Подписаться
Курс ЦБ на 19.09
75,03
88,95

Страхование от конкуренции

После кризиса для многих российских предпринимателей вопрос «Зачем страховать?» уже не стоял. Он сменился другим, более существенным вопросом — «Что и у кого страховать?». Тем, чей бизнес оказался

После кризиса для многих российских предпринимателей вопрос «Зачем страховать?» уже не стоял. Он сменился другим, более существенным вопросом — «Что и у кого страховать?». Тем, чей бизнес оказался погребенным под финансовыми руинами, терять, а значит, и страховать уже было нечего. При этом некоторым отечественным бизнесменам обвал рубля навеял трезвые мысли об истинной ценности страхового полиса. Поредевшая было клиентура большинства страховых компаний быстро восстановила прежнюю численность, а к началу весны в полку страхователей заметно прибыло. Некоторую динамику в послекризисном спросе екатеринбургские страховщики объясняют просто: страхование на сегодня единственная из финансовых систем, которая не подорвала доверия клиентов. Между тем одного доверия для стабильного развития страхования в России еще не достаточно. Необходима конструктивная политика государства, основными принципами которой должны стать защита национального страхового рынка от иностранных компаний и учет региональных интересов.

Вдействительности, отечественный рынок страхования
на фоне обвалившейся банковской системы выглядит
благополучно. Однако благополучие это весьма относительно. По оценкам столичных экспертов, из двух с половиной тысяч зарегистрированных в России страховых компаний сейчас функционируют примерно полторы тысячи. При этом массового ухода страховщиков в другие сферы бизнеса и оттока капиталов с рынка не наблюдается.

И все же кризис довольно чувствительно ударил по российскому страхованию. В первую очередь, от него пострадали те компании, что пунктуально выполнили все требования по вложениям в ГКО. Но на поверку их оказывается не так много: большинству местных страховщиков удалось уклониться от нормативов либо формально выполнить свои обязательства перед государством. Ведь, по оценкам экспертов, доля ГКО в активах превалирующей части страховых компаний не превышала 5%.

Значительно более болезненными для страховщиков оказались зависшие банковские депозиты, которые использовались ими для размещения своих резервов. Кроме того, в стране практически нет надежных долговых инструментов, ликвидность которых не вызвала бы у страховщиков никаких сомнений. Они не знают, что делать с деньгами своих клиентов. И сегодня это одна из главных проблем для многих компаний.

Но самым тяжелым последствием кризиса для страхового рынка его участники называют резкое снижение покупательной способности клиентов.

Юридические лица, способные и желающие застраховать свое имущество на сумму свыше 10 млн рублей, встречаются на екатеринбургском рынке все реже. В то же время наиболее доступные страхователи для большинства местных компаний — мелкие и средние фирмы преимущественно торгово-закупочного профиля. Обыкновенно ими страхуется транспорт, грузоперевозки, товарно-материальные ценности. Страховая ответственность компаний перед такими клиентами не превышает 5 млн руб., а чаще всего она существенно ниже названной суммы.

Но несмотря ни на что, условия работы отечественных страховщиков сами специалисты оценивают как либеральные. Государство в лице Росстрахнадзора смотрит на страхование сквозь пальцы: выдавая компаниям лицензии, ведомство в дальнейшем не несет за то никакой ответственности. Тем временем страховой рынок становится все более привлекательной сферой для отечественных предпринимателей, решающих попробовать себя в новом деле.

Как отмечают эксперты, этот бизнес сегодня раскололся не две половины — компании, занимающиеся реальным страхованием и квазистраховые фирмы, реализующие всякого рода финансовые схемы (таких схем действует не менее десятка), а также прокачкой денег через обязательное медицинское страхование. На заре появления в России негосударственного страхования зарплатными схемами занимались все участники молодого рынка. Так что к «чистому», выкристаллизовавшемуся страхованию ряда компаний можно относиться как к определенному прогрессу. Более того, немалую долю нынешнего рынка занимают компании, комбинирующие финансовые операции со страхованием. И пропорция эта во многих случаях меняется в сторону возрастания роли последнего.

Окончательным отказом федеральной власти от регулирования страхового бизнеса следует расценивать вето, которое в начале минувшей недели Борис Ельцин наложил на Закон, ограничивающий деятельность иностранных компаний в нашей стране. Но об этом чуть ниже.

Екатеринбургские страховщики сетуют как на зияющие дыры в законодательстве, так и на отсутствие типовых правил в страховании. Появись они в России, местным компаниям, возможно, не пришлось бы отсылать каждый новый вид страхования на лицензирование в Москву. При стандартизации страховой практики лицензии вполне мог бы выдавать региональный орган. Вместо этого заявки страховщиков пылятся в столичных ведомствах годами, лишая компании возможности оперативно отреагировать на изменение специфики спроса.

