Подписаться
Курс ЦБ на 24.09
76,35
89,25

«Надо уступить дорогу молодым». Главный лоббист застройщиков Урала — о жизни после 70

9 285
Сергей Лекомцев
Сергей Лекомцев. Автор фото: Игорь Черепанов. Иллюстрация: DK.RU

«В сфере строительства меня знают все, и я всех знаю. И могу обсуждать и решать любые вопросы, возникающие на нашем рынке. Меня называют лоббистом интересов стройсферы, и я от этого не отказываюсь».

Главный лоббист уральских застройщиков после 70-летнего юбилея начал новый этап жизни. Уйдя с постов президента Ассоциации строителей Урала и координатора Национального объединения строителей в УрФО, Сергей Лекомцев в какой-то мере освободил время для хобби — путешествий и выпуска фотоальбомов с собственными снимками, привезенными из разных стран. Застройщик убежден: когда-то нужно дать дорогу молодым. При этом он не собирается становиться пенсионером в полном смысле — намерен теперь сосредоточиться на работе в компании «НКС Девелопмент», которая с 1991 г. первой в Екатеринбурге начала строить коммерческое жилье и которой он руководит почти 20 лет.   

Сергей Лекомцев честно рассказал DK.RU, что происходит в строительной отрасли и когда работать было легче — в 90-х или сейчас. А также о том, как машиностроитель с «Уралмаша» стал девелопером, при чем здесь два срока службы в армии, и в чем неправы уральские олигархи.

Долг Родине отдал дважды

Этот год Сергей Лекомцев начал с юбилея — 1 января главе «НКС Девелопмент» исполнилось 70 лет. Он говорит, что к дате стал готовиться заранее: в середине прошлого года ушел с поста руководителя СРО «Ассоциация строителей Урала», которую возглавлял с момента введения в России саморегулирования в 2009 г., а к концу года сложил с себя полномочия координатора Национального объединения строителей в Уральском федеральном округе, где также проработал десятилетие. В общей же сложности, если учитывать более ранний период, Сергей Лекомцев возглавлял строительное сообщество в Екатеринбурге, а затем и в УрФО, около 15 лет. Теперь, по его словам, в жизни начался новый этап.  

Лекомцев поясняет: свою жизнь он может разделить на три этапа. Первый условно завершился с распадом СССР, а начинался со школы, службы в армии и учебе в институте в Перми. По окончании вуза Сергей Лекомцев получил квалификацию инженера-механика по специальности оборудование и технология сварочного производства. Такое образование давало возможность работать во многих отраслях промышленности, рассказывает Лекомцев, но молодой спец попросился распределить его в Свердловск на «Уралмаш» — «завод заводов», где работало около 45 тыс. человек, а продукция, которую выпускал промгигант, была одной из самых важных в стране. Так, Лекомцеву удалось поучаствовать в изготовлении конструкций для крупнейших металлургических производств, горно-обогатительных комбинатов, для атомной станции «Ловииса» в Финляндии, для шагающих и карьерных экскаваторов. Все стрелы для шагающих экскаваторов, изготавливались на участке, где работал мастером Сергей Лекомцев, вспоминает он.  

Но внезапно инженера забрали в армию — во второй раз. Впервые срочную службу Лекомцев прошел после школы, когда не поступил в институт. Отслужил два года — как положено, но почему-то должен был снова отдавать долг Родине.  

Меня вызвали в облвоенкомат на комиссию, где седовласые ветераны приняли решение, что мне надо еще два года послужить, теперь в офицерской должности. «Читай статью 31-ю конституции внимательно. Кроме права у тебя есть обязанность», — сказали они. В то время со многими так поступили: в стране строились серьезные сооружения для защиты рубежей Родины, Вооруженным Силам нужны были специалисты. Вместе со мной, например, служили и преподаватель из УрГУ, и редактор газеты «За тяжелое машиностроение», и молодые специалисты из Украины и других союзных республик. В общем, я оказался в армии на бис, попал на Север и там в составе Вооруженных Сил принимал участие в строительстве сооружений для защиты от крылатых ракет. Это были мощнейшие сооружения с огромной энергоемкостью, поэтому рядом еще и ГРЭС возводили, и разные инженерно-технические сети. Сам руками я кирпичи не клал, руководил военными строителями. Но считаю, что застройщиком я стал уже в то время, и именно тогда впервые соприкоснулся со строительными профессиями, — говорит Сергей Лекомцев.  

