Подписаться
Курс ЦБ на 27.02
65,51
71,24
Деловой квартал / Новости / «Последние годы мы развивали торговлю, услуги. Но без развития производства все...
«Последние годы мы развивали торговлю, услуги. Но без развития производства все напрасно»
Источник: veorus.ru

«Последние годы мы развивали торговлю, услуги. Но без развития производства все напрасно»

Самое читаемое
  • Продуктовые гипермаркеты уходят из торгцентров: кто их заменит и чего ждать ритейлу? Продуктовые гипермаркеты уходят из торгцентров: кто их заменит и чего ждать ритейлу?
    19 671
  • «Горижопы» не будет. Но будет другой товарный знак «Горижопы» не будет. Но будет другой товарный знак
    21 488
  • «Такого изобилия денег у нас еще не было». Россияне за 2 года накопили 10 трлн рублей «Такого изобилия денег у нас еще не было». Россияне за 2 года накопили 10 трлн рублей
    10 171
  • «Разговоры о средней зарплате 50 тыс. руб. в месяц — сказки. В реальности в 2 раза меньше» «Разговоры о средней зарплате 50 тыс. руб. в месяц — сказки. В реальности в 2 раза мен...
    9 630
08:00   20.01.2020
9 912

«Когда-то стало модно говорить, что производства ушли в прошлое. Но мы сделали ошибочный вывод, что заводы надо закрывать, их нужно было модернизировать. Так шаг за шагом мы расшатали нашу экономику».

Сергей Бодрунов, президент Вольного экономического общества:

— Основная задача России заключается в том, что мы хотим войти в пятерку ведущих стран мира. А что такое стать страной-лидером в экономике? Экономический лидер завтрашнего дня — это сегодняшний технологический лидер, потому что технологии — это знания, которые перешли в продукт. 

Сегодня практически все, чем мы пользуемся: телефоны, авто, компьютеры, бытовая техника — это в большей части знания и в меньшей — материальный продукт. Если раньше медь, олово и пушнина были главным экономическим ресурсом, то сегодня главное — это технологии. 

Мы должны заниматься развитием технологий, если хотим экономического блага. Пока не будет инноваций, не будет экономического развития. Надо сказать, что Екатеринбург претендует на звание технологического центра, поскольку здесь хорошая образовательная база и есть предприятия, которые тестируют новые технологии в производстве. Современное производство непрерывно инновируется,  а значит, в этом процессе должны постоянно принимать участие ученые. Связь университетов и предприятий должна быть очень тесной. Казань, Новосибирск, Москва — эти регионы давно поняли, в каком направлении нужно развиваться.

Но Россия велика, так что сложно представить, что каждый регион будет развиваться в той же степени, что и другие. Если вы поедете по Италии, то там как только заканчивается один город, сразу начинается улица другого. Они давно ушли от аграрного хозяйства, а у нас до сих пор популярны сады и огородные хозяйства. Уклад жизни в России все-таки другой. При этом особенность нашей страны еще и в том, что уровень жизни в крупных городах нельзя считать средним для всей страны. У нас много сел и деревень, которые живут совершенно в ином укладе. У нас каждый регион страны, по сути, живет в разных измерениях. 

Задача состоит в том, чтобы привести состояние экономики России в ситуацию, когда уровень жизни в деревнях будет на том же уровне, что и в крупных городах. И у нас есть подвижки в эту сторону, есть программа цифровизации деревень.

Курс на выравнивание уровня жизни населения и доступности благ взят, вопрос, как будет реализована программа. Главное, чтобы мерилом была не деревня, а все-таки крупный город с развитой инфраструктурой. 

Деиндустриализация России

Последние годы у нас в стране шла деиндустриализация, мы не думали ни о чем, кроме развития финансовых рынков, бирж и так далее. И только в последние годы взялись за развитие фабрик и производств. Когда-то стало модно говорить, что производства ушли в прошлое, мы сделали ошибочный вывод, что заводы надо закрывать, а их нужно было модернизировать.

Почти все постсоветское время мы находились в состоянии постиндустриального конформизма. Долгое время мы развивали направления, которые после развала Союза казались нам слаборазвитыми: торговлю, финансовые рынки, а индустрия и промышленность развивались по остаточному принципу, потому что считалось, что услуги — главное, а производства сойдут на нет.

Такая философия довольно долго управляла миром, и те страны, кто быстрее понял ошибочность такого мировоззрения, вышли сейчас в лидеры. Тот же Китай побежал по тернистому пути и быстро восстановил и создал производства. А мы в это время, наоборот, все заводы замораживали, деиндустриализировали страну. 

