Подписаться
Курс ЦБ на 27.11
75,45
90,02

«Случись это на Западе, месяцами бы смаковали», — блогеры об игноре няни-убийцы на ТВ

О самом обсуждаемом в Рунете событии — убийстве трехлетней девочки в Москве ее няней — центральные телеканалы в России промолчали. Почему это было сделано и правильно ли это, рассуждают блогеры.

Блоги DK.RU

Александр Плющев, журналист: «Кровавая няня»

Я уже 22 года работаю в информационной службе Эха Москвы. Все эти годы я профессионально сталкиваюсь с новостями, каждый день. И все эти годы продолжается дискуссия, о чем нужно, а о чем не стоит говорить по телевидению отечественному зрителю. Сначала обсуждалось, как сказывается на его психике война в Чечне. Зачем ему это знать, ведь он не может помочь в наведении порядка в мятежной республике? Потом тонкую душевную организацию зрителя отграждали от информации про теракты. Ну, мало ли, а то еще паника возникнет, помешают спецслужбам работать. Оппозиционеров и их акции не показывали под предлогом того, что они просто никому не интересны. Вот выключит на них зритель своий ящик, а обратно-то может и забудет включить? А про то, что в столице страны у метро полчаса ходит женщина в черном с отрезанной головой ребенка в руке и кричит, что она террористка — это у нас не новость. Не было такого события. Вам показалось. Сирия в сеим сюжетах есть, Украина #замышляетнашкрымотобрать — есть, даже про мухлеж с датчиками во взорвавшейся шахте есть, чего уж совсем трудно было ожидать. А кровавой няни — нет. Для меня, честно говоря, это было неожиданно: я-то думал, такой богатый сюжет будет использован на всю катушку для нагнетания истерии, дескать ИГИЛ у ворот, мало бомбим в Сирии.

Говорят, вдруг, не дай бог, поднимутся межнациональные волнения, пойдут бить мигрантов. СТОП. То есть, по этой логике, раскручивая историю с якобы изнасилованной Лизой, российские каналы сознательно провоцировали волнения в Германии? Подстрекали наших иммигрантов против ближневосточных? А сюжетом про распятого мальчика сознательно же подогревали антиукраинские настроения? И весь этот выдуманный ад никак не ранил психику зрителей?

Я уж молчу о таких замалчиваемых вместе с этой новостью «мелочах» как работа полицейских, разбегающихся врассыпную или проблема, кому доверить своего ребенка. Как написано на плакатах социальной рекламы: «Все равно?».

Мне знакомо это нытье: «Мне тяжело на это смотреть, не показывайте мне это». Не врите. Было бы тяжело — не смотрели бы. А так — и мальчика и девочку, все смотрите и обсуждаете. На сервисе Медиаметрикс из 20 самых популярных, самых кликабельних новостей минувших суток лишь 4 не имеют отношения к кровавой няне.

Никто не говорит, что видео безумной женщины с отрезанной головой в руках нужно крутить 24/7. Профессионалы для того и нужны, чтобы о самом ужасном рассказывать, не срываясь в желтизну и чернуху. Люди должны иметь право знать и задумываться о том, что происходит. Даже если они от этого права сознательно отказываются или отгораживаются.

Оригинал

Владимир Познер, журналист

Я могу только сказать, что это решает каждый журналист или руководитель сам для себя. Нет никаких правил и законов по этому поводу ни у нас, ни в мире. Каждый сам соображает, насколько важно сообщить, насколько эта информация нужна, чтобы люди понимали, что происходит, насколько это необходимо.

Я несколько удивился, когда увидел, сколько написано по поводу того, что центральные каналы не показали этот сюжет. Я сразу вспомнил, когда террористы своими самолетами врезались в башни в Нью-Йорке, и главные американские каналы не стали показывать, как люди выбрасывались из окон. Это примерно так же.

Показывать для чего? Какой смысл? Зачем? Какая идея? Каждый сам решает, важно это или нет.

Я лично не показал бы. Но это не означает, что все должны поступать так, как я.

Оригинал

Антон Носик, интернет-деятель: «Почему нельзя сообщать о няне»

Антон Долин пишет про няню, что федеральные СМИ правильно поступили вчера, ничего о ней не рассказав в новостях.
«Случись это на Западе, месяцами бы смаковали», — блогеры об игноре няни-убийцы на ТВ 1
Честно говоря, это очень по-человечески понятная позиция. Знание об этой чудовищной истории вряд ли принесло кому-то из нас явную и ощутимую пользу. А экзистенциального ужаса добавило. Я б, честно говоря, был бы страшно благодарен тому, кто дал бы мне возможность не узнать этой новости ни вчера, ни сегодня, ни в будущем.