После возвращения из армии инженер снова пришел на «Уралмашзавод» и попросил отправить его на строительство предприятия-филиала в Верхней Пышме — тогда возводился Завод сварных машиностроительных конструкций, который по объему производства этих самых конструкций должен был опередить само головное предприятие. Стране нужны были буровые установки, карьерные экскаваторы, поясняет Сергей Лекомцев, поэтому новые мощности необходимо было построить и запустить в строй как можно быстрее.

Строили завод этапами, причем выпускать продукцию он начал уже в 1981 г. — параллельно с ходом строительства следующих пусковых комплексов. Лекомцев пришел на строящийся завод в качестве заместителя начальника несуществующего пока цеха, занимался созданием и освоением мощностей, работал в качестве заказчика строительства. Тот опыт тоже пригодился ему в следующей девелоперской жизни — приходилось заниматься формированием пусковых комплексов, взаимодействовать со строителями в ходе выполнения строительно-монтажных работ и их приемки.   

Строящийся завод оснащался новейшим оборудованием. Некоторое дополнительно требовало проектирования и изготовления нестандартизированных линий для подачи металла и приема готовых изделий. Допустим, есть пресс-ножницы, на которых необходимо резать профильный прокат. Но весь прокат— 12-метровой длины. Нужны линии, которые подают этот металлопрофиль, и которые его принимают. Это все надо было спроектировать и изготовить. Тогда мы работали со многими проектными институтами и заводами, которые проектировали и изготавливали для нас такое оборудование. Я сам участвовал в процессе — у меня есть четыре авторских свидетельства на изобретения при проектировании этих производственных линий, — вспоминает Сергей Лекомцев.   

«Надо уступить дорогу молодым». Главный лоббист застройщиков Урала — о жизни после 70 1

И добавляет: комплектование строящегося завода оборудованием в те времена было отдельной историей. 

Об этом в наше время можно говорить с улыбкой — когда есть рынок оборудования и всегда можно приобрести то, что соответствует проекту. А тогда все предприятия со всего Союза в определенное время съезжались в Москву на так называемую заявку оборудования. По всей стране формировалась потребность, через Госплан выдавались задания на соответствующие предприятия-изготовители, а мы как заказчики получали уведомление, что заявленное нами оборудование будет изготовлено там-то и в такой-то срок. От момента подачи заявки до поступления оборудования на завод приходилось ждать до двух и более лет! Тем не менее, заводы строились, продукция выпускалась. Так и мощности нашего завода сварных машиностроительных конструкций с вводом первого пускового комплекса попали в реестр Госплана и ежегодно увеличивались по мере ввода новых пусковых комплексов. Госплан, в котором мне приходилось неоднократно бывать, располагался в здании, в котором сейчас работает Госдума, — рассказывает Лекомцев.

На предприятии молодой инженер вырос до главного технолога, а последние шесть лет был заместителем главного инженера и главным инженером. На этом посту Лекомцеву приходилось заниматься вопросами и технической подготовки производства, и выпуска продукции, и обеспечением бесперебойной работы сложного энергохозяйства, и дальнейшим развитием и техперевооружением уже введенных мощностей.

Работа была очень напряженная, вспоминает Сергей Лекомцев, но оттого и интересная. Достаточно сказать, что при подготовке производства впервые на «Уралмаше» внедрялась система автоматического управления. Кроме того, на заводе для технологического процесса использовались все виды энергоносителей: углекислый и природный газ, кислород, сжатый воздух. Плюсом к электроэнергии, воде и тепловой энергии. Отдельного постоянного внимания требовала охрана труда и техника безопасности. Одних мостовых кранов на заводе было больше сотни, говорит Сергей Лекомцев. 

