Подписаться
Курс ЦБ на 31.10
79,33
92,62

Уральские банки начали отрабатывать просрочку

Выдача экспресс-кредитов потеряла смысл. Уральские банки останавливают программы быстрого беззалогового кредитования и остаются с проблемой просроченных долгов, накопившихся за два года бурного роста.

В российских банках проблемными, как правило, считаются потребительские кредиты, платеж по которым задерживается на 30 дней и более. Просрочка до 30 дней считается технической, а свыше 90 дней — дефолтной. По итогам 2013 г. специалисты Национального бюро кредитных историй (НБКИ) присвоили Свердловской области первое место по количеству просроченных займов. Регион накопил 381 тыс. кредитов с просрочкой. Даже Москва, которая в разы опережает Урал по объему кредитования, задерживала платежи по 356 тыс. ссуд.
 
Свердловская область в 2013 г. попадала и в другие рейтинги по проблемным кредитам: то занимала место в тройке лидеров, то не входила и в пятерку. Регион лидирует и по кредитному мошенничеству. Председатель правления банка «Хоум Кредит» ИВАН СВИТЕК в беседе с «ДК» назвал Екатеринбург третьим городом РФ по числу таких махинаций после Москвы и Петербурга. Самым громким случаем мошенничества в 2013 г. можно считать аферу с подставными заемщиками, в ходе которой ряд уральских банков, по разным оценкам, лишился в общей сложности 300 млн руб. 

Тон задают потребители

Данные ЦБ РФ свидетельствуют: с января по декабрь 2013 г. объем просроченных розничных кредитов в Свердловской области вырос на 20% и составил 26,2 млрд руб. Это неплохой показатель: общефедеральный рост просрочки, по оценке «Национальной службы взыскания», за год превысил 40%. Просрочка по корпоративным кредитам в регионе и вовсе снизилась на 3%, до 30,3 млрд руб., а суммарный розничный портфель банков почти догнал корпоративный. Еще два года назад портфель кредитов компаниям был вдвое пухлее потребительского. Однако сегмент корпоративного кредитования вошел в фазу органического роста, механизмы взыскания долгов здесь уже отработаны (реструктуризация, продажа залогов с аукционов, банкротство должника). Проблему розничной просрочки банкам приходится решать в быстром темпе.
 
В 2013 г. Центробанк, обеспокоенный ростом рисков в розничном кредитовании, занялся охлаждением этого рынка. Одной из самых жестких мер стало увеличение с 1 января 2014 г. коэффициентов риска для расчета достаточности капитала банка — в два раза по кредитам стоимостью 45-60% годовых и в три раза по кредитам стоимостью свыше 60% годовых. Летом 2014 г. в силу вступает закон о потребительском кредите, который, в частности, ограничивает максимальную стоимость займов. Это привело к тому, что банки, работающие в области (в их числе УБРиР, «Хоум Кредит», Бинбанк, «Русский стандарт» и др.), сворачивают программы экспресс-кредитования и расчищают балансы, в том числе — за счет партнерства с коллекторскими агентствами.
 
Сегодня коллекторы взаимодействуют с банками по двум схемам: сопровождению долга либо цессии. В первом случае коллекторы работают с должниками от имени банка, а просрочка числится на его балансе. При цессии коллекторы выкупают долг, тем самым забирая его с баланса. По словам заместителя директора департамента рисков УБРиРа СЕМЕНА КОЧНЕВА, для наибольшей эффективности коллекторские агентства нужно подключать к процессу взыскания по разным сегментам долгов на разных стадиях. Кроме того, к взысканию может привлекаться сразу несколько подрядчиков, а долги могут передаваться на сопровождение или продаваться.
 
«Все зависит от оценки банком эффективности взыскания долгов своими силами и силами коллекторов, — поясняет эксперт. — Сегменты долгов, которые банк оценивает как низколиквидные, имеет смысл передавать на взыскание коллекторам».
 
«Есть легкая задолженность, есть тяжелая задолженность, есть различные причины их возникновения, и с частью долгов банк работает сам, при помощи своих внутренних служб, — подтверждает заместитель председателя правления банка «Кольцо Урала» КОНСТАНТИН БОГАТЫРЕВ. — И, напротив, когда становится ясно, что целесообразность работы именно с таким типом долга снижается, мы продаем его профессиональным участникам рынка».
 
Схожий подход — у федеральных банков. Так, Сбербанк совсем недавно впервые вывел объемный портфель просроченных долгов на коллекторский рынок: прежде он предпочитал взыскивать все сам. 
 
