Подписаться
Курс ЦБ на 22.10
63,76
71,16
Деловой квартал / Новости / «Пчёлы не пишут доносов и не идут в декрет». Как из хобби прадеда построить биз...
«Пчёлы не пишут доносов и не идут в декрет». Как из хобби прадеда построить бизнес на мёде
Источник: DK.RU

«Пчёлы не пишут доносов и не идут в декрет». Как из хобби прадеда построить бизнес на мёде

Самое читаемое
  • Сквозь снег и гололед. Лучшие кроссоверы для российской зимы Сквозь снег и гололед. Лучшие кроссоверы для российской зимы
    12 112
  • «Один из самых талантливых IT-специалистов сидит за решеткой вместо того, чтобы работать» «Один из самых талантливых IT-специалистов сидит за решеткой вместо того, чтобы работать»
    19 893
  • «Давайте будем честными — ЕНВД для России смертельно опасный недуг, он расслабляет бизнес» «Давайте будем честными — ЕНВД для России смертельно опасный недуг, он расслабляет биз...
    12 460
  • Салют — всё. Кинотеатр закроют, здание отдадут детям Салют — всё. Кинотеатр закроют, здание отдадут детям
    15 510
07:04   07.06.2019

Когда Анастасия окончила университет, она пошла не в офис, а на пасеку: продолжать семейную традицию. DK.RU узнал, сколько стоит медовый бизнес, почему пчёлы лучше людей, а Южный Урал — не Башкирия.

Анастасии Малаховой всего 22 года, но она уже решила: вместо того чтобы быть офисным «планктоном», она продолжит дело прадеда, деда и отца — займется пчеловодством и построит бизнес на меде. Сейчас у семьи уже 100 ульев под Полетаево — из каждого за сезон они получают по 50-80 кг меда. Под брендом «Уральский мед» они продают продукт в паре своих торговых точек и в магазинах «Чурилово».  В амбициях пчеловодов — вырастить хозяйство до тысячи ульев, продавать товар в Китай и Европу, и — ни много, ни мало — перевернуть отношение к Южному Уралу. Журналист DK.RU побывала на пасеке и узнала, можно ли рассматривать медовый бизнес в качестве удачной идеи для стартапа.

«Пчёлы не пишут доносов и не идут в декрет». Как из хобби прадеда построить бизнес на мёде 1

Вековое ремесло

«Наша история простая. У деда — он жил в Агаповском районе, в поселке Южный — всегда были коровы, гуси, утки и пчелы. Медом занимался и мой отец. У меня самого первые пчелы появились в 16 лет. Когда из армии вернулся, уже начал всерьез заниматься пчеловодством в свободное от работы время — тогда я работал на железной дороге, был удобный график. В общем, на второй год накачал тонны три с половиной меда, продал и купил «Запорожец». Ну, повезло, лето тогда теплое было», — рассказывает Олег Коптелов.

Потом — 90-е, новый мир, в котором люди, говорит пчеловод, оказались в положении подопытных кроликов. Изменения ударили и по семейной традиции: пчеловодство пришлось бросить, заняться строительным бизнесом. На пасеку Олег Коптелов планировал вернуться лишь на пенсии, но время шло, и за 90-ми и благополучным началом нулевых грянул кризис 2008-го.

Все рухнуло, остались с долгами, с серьезными проблемами… Оказались не просто на дне, не просто на нуле, а в минусах. Пришлось продать все, что было. В 2010-ом взяли первые за долгое время пять пчелиных семей, — рассказывает Олег Коптелов.

«Пчёлы не пишут доносов и не идут в декрет». Как из хобби прадеда построить бизнес на мёде 2

К тому времени пчеловод уже был кандидатом экономических наук, поэтому проанализировал рынок профессионально. Прикупив еще пчелиных семей, бизнесмены стали продавать мед по знакомым, ездить на ярмарки и даже организовывать их самостоятельно, со временем Олег Коптелов возглавил Союз пчеловодов Челябинской области. В итоге дело, к которому семья вынуждена была вернуться из-за кризиса, начало приносить доход: на семейном совете было решено полностью переключиться на пчеловодство. Дочери Олега Коптелова Анастасии — 22 года, и после окончания университета она решила продолжить семейное дело, основанное еще ее прадедом.

