртской республики.

Зона риска

Помимо вышеописанных сегментов, местный рынок также составляет многочисленная и, по существу, маргинальная группа малоопытных юристов (часто недавних выпускников екатеринбургских вузов либо их сегодняшних студентов). Спрос на их, как правило, недорогие услуги нельзя назвать высоким, однако он все же имеется. Искусственные скидки (а иной раз и повышение цен), практикуемые молодыми юристами, часто дезинформируют клиента о реальном качестве и подлинной стоимости услуги. «Этот воинствующий дилетантизм, — говорит директор фирмы “Юрико» Дмитрий Вершинин, — во многом дискредитирует саму профессию юриста. Ведь зачастую суррогат, который предлагается этими горе-специалистами, для клиента может стать первым опытом юридического обслуживания”.

Кроме того, нередко «демпинговый вирус» поражает организмы крупных юридических компаний. В некоторых случаях это может даже дезорганизовать работу фирмы (либо какого-нибудь из ее отделов) — когда сотрудник компании (практикант) в тайне от руководства предлагает клиенту отказаться от услуг компании и готов обслужить его самостоятельно. Клиенту обещается тот же результат в обмен на значительно меньшую плату. «Такое можно расценить как воровство — говорит Евгений Артюх. — И клиент здесь рискует не меньше, чем сотрудник, ибо не имеет на руках никаких гарантий по выполнению обязательств юриста. Верное средство исключить возникновение подобных ситуаций — платить работникам хорошую зарплату и стимулировать их премиями. Но вместе с тем необходимо формализовать отношения с клиентом: непременно заключить с ним договор, приучить его платить деньги в кассу и т.д.»

По словам зав. кафедрой хозяйственного права Уральской государственной юридической академии Владимира Белых , ценовая анархия в местном юридическом бизнесе отчасти связана с расширенными возможностями получения правоведческого образования. Ежегодно по меньшей мере 6 вузов Екатеринбурга отправляет в «свободное плавание» сотни дипломированных юристов с различным уровнем квалификации. И методы конкурентной борьбы многих из них далеки от цивилизованных норм.

Критерии выбора

Для начала следует оговориться: определять объективные критерии выбора юридической фирмы в условиях правового беспорядка и активного действия всевозможных лоббистских технологий — дело не вполне благодарное. В своих российских проявлениях этот бизнес чрезвычайно субъективен, ибо опирается на сложнейшую систему равенства перед законом представителей различных социальных групп. Между тем такие критерии все же существуют — попытаемся составить их очередность по степени важности для большинства клиентов.

Первый и самый значимый критерий — личное либо опосредованное знакомство. Нередко доверие к юристу у нас строится не на оценке его профессиональных качеств, а на том, кем он приходится клиенту. Русский человек, мучительно размышляя о том, где ему вылечить больной зуб, — у мирового светила стоматологии либо у знакомого студента мединститута — скорее всего, остановит свой выбор на последнем. Нечто подобное происходит в правовой сфере. Очевидно, для клиента риск получить менее квалифицированную помощь перевешивает страх стать жертвой потребительского отношения незнакомого специалиста. Отношение же знакомого юриста, как искренне надеется клиент, не будет сугубо меркантильным и равнодушным.

Таким образом, логику действий некоторых наших руководителей по выбору адреса юридического обслуживания схематично можно изобразить так: юридическая проблема (задача) — попытки самоличного ее решения — поиск юриста среди родственников, друзей, знакомых — попытки получить у того же окружения целевые рекомендации — и только в случае тщетности всех предшествующих попыток обращение к рекламе и выбор фирмы на ее основании.

В то же время руководители большинства местных юридических фирм считают рекламу малоэффективным средством развития бизнеса и занимаются ею скорее из тактических соображений. По их наблюдениям, в среднем не более
15-30% клиентуры приходят к юристу по рекламным объявлениям (за исключением корпорации «Левъ»: не менее 50%), тогда как основная часть — по рекомендациям.

Итак, критерий № 2 — рекомендации. Для фирмы с хорошей репутацией они являют собой магнитное поле, заведомо определяя выбор не только своих постоянных клиентов, но и предпочтения всего их окружения. При этом в ряде местных юридических фирм и практически в любой коллегии адвокатов вам скажут о том, что к ним приходят строго по рекомендациям и остаются «навеки». Это бизнес-рефлекс в условиях относительно высокой конкуренции, влияние
которой той же адвокатурой не признается. Юридическая диагностика возможна лишь в ситуации гарантированной конфиденциальности и абсолютного доверия между участниками договора. Самое незначительное «пятнышко на мундире» компании на долгое время способно лишить ее клиентуры. Поэтому подобными заявлениями юристы стараются создать у непосвященного в профессиональные таинства клиента заведомо положительное впечатление.