Кроме того, из законодательства убрали положение, которое обязывало компетентные органы предоставлять страховым компаниям сведения о страховых событиях. Из этого следует, что клиент сегодня вынужден самолично ходить по ведомствам и собирать справки о случившемся у него пожаре, аварии или какой-либо другой неприятности.

Пока гром не грянет,

мужик не застрахуется

Среди мер, которые могли бы способствовать государственному регулированию страхования, аналитики нередко называют всемерное развитие его обязательных видов. И сегодня это, пожалуй, один из немногих знаков внимания государства к страховому бизнесу.

Доля рынка предприятий, которые заботятся о сохранении своих имущественных интересов, мизерна. И если бы власти — как федеральные, так и региональные — не взяли отечественное предпринимательство в ежовые государственные рукавицы, страхование юридических лиц для многих компаний превратилось бы в бесперспективное занятие. Однако ныне существует масса законов и постановлений, косвенно указывающих предприятиям на страховую процедуру. Ее называют добровольно-принудительной. В отличие от обязательного страхования, добровольно-принудительное — не предусматривает фиксированные страховые суммы и тариф. Оно лишь обязывает юридическое лицо иметь страховой полис. Число видов деятельности, подпадающих под добровольно-принудительное страхование, постепенно увеличивается. Что удручает «невольных» страхователей и играет на руку страховщикам.

Впрочем, в страховом сообществе отношение к этому неоднозначное. Руководитель «Уралэнергогаранта» Михаил Дворцов полагает, что «обязаловщина» в страховании не допустима и она дискредитирует страховщиков в глазах клиентов (см. с ним интервью на стр. 20, 21). Эту точку зрения в страховой компании «Северная казна» парируют так. Серьезное страховое событие в крупном городе — к примеру, пожар — часто наносит ущерб не одной, а сразу нескольким компаниям. Возгорание какого-либо объекта в центре Екатеринбурга почти всегда дезорганизует работу транспортных депо, от него страдают соседние здания либо помещения, оно опасно для жизни и здоровья многих людей. Во всем цивилизованном мире это сопряжено с огромным количеством исков, а материальный и моральный ущерб от подобного страхового события исчисляется сотнями тысяч долларов. Там все претензии удовлетворяет страховая компания. У нас же с этим дело обстоит значительно сложнее. Страховщик рад бы взять на себя ответственность виновника страхового события, но добровольно к нему он не придет. Потому обязательное (или добровольно-принудительное) страхование следует принимать как должное — как своеобразный рефлекс государства на низкую страховую культуру населения.

Перекати полис

Эволюция перестрахования в Екатеринбурге поначалу происходила достаточно медленно. По словам директора страховой компании «Кокс-Полис» Юлии Поповой, приблизительно до 1996 года местные фирмы распределяли свою ответственность среди городских же страховщиков. Таким образом, риски не попадали даже к иногородним, не говоря уже об иностранных компаниях.

Следующим этапом явился рост объемов ответственности и обращение к крупным российским перестраховщикам: таким как Находка Ре, Азия-Транс, Москва Ре и пр. Последние, в свою очередь, аккумулировали риски десятков мелких региональных компаний с тем, чтобы перестраховать их суммарный объем на Западе на выгодных для себя условиях. Только в последнее время екатеринбургские страховщики, минуя московских или сибирских посредников, стали сами выходить на иностранные фирмы.

И для этого необязательным оказалось самому лететь за границу с нагруженным рисками страховым портфелем. При надлежащей рекомендации гора сама охотно идет к Магомету. Как, например, это случилось с «Северной Казной». Ее руководство познакомилось с иностранным перестраховщиком через посредничество членов делегации бывших руководителей крупных французских фирм. Группа экс-начальников регулярно приезжает в Екатеринбург консультировать местных бизнесменов — в том числе и по страхованию. Пообщавшись с «Северной казной» и составив о ней положительное впечатление, делегаты рекомендовали ее на родине. В результате екатеринбургские страховщики получили надежного партнера во Франции, а вместе с ним — выгодные условия перестрахования своих рисков.

Очевидно, крепнущую дружбу между местными и зарубежными страховщиками можно назвать закономерной. Но насколько симптоматична перемена в направлении денежных потоков между Центром и регионами, предполагать пока сложно. Так, недавно был создан прецедент, когда московские страховщики перестраховали свою ответственность в Екатеринбурге. Возможно, в будущем это станет нормой. Пока же рынок уральской столицы обрастает компаниями с внушительными страховыми резервами.

В августе прошлого года получила лицензию перестраховочная компания «ОСТИН Ре», входящая в финансово-промышленную группу «Драгоценности Урала». По словам исполнительного директора компании Вячеслава Жужгина, сегодня это одна из двух перестраховочных компаний в Уральском регионе; первая — «Ижевское перестраховочное общество». Уставной капитал «ОСТИН Ре» сопоставим с такими китами отечественного перестрахования, как Москва Ре, и составляет 50 млн руб.