«Коллекторский рынок сильно вырос, — отмечает в беседе с «ДК» гендиректор «Первого коллекторского бюро» ПАВЕЛ МИХМЕЛЬ. — За 2013 г. объем проблемных долгов, выставленных на продажу российскими банками, увеличился более чем на 80% и составил к концу года около 210 млрд руб. При этом сроки продаваемой просрочки в прошлом году снизились. Такие условия привлекают коллекторов». 
 
В «Национальной службе взыскания» фиксируют увеличение объема поступившей к ним в работу просрочки в 2,4 раза за 2013 г.
 
«В 2013 г. просроченная задолженность в банках резко выросла, а нормы резервирования под необеспеченные кредиты и требования к банковскому капиталу ужесточились, — поясняет старший вице-президент компании СЕРГЕЙ ШПЕТЕР. — Мы наблюдали две противоположные тенденции. С одной стороны, банки стали передавать нам просрочку со сроком от 30 дней. С другой, мы стали получать от них «безнадежные» долги, которые проходили обработку в агентствах по 3-4 раза и более».
 
По оценкам участников рынка, от переуступки прав требования к безнадежным должникам банки получают 1-7% от основной суммы долга. Стоимость цессионного портфеля напрямую зависит от объема информации, которую предоставляет кредитор. Чем больше известно о долге и должнике, тем дороже заплатит коллектор: каков срок просрочки, какие мероприятия по возврату уже проводились и т. д. При этом средняя стоимость договора цессии будет расти, полагает г-н Михмель.
 
«В 2013 г. этот показатель составил 3,4%, а в 2014-м мы прогнозируем повышение до 3,9%, - рассказал он. - В основном на ситуацию повлияют снижение сроков продаваемой просрочки, предоставление большего объема данных для оценки и конъюнктура рынка в целом». 
 
В уральских банках на ценообразование смотрят с несколько иных позиций. «Стоимость уступки прав требования зависит от состояния долга, — говорит г-н Богатырев. — Если это легкий долг, с просрочкой до 90 дней, он будет продан дороже. Есть долги, по которым невозможно установить местонахождение заемщика, и тогда их котировки зависят от суммы: в случае с маленьким долгом себестоимость его взыскания слишком велика, чтобы он был интересен покупателям. Котировки зависят даже от территории, где этот долг возник». Г-н Кочнев замечает, что за последний год цена покупки упала: предложение со стороны банков выросло, а качество продаваемых долгов снизилось.

Там продать, тут передать

По словам Павла Михмеля, за прошедший год российские коллекторы вложили в покупку плохих долгов 5,5 млрд руб. Почти все банки, занимающиеся потребительским кредитованием, работают с коллекторами. Крупные профессиональные агентства взыскивают долги эффективнее, чем внутрибанковские специалисты, говорит Семен Кочнев.
 
«Это как с ремонтом в квартире, — проводит параллели эксперт. — Вы и сами можете его сделать, если найдете время и силы, но профессионал все равно сделает лучше. При взыскании долгов коллекторы и банки ставят абсолютно разные цели. Коллекторы заинтересованы взыскать как можно больше с минимальными затратами. Поэтому они не будут отрабатывать каждый долг с одинаковым рвением. Например, отправят самый безнадежный на автоматический прозвон. Банк же хочет взыскать максимальный объем проблемных долгов, и уровень его расходов оправдан — до тех пор, пока он не превышает сумму взыскиваемой задолженности».
 
Крупные банки развивают и собственные службы взыскания.
 
«Во второй половине 2013 г. Росбанк создал департамент по работе с просроченной задолженностью, который объединил все подразделения, ранее работавшие по этому направлению, — рассказывает директор департамента ИГОРЬ ШКЛЯР. — Централизация позволит нам эффективнее выстроить отношения с должниками и партнерами».
 
Подрядчиков на взыскание банки, как правило, выбирают с помощью тендеров. 
 
Между тем в России до сих пор нет закона о коллекторской деятельности. Нет определения, что такое коллекторское агентство и каковы полномочия, юридически за ним закрепленные. Собеседники «ДК» указывают, как рынок обходится без этого закона.
 
«Индустрия регулируется ГК РФ и Гражданско-процессуальным кодексом, — говорит г-н Шпетер. — Кроме того, деятельность по сбору долгов отражена и отрегулирована в законе о потребительском кредите, который вступит в силу летом. Существующий же сегодня проект закона о коллекторской деятельности требует серьезной доработки».
 
Эксперт полагает, что в документ обязательно должны быть включены требования к уставному капиталу, сертификации оборудования и квалификации руководителей коллекторских компаний. Кроме того, коллекторы рассчитывают на доступ к информации о должниках в ПФР, налоговой службе, ГИБДД и ФМС.
 