Слева - свежие соты, а справа соты, из которых вышло не меньше четырёх поколений пчёл

«Семья большая — три сына и дочь. Старшему — 30 лет, младшему — восемь. Хоть и помогают, конечно, но будут ли серьезно этим заниматься — время покажет, пока непонятно. А Анастасия взялась. На нее и сделали ставку. Потихоньку обучаю всем секретам, но пока главная ее задача — маркетинг, продажи. Особое внимание — разработке дизайна упаковки. Когда Настя соберется замуж, уже будет свое дело и стабильный доход», — рассказывает пчеловод.

Законы улья лучше кляуз

В мае пчелы слабые, и задача фермера их «поднять» — нектара еще мало, поэтому насекомых подкармливают сладкой медовой водой. На пасеке отец с дочерью ходят хоть и в пчеловодных костюмах, и с отпугивающим пчел дымарем — жестяным бочонком с тлеющими щепками внутри, но спокойно открывают ульи голыми руками, доставая рамки с сотами. Считается, что чем злее пчела, тем она живучее и больше меда приносит, — к такой породе относится среднерусская порода. Но пчеловодов спокойная пчела-карника тоже устраивает.

Без дымаря к пчёлам лучше не подходить

«Пчёлы не пишут доносов и не идут в декрет». Как из хобби прадеда построить бизнес на мёде 3

Пчелы уникальны! Заставлять работать их не надо. Они сами организованны. Никаких оперативок и планерок проводить не надо. В трудовую инспекцию не жалуются, не кляузничают — все решают между собой по внутренним законам улья. Не опаздывают, не уходят в декрет.

С ними очень приятно работать. Работа тяжелая, но интересная: зависишь только от погоды и собственного опыта, а пчелы — народ благодарный. Как-никак каждый год мы с медом», — рассказывает Олег Коптелов.

Внутренний мир улья: сейчас в нём восемь пластин с сотами

Выдрессировать пчел невозможно, хозяина они не распознают, слушаются только матку. Пчеловоды предполагают, что общаются насекомые с помощью языка жестов или звуков. Есть пчелы-разведчицы, которые находят места, где есть нектар, и показывают другим направление.

Некоторые соты уже заполнены - в них мёд

Чтобы получить мед определенного сорта, пчел закрывают в ульи и возят по области, выпуская собирать нектар на полях, засеянных разными растениями. Так, в Чебаркульском, Уйском районах есть большие поля с донником, в Ашинском и Башкирии растут липы, около границы с Курганской областью много гречихи. За сезон предприниматели перевозят ульи на расстояние в 3-4 тыс. км.

Но природные катаклизмы мешают все точно распланировать. Это только со стороны кажется, что пчеловоды просто поставили ульи и ничего не делают. Пусть те, кто так говорит, поработают месяц на пасеке. Тяжелейший труд. И грузить ульи пока приходится вручную, а один улей может весить до 150 кг, — рассказывают пчеловоды.

Вложения в создание пасеки с нуля составят примерно 300 тыс. руб., рассказывают предприниматели. Семья пчел стоит 5 тысяч, еще 5-7 потребуется на сам улей. Начинать бизнес имеет смысл примерно с пяти-десяти семей: это еще не выход на рентабельность, но уже неплохой размах. Придется закупить и специальный инвентарь: рамки для сот, медогонку, проволоку, решетки, кормушки. Хорошо бы к этому всему еще иметь погрузчик, чтобы не таскать все на своей спине. Но стоит он 2,5 млн руб., и пока у пасечников его нет. Рентабельным бизнес на меде становится, когда на пасеке живет уже не менее 50 семей.

