Подписаться
Курс ЦБ на 14.12
62,55
69,86
Деловой квартал / Новости / «Удаляйся из соцсетей — или мы убьем твою компанию»
«Удаляйся из соцсетей — или мы убьем твою компанию»
Источник: DK.RU

«Удаляйся из соцсетей — или мы убьем твою компанию»

Самое читаемое
  • Двух- и трехуровневые пентхаусы. Топ-10 самых больших квартир в уральских новостройках Двух- и трехуровневые пентхаусы. Топ-10 самых больших квартир в уральских новостройках
    31 575
  • «В январе ждем рост цен на автомобили на 5% и выше». Зачем покупать машину в декабре «В январе ждем рост цен на автомобили на 5% и выше». Зачем покупать машину в декабре
    27 866
  • Центробанк снизил ключевую ставку до рекордного минимума. Как это повлияет на ваши деньги? Центробанк снизил ключевую ставку до рекордного минимума. Как это повлияет на ваши ден...
    30 284
  • Сразу две отставки. В Екатеринбурге увольняется руководство полиции Сразу две отставки. В Екатеринбурге увольняется руководство полиции
    11 656
13:16   16.09.2016

Как публичность собственника влияет на бизнес, есть ли в социальных сетях общественный контроль и почему роль цензоров примеряют на себя люди, деятельность которых лежит вне правого поля. ИНТЕРВЬЮ

Российский бизнес-сегмент Facebook повидал немало корпоративных скандалов и публичных разборок, но случаи «выпиливания» (полное удаление аккаунта) на общем фоне достаточно редки. DK.RU пообщался с екатеринбургским предпринимателем, которого вынудили удалиться из соцсети — под угрозой разрушения бизнеса.
 
Компания Дмитрия (имя изменено) занимается поставками оборудования и часто работает по госзаказу. Страницу в Facebook он вел несколько лет, а в начале августа написал: «Внешние обстоятельства сложились таким образом, что я не смогу более пользоваться социальными сетями». Перед удалением аккаунта в личной переписке Дмитрий пояснил, что «политическая позиция и полемический задор очень обидели несколько относительно высокопоставленных людей».
 
Поделиться своей историей предприниматель согласился на условиях анонимности.
 
О чем ты писал на своей странице?
 
— В основном я публиковал ссылки на статьи — иногда сопровождая короткими комментариями, оценками. Facebook — удобный инструмент для фильтрации контента, я запрограммировал ленту из тех источников, которые счел полезными для себя. В моей ленте были и официальные СМИ, и так называемые либеральные блогеры. Если говорить о тематике, то это внутренняя и внешняя политика, экономика.
 
Оценки, надо понимать, были критическими?
 
— Я критиковал отдельные действия отдельных персон, но не политический режим в целом. Я не агент Госдепа и не мифический либерал (определение либерала у нас очень размыто, многие из них, честно говоря, обыкновенные фашисты). Хотя со временем эти определения стали применяться ко мне все чаще. И это было странно, учитывая мои симпатии. В частности, я хорошо отношусь к патриарху и считаю его талантливым политиком, который может сыграть большую роль в развитии нашей страны — в положительном ключе. Мне нравится его «византийский» дипломатический язык. Не очень-то, скажем прямо, распространенное мнение в либеральной среде.
 
Какую цель преследовал?
 
— Никакой конкретной цели не было. Изначально публиковал ссылки для себя — как закладки, к которым время от времени можно обращаться. Затем, когда появилось несколько сотен виртуальных «друзей», — для общения. Кто-то на рыбалку ездит, кто-то в клубы ходит — а я стал участвовать в политических дискуссиях. Считай, что это такое хобби.
 
Кто был в круге твоего виртуального общения?
 
— Ядро сформировалось из офлайн-знакомых, после начали появляться виртуальные связи с интересными людьми из других регионов и стран. В какой-то момент, когда пользоваться Фейсбуком стало правилом хорошего тона, в «друзья» добавились сотрудники компании и партнеры.
 
Как они относились к твоим публикациям?
 
— Спокойно относились, хотя большинство, конечно, придерживалось более патриотических взглядов. Были случаи, когда люди выходили из «друзей», мотивируя это отсутствием интереса к политике. Как мне кажется, абсолютно здоровый подход — не нравится, ну и не читай. На личном или деловом общении это не отражалось.
 
Тем не менее, тебе пришлось удалить аккаунт…
 
— В какой-то момент в соцсеть пришли несколько высокопоставленных людей, с которыми мне приходилось пересекаться по работе. У них даже сформировалось свое сообщество. В нем доминируют ностальгически-романтические взгляды: период СССР был самым лучшим в истории страны, Сталин — великий человек, а текущий режим — да, не очень правильный, но сейчас перед лицом всеобщей опасности…  И так далее.
 
Время от времени мы с ними дискутировали. Примерно до лета 2014 г. все это происходило в доброжелательной форме, без «наездов». Все изменилось, когда начались всем известные события — Крым, санкции и прочее. Я стал чувствовать неприкрытое озлобление в свой адрес и виртуальное общение прекратил. Но они продолжали просматривать мой аккаунт и высказывать недовольство. Я действительно мог сказать что-то лишнее. На личности я не переходил, но критика взглядов или людей, которым они симпатизируют, присутствовала.
 
Кто эти высокопоставленные люди? Чиновники? Сколько их?
 
— В соцсетях я видел только двоих, но в самой системе их явно больше. Я сначала думал, что это чиновники. Мы участвовали в нескольких тендерах, где они представляли сторону заказчиков. Но когда стал наводить справки, выяснилось другое. Они нашли такую форму взаимодействия с госструктурами, которая позволяет им «не числиться», но быть аффилированными. 
 