Урал слезам Москвы не верит

Страхование, как отмечают аналитики, всегда было чрезвычайно удобным и эффективным каналом откачки денежных ресурсов из провинции в центр. При наглядной финансовой скудности региональных страховых рынков, они тем не менее являются стержнем в политике многих московских компаний. С тем, чтобы контролировать как можно больше финансовых потоков, столичные страховщики энергично расширяют свою филиальную сеть на территории страны. Чем только обостряют конфликт между московским и региональным страховым бизнесом. В Свердловской области эти противоречия усугубляются предстоящими губернаторскими выборами. Есть основания предполагать, что часть средств ряда страховых компаний пополнит предвыборный фонд основных кандидатов. Потому решение вопроса об утечке капиталов сегодня для руководителей области и города архиважен — причем, как с финансовой, так и с идеологической точки зрения.

Самое стойкое неприятие столичных страхователей просматривается в работе администрации Екатеринбурга. Городские чиновники фактически поставили заслон «москвичам» тем, что отказали им во всяком участии в муниципальных программах: городскую собственность имеют возможность страховать только местные компании. Исключением из правила стал Екатеринбургский филиал страховой группы «Спасские ворота» — единственная из иногородних компаний, получившая право работать с недвижимостью муниципалитета. Так, по территориальному принципу определился круг уполномоченных страховщиков городской администрации. Характерно, что свою ответственность они в основном перестраховывают друг у друга. Периодический обмен рисками влечет их аккумуляцию у каждого из страховщиков. В итоге совокупный размер перестрахованных рисков нередко превосходит реальный объем резервов компании. К счастью, пока не было серьезных страховых событий, которые бы могли проверить эффективность подобной защитной системы.

Некоторое время через «местное» сито пропускались компании и на областных тендерах. Но затем правительство области изменило запретно-оборонительную тактику, очевидно, сочтя ее малоэффективной. Областные власти озаботились формированием «своих» страховых структур с патриотичными названиями: «Губернская страховая компания» и «Кольцо Урала», чья реклама красуется на здании администрации метрополитена — прямо против мэрии.

Правда, следует сказать, что «Губернская страховая компания» так и не успела послужить губернатору. В 1997 году, перед выборами в областную Думу, она создавалась на базе разбросанных по всей области дочерних страховых компаний «АСКО» при активной поддержке Уральского экономического союза. В качестве ядра нового страхового холдинга выбрали две АСКО-компании — «Екатеринбург-АСКО» и «Тагил-АСКО». Однако при первой же запоздалой проверке выяснилось, что обе фирмы имеют огромные долги перед клиентами. Поэтому поиск был продолжен. И в начале 98 года название «Губернская страховая компания» присвоили «Кировград-АСКО». Между тем, по словам президента переименованной компании Евгения Артюха, к тому времени идея страховой пирамиды уже утратила свою актуальность в областном правительстве, а вскоре была им и вовсе отвергнута. Сейчас «Губернская страховая компания» находится за пределами политических амбиций губернатора и работает наравне с остальными участниками рынка.

Генеральный директор екатеринбургского филиала компании «Инкорстрах» Юрий Квачев считает, что действия властей по защите местных страховщиков грубы и несправедливы: «Нельзя чесать всех под одну гребенку. Ведь есть и те филиалы, что не переводят деньги в Москву. Самостоятельно формируют резервы и
определяют финансовую политику, имея расчетные счета в местных банках и, наконец, платя налоги в местный бюджет. Конечно, таких компаний, как наша или “Уралэнергогарант» здесь раз и обчелся. Но мы тем не менее существуем. С тем, чтобы доказать властям свою заинтересованность в работе на территории Екатеринбурга и области, мы открываем филиалы, создаем рабочие места и даже учредили здесь совместную страховую компанию (речь идет об «Уральской страховой палате»: 50% ее 10-миллионного уставного капитал принадлежит Инкорстраху и столько же — Губернскому банку — Е.К.)”.

Между тем, как признают в «Инкорстрахе» и «Уралэнергогаранте», основную массу работающих в Екатеринбурге московских страховщиков сегодня составляют компании с сомнительными целями и средствами их достижения. По словам Юрия Квачева, в большинстве случаев центр подписывают своим филиалам смету расходов — на ведение дел и текущие выплаты. При этом львиная доля взносов местных страховщиков оседает в столице. Клиентура у таких филиалов в основном ведомственная. И получают они ее, к примеру, так. Минобороны (или Росвооружение) готов обеспечить какое-нибудь региональное оборонное предприятие заказами. Министерство принимает решение о страховании и само определяет страховую компанию. Филиалу, обретя очередного страхователя, остается лишь заключить договор и получить взнос. Таким образом, их работа практически сводится с выполнению обязанностей страхового агента.