Медовая экспансия

В соседней Башкирии — 330 тысяч пчелосемей, в сезон местные пасечники собирают порядка шести тысяч тонн меда. Объем реализации — примерно 2,5 млрд руб. Рынок Челябинской области оценивается примерно в 1,5 млрд руб. «Сказать точно никто не сможет: очень многие фермеры работают в тени», — рассказывает Олег Коптелов.

Со стороны пасека - это много разноцветных ящиков в поле

Проблема в том, что на Южном Урале принято держать маленькие хозяйства и не регистрировать их как ИП, максимум как личное подсобное хозяйство, которое пока освобождено от налогов на доход. Заниматься пчеловодством профессионально и в белую решаются немногие: вложиться нужно капитально, а господдержки нет: гранты под пчеловодов не предусмотрены, а кредиты доступны только обычные потребительские, с высокими процентами. «Поддержку получают фермерские хозяйства, которые занимаются мясом и молоком, хотя с экономической стороны наш бизнес рентабельнее и менее рискованный», — рассказывает Олег Коптелов. Да и с имиджем у региона проблемы, что пчеловодов расстраивает особенно.

В Башкирии тоже есть промышленные предприятия — и химические, и нефтянка. Но Башкирия в глазах россиянина — экологически чистая республика меда, а Челябинская область — место экологической катастрофы.

«Местные пчеловоды должны занять рынок хотя бы процентов на 70, возить мед в соседние регионы и на север. Сейчас они занимают всего 30-40%. Нужно идти на экспорт — есть перспективы зайти на рынок Китая, Индии, Европы. Знакомый пчеловод из Башкирии, у которого полторы тысячи пчелосемей, весь собранный мед продает в Америку, Канаду и Евросоюз, а у нас в области таких примеров нет», — рассказывает Олег Коптелов.

Мед последние годы — в особом тренде, отмечает Анастасия, потому что стремление есть здоровую пищу буквально витает в воздухе. Да и пчелы создают много полезных веществ помимо меда: в этом производственном цикле, кажется, ничего не выбрасывается. Прополис, пчелиный клей, которым насекомые чистят соты, считается природным антисептиком, который лечит и кашель, и боль в горле. Пчелиная вытяжка — это настойка из яда насекомых на спирту, хороша для согревания мышц и суставов. Пергу — утрамбованную пыльцу — скупают в качестве пищевой добавки спортсмены, которые наращивают мышечную массу. И, собственно, сам мед не только едят, но и делают косметические маски. Зимой пчеловоды разводят восковую моль, которая съедает старые соты, а потом из нее тоже делают противовирусную настойку. «Она разрушает оболочку вируса. Додумался до этого, между прочим, нобелевский лауреат Мечников», — рассказывает Олег Коптелов. Он умудряется радоваться даже пчелиным укусам: яд полезен для крови. «Руку им подставляю, стою, жду — они раз-раз-раз — ужалили», — рассказывает пчеловод.

Анастасия не жалеет, что отказалась от карьеры офисного работника. Да и большинство ее сокурсников, получивших дипломы по престижной специальности «государственное и муниципальное управление», ушли в собственный бизнес.

Такой упаковкой пчеловоды будут покорять Китай

Олег Коптелов рассказывает: передавая бизнес детям, нужно прежде всего показать: за счет ремесла можно жить, семью кормить. Больших миллионов не заработать, но на жизнь хватит — такой месседж уловят молодые и прагматичные преемники семейного дела. А знакомить с ремеслом нужно с самого детства.

Я всю жизнь работал с людьми, был руководителем, занимался производством, преподавал в университете экономику и антикризисное управление… Сейчас не пойду никуда! До конца жизни буду заниматься пчелами — это 100%! — уверяет Олег Коптелов. — Это здоровый образ жизни, природа, физические нагрузки, никакой нервотрепки, сам планируешь день, сам себе хозяин. Ошибся? Это только твои ошибки, они не бьют по другим, тебя никто за них не отчитывает. Это и есть свобода.

Автор: Екатерина Омельченко
Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.

Интернет-аукцион

Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.