«Ведь ключевой фактор успеха в отрасли — работа с актуальными и корректными данными», — аргументирует Сергей Шпетер.
 
Г-н Михмель согласен с коллегой:
 
«Мы полностью одобряем принятие поправок в закон о потребительском кредите. Наша компания уже давно работает на условиях, которые там зафиксированы: например, не беспокоит заемщиков ночью». 

С крупным должником разговор особый

Корпоративную просрочку коллекторам не передают, отдельные банки экспериментируют лишь с долгами малых и средних компаний.
 
«Мы тестируем эффективность такого взаимодействия с коллекторами с конца прошлого года, — рассказывает г-н Кочнев. — Но в целом эта практика не получила широкого распространения». 
 
Во-первых, поясняет Семен Кочнев, большинство долгов МСБ обеспечено залогами и поручительствами, а значит, вероятность их взыскать очень высока. Во-вторых, такие долги сложно взыскивать потоковыми методами коллекторских агентств, когда общие правила применимы к большой доле клиентов. В-третьих, это просто дороже:
 
«Но ситуация меняется в случае с микробизнесом. Кредиты ИП мало чем отличаются от розничных, поэтому к ним вполне применимы методы работы с долгами физлиц».
 
Взысканием долгов по корпоративным кредитам банки занимаются сами: в каждом случае с заемщиком складывается уникальная ситуация, и стандартных методов решения проблем просто не существует.
 
Отметим, что просрочка кредитных платежей у корпоративных заемщиков редко кончается изъятием залога в пользу банка, — чаще всего стороны договариваются. Если нет, такие случаи привлекают большое внимание. Так, в 2013 г. на торги были выставлены сразу два известных в Екатеринбурге объекта, заложенных по кредитам их владельцев, — ресторан «Троекуров» и здание бывшего Corteo Fashion Mall. Отметим, что Corteo новых хозяев еще не обрел, а «Троекуров» был продан буквально на днях за 61,4 млн руб

От цессии до цессии

В середине прошлого года в Свердловской области был отмечен подъем спроса на рефинансирование потребительских кредитов.
 
«Сама структура рефинансирования меняется, — говорит генеральный директор компании «Оптима Кредит» ЕВГЕНИЙ ШМЕЛЕВ. — Если в 2012 г. люди чаще перекредитовались по ипотеке, взятой в 2008-2009 гг., то теперь им интереснее перекредитовать потребительский заем, объединить несколько мелких долгов в один крупный».
 
Банки охотно рефинансируют кредиты конкурентов, привлекая заемщиков более выгодными условиями и увеличивая свою клиентскую базу. В то же время, по данным «Оптима Кредит», к сентябрю 2013 г. доля заявок от заемщиков, уже имеющих просроченные кредиты, достигла трети от всего объема заявок (в 2012 г. она составляла 12-15%). Развивается и теневой рынок рефинансирования. В Свердловской области широкую огласку получил инцидент с башкирской компанией «Древпром», которая берется погашать кредиты физлиц за процент от суммы долга. Деятельность компании привлекла внимание правоохранителей, и в октябре 2013 г. полиция нанесла визит в екатеринбургский офис «Древпрома». Сразу после этого несколько банков выступило с официальными заявлениями о том, что в случае возникновения просрочки по кредитам, которые рефинансирует эта компания, долги будут взыскивать в обычном порядке. 
 
Резкого увеличения просрочки в нынешнем году участники рынка не ждут, отмечая, что темпы ее роста сохранятся.
 
«В январе 2014 г. портфелей, выставленных на продажу, было больше, чем в январе 2013-го, — говорит г-н Михмель. — Надеемся увидеть более свежие портфели долгов, большее количество тендеров и в том числе от крупных банков. Но мы не прогнозируем усиления долгового кризиса».

ТАКЖЕ:

Проблемных кредитов в 2014 г. станет на четверть больше

Самое читаемое
  • Конец громкого корпоративного спора: Baring Vostok и Аветисян достигли мирового соглашенияКонец громкого корпоративного спора: Baring Vostok и Аветисян достигли мирового соглашения
  • «Требование невыполнимо». Таксисты пожаловались на губернатора в прокуратуру«Требование невыполнимо». Таксисты пожаловались на губернатора в прокуратуру
  • Тайна екатеринбургской грязи раскрытаТайна екатеринбургской грязи раскрыта
  • «Он ведет дела очень жестко, и нередко это сказывается на отношениях с бизнес-партнерами»«Он ведет дела очень жестко, и нередко это сказывается на отношениях с бизнес-партнерами»
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.