Раньше были «решалы» — «приближенные к телу», которые берут бабло и несут его дальше. А эти люди — квалифицированные, умные, грамотные. Они делают полезную работу для заказчика. Но в целом это больше похоже на работу «решал».
 
Поясни.
 
— Я не обладаю всей информацией, но судя по всему, работает типовой сценарий. Допустим, появляется интересант (естественно, из бюджетной сферы), который хочет приобрести определенный тип оборудования. Но идет он не в министерство, уполномоченное проводить аукционы, а к заинтересованным людям. Они, в свою очередь, находят поставщика, договариваются о цене, формируют техническое задание — и только тогда проводится тендер. 
 
Надо отдать должное государству — действующий ФЗ о госзакупках неплох, он жестко фиксирует все процедуры, появилась прозрачность. Другое дело, что есть заказчики, обладающие авторитетом и деньгами — им что закон, что не закон. Делают все, что захотят. Их немного и в основном они в Москве. Эти люди приходят к тебе и говорят — нужно такое оборудование. Будешь работать? Буду…
 
Ты описываешь коррупционную схему.
 
— В этой схеме заказчик получает гарантированный результат — оборудование необходимого уровня. Выйди он на тендер напрямую, такой гарантии он получить не может. В общем, коррупция порождает коррупцию… 
 
А что получают «эти люди»?
 
— Живые деньги, кэш.
 
От заказчика или поставщика?
 
— Заказчик получает услугу, он и платит.
 
Как ты с ними познакомился?
 
— Они обращались к нам, несколько заказов мы выполнили. Но когда я узнал об их методах — и это совпало с первыми угрозами в мой адрес — я отказался от сотрудничества.
 
Когда начали поступать угрозы?
 
— В этом году, примерно в середине лета. Сначала намекнули, что пора бы мне перестать вести свою общественную деятельность (да-да, именно в такой формулировке!). Затем сказали напрямую: у компании могут начаться трудности.
 
Конкретизировали?
 
— Нет. Я решил, что они говорят о заказах, которые проводят через себя. Терять было нечего: я уже говорил, что пересекались мы нечасто, выполнили несколько разовых контрактов.
 
Что произошло дальше?
 
— В начале августа, когда мы выходили на подписание крупного контракта, заказчик внезапно отказался от поставки. Выяснилось, что директору учреждения позвонили и настоятельно рекомендовали «немедленно прервать все отношения». После и я получил звонок от этих людей, прямым текстом мне было заявлено — это только начало. Когда история повторилась, пришлось принимать правила игры…
 
Почему не обратился в органы?
 
— Честно — испугался. Я не знаю точно, насколько эти люди влиятельны. Но и проверять не хочу. Судебная перспектива туманна, а потерять бизнес я могу здесь и сейчас.
 
И все-таки у меня картинка не складывается: коррупционеры-патриоты из Фейсбука — сюжет для книги Пелевина. Ты сам-то что думаешь, какие у них мотивы?
 
— В новой книге Пелевина есть мысль, что в ходе жизнедеятельности человек сам понимает, что следует делать, а что нет. Читай — что писать в соцсетях, а что нет. Государство ведь напрямую не регулирует, какой уровень критики допустим. «Вот это пиши на здоровье, а вот то даже и не вспоминай — иначе в тюрьму», — такого нет. Но совдеповский страх перед «черным воронком» никуда не ушел. Это прослеживается даже в Фейсбуке, хотя он и считается достаточно либеральной площадкой.
 
Мы говорим сейчас о новом общественном контроле?
 
— Да. И, что страшно, занимаются им не люди в погонах — всё совершенно добровольно. По роду деятельности я общаюсь с разными людьми, как по возрасту, так и статусу — как с инженерами, так и с крупными собственниками. Я не заметил прямой корреляции между взглядами человека и его социальным статусом. Некоторые люди с солидным достатком могут придерживаться патриархальных взглядов, другие с достатком не меньше — достаточно критически на все это смотрят и уже построили себе дом где-нибудь в Германии.
 
Когда люди имеют деньги, возможности, жили за границей или живут на две страны — и поддерживают так называемую электоральную массу — это странно. Особенно лицемерно в этой ситуации выглядят патриоты от олигархии — уж им ли не знать, как в этой стране делаются дела.
 
И как это связано с твоей историей?
 
— Напрямую. Люди, о которых я рассказал, очень искренне поддерживают власть. При текущем режиме для их деятельности созданы все условия. Перемен они не хотят. А любое инакомыслие воспринимают как личную угрозу. Даже на уровне ссылок и комментариев в соцсетях.
 
С удалением аккаунта ситуация нормализовалась?
 
— Сейчас все спокойно. На днях подписали контракт с новыми заказчиками — попыток сорвать его не было.
 
Судя по твоим взглядам, свой домик в Германии ты уже достраиваешь?
 
— Пока не заработал, но потенциально такую возможность рассматриваю. Все будет зависеть от того, как будет развиваться общество и главное — как государство видит его развитие. Пока мы стоим на перекрестке — неясно, куда полетит маятник. С одной стороны, я не хочу уезжать из России. С другой — не хотелось бы, чтобы мои дети жили в обществе похожем на «совковое», причем в его худшем  варианте. Я могу воспитать своих детей в добром и справедливом мирке, но рано или поздно им придется сталкиваться с реальностью, ведь  даже если ты живешь в условном «Карасьеозерске-2», тебе нужно выезжать в школу и ходить по улицам города.
 
Герои из интервью себя узнают?
 
— Вполне могут. Нет, у меня нет цели их подразнить. Я посчитал, что этот кейс может быть интересен многим людям. Надо полагать, мой случай не единственный.
 
Автор: Сергей Дружинин
Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.