Всем памятны события августа-сентября, когда все филиалы столичных банков дружно отказались платить по своим обязательства: деньги из них тогда были откачены в Москву. При крупном страховом событии нечто подобное может произойти и в страховой сфере. Однако превентивные меры городских и областных чиновников создают преграды не всегда тем, кому следует.

Страховая интервенция

Полгода назад в своем интервью журналу «Эксперт» президент Всероссийского союза страховщиков Игорь Юргенс говорил: «Мы не хотим неконтролируемого прихода иностранных компаний. И считаем, что они могут прийти к нам, работать у нас лишь тогда, когда мы немножко подготовимся к этому — переживем кризис, окрепнем, решим свои налоговые и законодательные проблемы». Словам президента ВСС не внял Президент России. Борис Николаевич предоставил иностранным компаниям полную свободу в работе на отечественном рынке.

За пять лет, прошедших после подписания соглашения с Евросоюзом на острове Корфу (согласно ему, отечественный рынок должен быть полностью открыт для иностранных страховщиков), российским страховым компаниям так и не удалось противодействовать прозападным настроениям руководства страны. Рычаги воздействия на власть были традиционными: страховщики лоббировали свои интересы преимущественно через депутатов Госдумы. Но выпустили из внимания администрацию Президента. Ошибка оказалась роковой. По информации высокопоставленного источника газеты «Коммерсантъ», решение наложить вето на закон исходило от главы президентской администрации Александра Волошина.

Вето Президента, считают московские страховщики, положило начало концу российского страхования. В то же время, как показал опрос некоторых местных страховщиков, они более сдержанны в оценках произошедшего.

Генеральный директор страховой компании «Северная казна» Александр Меренков готовится к конкуренции с иностранными коллегами, однако не считает их ожидаемый приход Дамокловым мечем над головой российских страховщиков: «Появления здесь западных компаний мы, конечно, боимся. Потому что боимся демпинга и переманивания наших специалистов высокими зарплатами в валюте. Но у этого вопроса есть и другая сторона. Кто больше всех говорит о приходе иностранных страховщиков в Россию, кто всеми силами старается сделать из этого катастрофу? Москвичи. И их позиция проста: боитесь иностранцев — идите под нас. Я был почти на всех столичных конференциях, посвященных приходу западных компаний. У меня нет сомнений в том, что все, кому интересен наш рынок, уже давно здесь.»

Относительно спокойно восприняли новость и руководители ряда других екатеринбургских компаний. В отличии от до смерти перепуганных москвичей, местные страховщики в большинстве своем не верят в то, что иностранцы монополизируют их рынок. Для этого, как они считают, нет ни предпосылок, ни условий. В доказательство своей точки зрения они приводят три основных довода: для того чтобы западная страховая компания открыла здесь свой филиал, необходимы прозрачное законодательство, возможность свободно вывозить капитал и, наконец, наличие страхового рынка в западном представлении. Однако ни первого, ни второго, ни тем более третьего в России сегодня нет.

В то же время кое-кто из местных страховщиков не скрывает своих опасений. Известно: терпеливый Запад любит работать на перспективу, имея опыт, репутацию и колоссальные резервы. Предлагая современные и надежные страховые продукты по тарифам, которые на порядок ниже отечественных, иностранные страховщики смогут в скором времени вытеснить своих российских конкурентов с рынка. И результаты этого скрасят значительные издержки работы в проблемной стране. Конечно, особенно лакомый кусок для западный компаний — Москва. Там концентрируется большая часть общероссийских страховых поступлений. Но на очереди рано или поздно окажутся регионы.

Часто в качестве показательного страховщики приводят пример ряда стран Восточной Европы. Там сегодня много иностранных страховщиков и ни одного национального. В свете последних событий это может послужить хорошей пищей для размышлений среди участников российского страхового рынка.

Самое читаемое
  • Довыборы в Гордуму: ставленник Варламова, кандидат-эзотерик, интрига на праймериз «ЕР»Довыборы в Гордуму: ставленник Варламова, кандидат-эзотерик, интрига на праймериз «ЕР»
    32 496
  • «Потерявшие связь с регионами». Рейтинг депутатов-прогульщиков Госдумы«Потерявшие связь с регионами». Рейтинг депутатов-прогульщиков Госдумы
    14 222
  • В Свердловской области появился тринадцатый «Заслуженный предприниматель»В Свердловской области появился тринадцатый «Заслуженный предприниматель»
    22 466
  • Банк России приостановил снижение ключевой ставки: рынкам нужно приспособитьсяБанк России приостановил снижение ключевой ставки: рынкам нужно приспособиться
    21 540
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.