Между тем самооценка фирмы — сомнительное основание для осознанного выбора. Необходима, так сказать, внешняя информация о ее работе. Достаточно серьезным критерием здесь может стать опыт, а точнее — время существования компании на рынке. Отечественные юридические фирмы, срок жизни которых к сегодняшнему дню составил более пяти-шести лет, уже только в силу этой причины достойны уважения и внимания разборчивых клиентов. Остаться на плаву в этом сложнейшем бизнесе способна далеко не всякая фирма — что наглядно продемонстрировали десятки благополучно треснувших по швам екатеринбургских компаний.

В оценке той или иной фирмы эксперты также отмечают важность количества выигранных дел из общего числа рассмотренных. С другой стороны, как полагают многие юристы, одного громкого процесса вполне достаточно для того, чтобы сделать себе имя. В данном контексте слово «громкий» имеет двоякий смыл. По сути своей простой арбитраж может нашуметь, к примеру, тем, что в нем участвовали известные персоны либо фигурировали крупные денежные суммы. Вместе с тем иное дело может получить огласку за счет своей юридической запутанности, спорности и сложности решения.

Помимо прочего, специалисты наблюдают возросшую за последнее время потребность юридических лиц в комплексном обслуживании. По этой причине широта ассортимента услуг юридической фирмы стала приобретать для клиента значительно большее значение, нежели придавалось ей ранее.

Оказать некоторое воздействие на выбор клиента может и информация декоративного свойства. К ней, в частности, относится наличие у фирмы лицензии. В сентябре минувшего года из федерального перечня услуг, требующих обязательного лицензирования, было вычеркнуто юридическое обслуживание. Иными словами, есть лицензия (областная либо федеральная) либо ее нет — для оказания юридических услуг это не играет сегодня никакой существенной роли, впрочем, помимо психологической. По-прежнему ряд компаний активно афиширует свои законные лицензии (некоторые из которых, вероятно, еще не просрочены, поскольку выдавались на три года) с тем, чтобы лишний раз подчеркнуть легальность бизнеса и, таким образом, сформировать у консервативно настроенного клиента позитивное мнение о себе.

К категории сомнительных многие юристы относят критерий финансового состояния фирмы (так, компания «Юрико» в ежегоднике «Кто есть кто на Среднем Урале» опубликовала размер своего годового оборота за 1997 г., составившего 1100 млн руб.). По их твердому убеждению, подобная информация не объективна и не имеет видимой связи с качеством обслуживания.

«Джентльменский набор»

Самыми распространенными на местном рынке хозяйственного права сегодня можно назвать следующие услуги: ведение дел в арбитражном суде (среди которых разрешение конфликтов с налоговыми органами — наиболее часто практикуемая и потому занесенная в таблицу (стр. 38) услуга), юридическое обслуживание сделок, услуги по регистрации и ликвидации юридических лиц. Следует отметить и такую повсеместно оказываемую услугу, как юридическая консультация. Вместе с тем лишь незначительное число местных фирм заявляют ее в своих прайс-листах, рекламных объявлениях и пр. Более того, совсем немногие из них четко формулируют консалтинговую специализацию (консультации по вопросам хозяйственного права: «Уральская юридическая компания», «Лазарев и партнеры», «Юриус-трейд»; консультации по налогам и бухучету: «Налоги России», «Содби» и т.д.).

Между тем так же, как театр начинается с вешалки, юридическая фирма — с правовой консультации. По словам директора компании «Юрист Слободинский» Владимира Слободинского, это особая услуга, поскольку она дает возможность убедить человека в том, что он верно выбрал юриста. Хорошо проконсультированный клиент впоследствии может — и тому есть немало примеров — обратиться в фирму с более сложными и дорогостоящими заказами, а также порекомендовать ее друзьям и знакомым. По этой причине некоторые компании консультируют новоприбывших клиентов бесплатно, в счет дальнейшего плодотворного сотрудничества.

За последний год значительно расширился список фирм, обслуживающих процедуру банкротства предприятий («Эко», «Содби», «Ависта», «Лазарев и партнеры» и др.). И, как считают некоторые специалисты, банкротство сегодня стало одним из самых конъюнктурных направлений в отечественной юриспруденции.

С другой стороны, общероссийский денежный голод серьезно обострил проблему неплатежей. На фоне массового разорения отечественных предпринимателей это привело к снижению эффективности арбитражной практики. Правовое взыскание долгов во многих случаях стало делом бесперспективным, и потому услуга по защите интересов клиента в арбитражном суде оказалась значительно менее востребованной.

Кроме того, с обвалом рубля существенно сократился рынок услуг по юридическому обслуживанию предприятий в оффшорных зонах.