Кстати, тогда Верхняя Пышма получила хороший старт для своего развития. Это уже чуть позже город стал развиваться семимильными темпами, с приходом к руководству УГМК Андрея Козицына. А тогда, со строительством нашего завода, Верхняя Пышма получила около 3 тыс. рабочих мест! За счет средств, предоставленных на возведение предприятия, в городе был построен микрорайон с тремя детскими дошкольными учреждениями и школой. А еще город получил дополнительный источник водоснабжения, для чего в районе села Кедровое пробурили больше десяти скважин и проложили 56 км водовода. Со строительством нашего завода в Верхней Пышме появились нормальные очистные сооружения, — рассказывает глава «НКС Девелопмент».

Но главной задачей всего коллектива было выполнение производственных планов. Сроки ставились напряженные: предприятие выпускало продукцию для нефтяников и газовиков, и зачастую сроки поставок буровых установок привязывались к срокам навигации на реках Сибири. В отдельные месяцы, вспоминает Лекомцев, с завода отгружали до 400 вагонов сварных конструкций — это металоконструкции для 16 буровых установок кустового бурения.  

Забавно, что когда я уже ушел с завода, а сам «Уралмаш» был уже не тот, я как-то услышал, что «завод заводов», возрождаясь, изготавливает 16 буровых установок. В год! Что говорить, до развала Союза наше предприятие в Верхней Пышме было самым крупным и современным в Европе — так говорил Николай Рыжков, председатель совета министров СССР и член ЦК. Он был инициатором строительства этого завода, Рыжков же долгое время возглавлял «Уралмашзавод». Он много раз заезжал к нам, чтобы посмотреть на свое детище. Мы с ним встречались, он проявлял интерес к нашей деятельности. Бывал на заводе и академик Борис Патон, старейший действительный член Российской академии наук и сын Евгения Патона — основателя сварки в РФ, — рассказывает Сергей Лекомцев.   

А затем Союз распался, производство буровых установок в таком объеме больше не требовалось, заказы на завод-филиал прекратились. «Уралмаш» решил обойтись без его помощи, и предприятию в Верхней Пышме пришлось думать, чем загрузить мощности. Пробовали начать выпуск оборудования для шахт, говорит Лекомцев, он даже спускался в шахту в Гайском ГОКе, чтобы посмотреть в работе погрузочно-доставочные машины, производство которых предлагали освоить в Пышме. Также на заводе рассматривали возможность производства трамваев, и на первом этапе даже освоили выпуск нескольких первых образцов. До распада Советского Союза 26 городов в стране использовали чешский трамвай Tatra T3, но поставки из Европы прекратились, и ниша оказалась свободной. 

Совместными усилиями инженеров и проектировщиков Екатеринбурга был создан свой, екатеринбургский трамвай. Его так и назвали: СПЕКТР (Совместное Производство ЕКатеринбургского ТРамвая), такие сейчас ездят по улицам уральского мегаполиса. Только делает их другой завод, «Уралтрансмаш» — туда пришлось передать производство, рассказывает Сергей Лекомцев. У всех уральских машиностроителей тогда были сложные времена, и руководство области посчитало, что загрузить «Уралтрансмаш» важнее. К тому же, то производство само по себе было больше приспособлено к выпуску машиностроительных изделий, чем завод сварных конструкций.   

А потом из-за недозагрузки мощностей на нашем предприятии начался демонтаж оборудования, площади стали сдавать в аренду. И я не смог этого вынести, не хотел разрушать то, что мы строили своими руками. Когда мне поступило предложение уйти в строительство, я решил, что так будет правильно. С трудом, но ушел, — комментирует Лекомцев.

«Надо уступить дорогу молодым». Главный лоббист застройщиков Урала — о жизни после 70 2

Завод впоследствии приобрела Группа Синара и серьезно его модернизировала. Руководство компании вызывает огромное уважение, отмечает Сергей Лекомцев, — им удалось вдохнуть вторую жизнь в существующие корпуса. Предприятие оснастили современнейшим оборудованием и совместно с немецким концерном Siemens выпускают электровозы — завод сейчас называется «Уральские локомотивы». Кроме того, там построен еще один производственный блок, где выпускают электропоезда «Ласточка».   