Проблем тут ровно две: общая и частная.

Частная проблема состоит в том, что случись эта история в Берлине, Мариуполе или Нью-Йорке, то те же самые наши телеканалы её бы месяцами смаковали в прайм-тайм, совершенно не заботясь о чувствах и душевном здоровье зрителей. Примеры «распятого мальчика» и «изнасилованной девочки» у всех на слуху. Если федеральным каналам поступило указание не рассказывать об убийстве в Москве, то отдавали его не психологи, озабоченные душевным здоровьем населения, а пиарщики, не сумевшие быстро придумать, как бы половчей обвинить в этой трагедии пятую колонну, киевскую хунту и вашингтонский обком. Запрещая историю Гюльчехры к показу по ТВ, очень конкретные жулики прикрывали свой срам.

Общая проблема, безотносительно к особенностям управления нашим федеральным эфиром, состоит в том, что понятие «информации, могущей нанести вред душевному здоровью населения» обладает бесконечной степенью эластичности. Сегодня нам не нужно знать о преступлениях, совершаемых в Москве. Вчера запретили знать о потерях армии в мирное время. Завтра запретят узнавать о неблагополучном экологическом фоне, который мы не можем исправить, зачем же зря расстраивать граждан. В конце этого пути — газета «Правда», где вся мировая информационная картина схлопнута до четырёх полос неуклюжего вранья.

Можно тут, конечно, попробовать поискать «золотую середину» между полной свободой информации, как в Штатах, и полным отсутствием этой свободы, как в Северной Корее (она же СССР тридцатилетней давности). Собственно, Европа такими поисками четверть века уже озадачена. Там регулярно пытаются принять законы на тему «какую правду запрещено говорить вслух». Французы особенно усердствуют: то запретят отрицать Холокост, то геноцид армян, то полезную деятельность французских колонизаторов в Северной Африке. Такие законы вносятся, принимаются, отменяются — и больше эта суета похожа не на поиск золотой середины, а на попытку усидеть между двух стульев. С одной стороны сохраняя конституционные гарантии на право общества знать, с другой — пытаясь вывести неудобные темы за рамки конституционного поля. 

Мне кажется, что любую практику имеет смысл судить по её результатам, как сказано ещё в Евангелии от Матфея: «По плодам их узнаете их». Я вот не вижу никаких вредных последствий от американской Первой поправки. Узнали, к примеру, американцы, что армейского психиатра, который расстрелял 13 человек на военной базе в Форт Худ, звали Нидаль Малик Хассан — но ни к каким погромам палестинцев или мусульман в США это знание не привело. Самого Хассана судили и приговорили к смертной казни; в армии, возможно, появились дополнительные механизмы проверки кандидатов на воинскую службу. Но в общем и целом американское общество от знания имени, вероисповедания и национальности убийцы никак ощутимо не пострадало. Никакого острого приступа ксенофобии это знание не вызвало, даже никак не помешало переизбрать президентом человека по имени Барак Хуссейн. Так что все нынешние немецкие и скандинавские инициативы по умолчанию мусульманства и сирийского происхождения насильников кажутся переваливанием с больной головы на здоровую.

Видение общества, в котором власть защищает граждан от лишнего знания (и связанного с ним недовольства) — спору нет, соблазнительно. Проблема ровно в одном, см. выше цитату от Матфея. Мы пока не видели успешных примеров общества, где бы властям удалось отрегулировать мозги подданных в правильную сторону, дозируя подачу нежелательной правды, исключая дурные примеры, транслируя один лишь позитив.

А если мы таких примеров не видели — уместно предположить, что их просто не существует в природе.

Оригинал

Самое читаемое
  • Новый закон — новые цены. Лечить зубы с 1 января 2021 года станет дорожеНовый закон — новые цены. Лечить зубы с 1 января 2021 года станет дороже
  • «Что вы несете? Люди бизнесы закрывают, а вы прибедняетесь!»«Что вы несете? Люди бизнесы закрывают, а вы прибедняетесь!»
  • «Что в вас особенного?». Джефф Безос нанимает только тех, кто верно ответит на три вопроса«Что в вас особенного?». Джефф Безос нанимает только тех, кто верно ответит на три вопроса
  • Набиуллина призвала свернуть льготную ипотеку. Нужно избежать пузыря на рынке жильяНабиуллина призвала свернуть льготную ипотеку. Нужно избежать пузыря на рынке жилья
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.