Однако наряду с этим активизировалась работа по «оптимизации налогов на основе практического опыта» (формулировка фирмы «Уралэнергочермет»). В ряде случаев обращение в такие компании, по мнению налоговых органов, сопряжено с немалым риском как для руководителя, так и для предприятия. Рекомендации относительно сокращения налоговых платежей могут содержать элементы сокрытия налогов либо должностного подлога.

Несмотря на по-прежнему высокий уровень предложения по услугам регистрации юридических лиц, вслед за 17 августа уровень спроса на них в большинстве компаний резко упал. Последствия кризиса и сопутствующие им мрачные прогнозы усиления административного нажима на экономику заставили многих отечественных бизнесменов переосмыслить свои отношения с государством. Вследствие чего немалая их часть переместилась в теневой сектор. Ныне лишь немногим местным компаниям удалось сохранить докризисный уровень работ по регистрации. По мнению Дмитрия Вершинина, спад спроса на подобные услуги не коснулся «Юрико» только вследствие целенаправленной рекламно-маркетинговой политики фирмы, а также того дополнительного времени, что компания отводит своим клиентам, дабы убедить их в правовых методах ведения бизнеса.

Среди компаний, сохранивших прежний объем регистрационного обслуживания, есть немало фирм, оказывающих такую разновидность услуги, как регистрация «под ключ». Не искушенный в юридических процедурах клиент может не вполне уяснить себе смысл этой канцелярской аллегории, сочтя формулировку совершенно пустой.

Прояснить вопрос согласилась директор фирмы «Юридическая консультация» Лилия Петросян. «Под ключ» — это просто сервис: экономия времени, нервов и зачастую денег клиента. Это означает, что мы не только готовим пакет учредительных документов и проходим регистрацию в районной либо городской администрации. Мы делаем за клиента всю подготовительную работу: оплачиваем все расходы, встаем на учет во всех фондах и в налоговой инспекции, предоставляем юридический адрес, изготавливаем печать, получаем коды статистики и т.д. Для клиента заниматься всем этим самому чрезвычайно обременительно и, как правило, финансово неоправданно. Как показывает практика, самодеятельность учредителя обходится ему значительно дороже, нежели та сумма, что бы он мог доплатить к регистрационному тарифу юридической фирмы«.

Правовая зона

Со времени принятия в 1990 году Закона “О собственности» Екатеринбург со своим промышленным потенциалом и естественно высокой деловой активностью обрел очертания правовой зоны. На сегодня это один из немногих российских городов, в хозяйственно-деловой жизни которых юрист начинает играть заметную роль. Показателен пример Курска, в котором месяц тому назад побывал директор корпорации «Левъ» с целью установить деловые контакты с коллегами. В телефонном справочнике он нашел всего лишь две юридические консультации, не обнаружив при этом ни одной юридической фирмы.

С другой стороны, количественную развитость местного рынка органично дополняет качество квалификации многих екатеринбургских юристов. В Юридической академии не без гордости рассказывают о том, что их недавний выпускник, работавший в солиднейшей лондонской компании, был уволен за перепроизводство: он грубо нарушил штатное расписание тем, что в течение двух или трех дней выполнил недельную производственную норму целого отдела.

Профессор Владимир Белых питает надежду на то, что когда-нибудь на екатеринбургском юридическом рынке произойдет естественное слияние самых жизнеспособных и профессиональных компаний. Однако время юридических консорциумов и конгломератов, очевидно, не наступит еще долго — приносить управленческие амбиции на алтарь бизнеса у нас не любят. Кроме того, все здесь в конечном итоге будет определяться общей политико-экономической ситуацией в стране и самочувствием отечественного бизнеса, ибо именно его призван обслуживать рынок хозяйственного права.

Но как бы то ни было в будущем, в настоящем местный рынок юридических услуг эволюционирует в меру своих сил и возможностей — тем самым медленно, но верно повышая уровень правовой культуры в уральской столице.

 

Самое читаемое
  • «Помогла вакцина». Екатеринбуржцы ринулись в торговые центры«Помогла вакцина». Екатеринбуржцы ринулись в торговые центры
  • Выявление взяточников и сомнительных сделок. Изнанка ювелирного бизнесаВыявление взяточников и сомнительных сделок. Изнанка ювелирного бизнеса
  • Открытие Грузии, переизбрание Миллера, мегаяхта Абрамовича. Главное 24 февраляОткрытие Грузии, переизбрание Миллера, мегаяхта Абрамовича. Главное 24 февраля
  • Глава «Открытия» сравнил биткоин с МММ, попытка переворота в Армении. Главное 25 февраляГлава «Открытия» сравнил биткоин с МММ, попытка переворота в Армении. Главное 25 февраля
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.