Так шаг за шагом мы расшатали нашу экономику. Как только дунул ветер на финансовом рынке, так сразу наша экономика неизвестно куда понеслась. Именно из-за отсутствия развитых производств кризисы били по нам так сильно, а после кризисов уже и денег не было на развитие.

К 2010 г. стало понятно, что нужно восстанавливать индустриальные комплексы, но после кризисов экономика была неустойчива, непонятно, на какие деньги восстанавливать. Потом подоспели санкции, внешние шоки и все это вместе взятое еще больше нас подкосило и уверило в том, что нужно развивать производства. 

В какой-то момент мы падали, затем, как говорил бывший министр экономики Улюкаев, нащупали дно, а потом оттолкнулись. Сейчас мы все еще не можем выйти на тот уровень экономического состояния, с которого упали.

В общем-то, сейчас понятно, куда нужно двигаться. Президент еще в 2017 г. обозначил необходимость проводить технологическую модернизацию производств, заговорили даже о технологических прорывах. Только к этим идеям нужно относиться осторожно, не надо строить заводы-гиганты, как в Союзе. На этот счет у меня есть одна история.

Когда-то давно я вложил капитал в акции одного из хорватских предприятий. И как акционер бывают там раз в пять лет на собраниях. Так вот 10 лет назад было принято решение обновлять производство. 

Группа заводов, акциями которого я владею, производила и производит пластмассовые изделия для легковых автомобилей. 15 лет назад, когда я покупал пакет акций этого завода, для меня было понятно это производство: заказчик высылает дизайн, затем делается пресс-форма под конкретную деталь, потом штампуются изделия, их красят, упаковывают и развозят по заводам. Нормальное понятное производство, как в Советском Союзе. Работало на заводе 180 человек. И вот 10 лет назад этот завод снесли и построили другое производство, потому что прежнее не соответствовало экологическим требованиям ЕС, краскопульты применять там больше нельзя, они разрушают озоновый слой.

Все снесли, построили технологичное производство. Теперь компьютер в Германии сообщает на завод в Хорватию, какую пресс-форму нужно заготовить, затем робот отливает пресс-форму, другой робот красит. На заводе работают теперь 30 человек, покрасочный цех полностью закрыт. Из 30 сотрудников примерно 15 перепроверяют работу робота, смотрят через  лупу, насколько качественно деталь покрыта краской. Это цифровизация по-европейски. 

Завод, о котором я рассказываю, находится, по европейским понятиям, в деревне. И спокойно работает с немецким заводом Volkswagen. То есть европейская деревня благодаря технологическому оснащению вошла в длинную цепочку производства. Это стало возможным благодаря тому, что государство создало всю инфраструктуру. 

Из примера с хорватским заводом можно вынести еще один урок. Технологии высвобождают рабочую силу: как я сказал, из 180 человек остались работать только 30. 

При сокращении работников была выполнена и социальная функция: часть людей переучилась и их устроили на новое производство, потому что завод стал больше, направлений стало больше. Второе: тем, кто был в возрасте и готовился выходить на пенсию, выплатили большую компенсацию. Третье: людям, которые в принципе ушли с завода, тоже выплатили компенсации. 

То есть программа модернизации производств должна идти вкупе с социальной программой. А если мы будем менять 30 человек на одного робота и думать, что проблема освободившихся кадров сама рассосется, ничего хорошего не случится, будет социальный конфликт. Нельзя допускать того, чтобы люди вышли на улицу касками стучать и требовать пособия, это тупиковый путь.

Я привел европейский пример, чтобы стало понятно: нам еще догонять и догонять их. Но когда мы говорим, что наша страна сильно отстала, что догнать уже невозможно, надо следовать правилу «Глаза боятся, а руки делают». Надо работать.

У нас впереди огромные перспективы: у нас огромная страна, огромный рынок потребления, много ресурсов. В то же время риски огромные, потому что наши ресурсы, наш рынок интересны и другим странам. Мы должны научиться защищать то, что имеем, не только ракетами, но и мозгами. Нельзя просто стоять на страже ресурсов, нужно научиться создавать продукт, увеличивать добавленную стоимость и так далее. В общем, мы в начале пути, этот путь долгий, и никто не обещает, что в дороге будет легко.

Текст написан на основе выступления президента Вольного экономического общества России в УрГЭУ в Екатеринбурге. Автор: Екатерина Тарханова. 

Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.