Я горжусь тем, что часть моей трудовой деятельности связана с Производственным Объединением «Уралмаш», что я участвовал в строительстве и освоении мощностей крупного завода! Мне бы хотелось думать, что завод сварных конструкций был детищем для меня и моих коллег, отдавших ему более десятка лет, сыном, а «Уральские локомотивы» — будто бы внук, такое продолжение истории. Но недавно для бывших работников завода была организована встреча, и когда перед нами выступали сотрудники музея предприятия, я узнал, что они отсчитывают историю «Уральских локомотивов» с 2010 г. Спрашиваю: «Как же так?! Вы же пришли на все готовое, а завод изначально создавали мы!». Там же и сегодня до 70% работников — те же люди, что трудились на заводе сварных конструкций! Но почему-то новые собственники не хотят заносить в свой актив годы, начиная с 1981-го. Я считаю, что так неправильно. Хотелось бы, чтобы в истории нового завода и нам нашлось  место! — рассказывает Лекомцев.  

«В стройсфере в стране меня знают все. И я всех знаю»

Второй этап жизни Сергея Лекомцева начался с его приходом в компанию «Наш Дом» — так до 2015 г. называлась «НКС Девелопмент». В новой для себя сфере он начал ведущим инженером, руководителем объекта и первое время чувствовал себя неловко — хотя 15 лет был бок о бок со строителями во время возведения завода. В девелопменте Лекомцев развивался вместе со всей отраслью, которая переходила на новые рельсы. Причем легко не было ни в середине 90-х, ни после — трудности для строителей существовали всегда. 

Например, рассказывает глава «НКС Девелопмент», в начале 2000-х в стране приняли Градостроительный кодекс, и в нем было много норм, которые не стыковались с градостроительными документами, работавшими в Екатеринбурге. В то время ряд застройщиков потерял свои земельные участки — из-за того, что разрешительные документы для строительства были оформлены неправильно с точки зрения новых норм. 

Мы, застройщики, сделали попытку исправить ситуацию, и я по поручению сообщества ездил в Минстрой РФ и Госдуму — в то самое здание, куда я раньше ездил в Госплан, но тщетно. Навстречу нам не пошли, — говорит Лекомцев.

Сейчас в строительной отрасли опять реформа: новые подходы к финансированию долевого участия — появились эскроу счета и одновременно непосильные задачи по объемам строительства жилья. Президент РФ поставил задачу, утверждены национальные проекты: ежегодный ввод жилья в стране к 2024 г. должен достичь 120 млн кв. м. В Свердловской области застройщики должны к этому времени сдавать по 3 млн квадратов ежегодно. Этих цифр можно достичь, если метры будут покупать, рассуждает Сергей Лекомцев. Так что многое сегодня зависит от платежеспособности населения.

При этом девелопер говорит, что именно в сложных ситуациях чувствует себя лучше. Когда нужно искать выходы и принимать трудные решения, он не теряется, а, наоборот, работает на драйве. Так же было и во времена работы главным инженером на заводе, вспоминает Лекомцев.  

И продолжает: в 2002 г. он возглавил компанию «Наш Дом», но занимался не только делами фирмы — участвовал в создании Ассоциации строителей Екатеринбурга, куда помимо застройщиков вошли подрядчики, проектировщики и предприятия стройиндустрии, а в 2007 г. — возглавил и ее. 

Я всегда старался занимать активную позицию, быть справедливым и открытым при общении. Порядочность во взаимоотношениях — главный мой принцип. В середине 90-х годов строительное сообщество доверило мне возглавить Ассоциацию строителей Екатеринбурга, на основе которой с введением института саморегулирования была создана СРО «Гильдия строителей Урала», в настоящее время — Ассоциация строителей Урала. В 2009 г. нас зарегистрировали как саморегулируемую организацию, я возглавил коллегиальный орган — Совет и был его руководителем чуть менее десяти лет. СРО объединила самые крупные строительные организации Екатеринбурга. Партнерство стало центром формирования и продвижения инициатив: мы боролись за снижение административных барьеров, сокращение сроков и стоимости технологических присоединений, улучшение инвестиционного климата, — говорит Сергей Лекомцев.

«Надо уступить дорогу молодым». Главный лоббист застройщиков Урала — о жизни после 70 3

Кроме того, Ассоциация многое сделала для сплочения строительного сообщества — а это так необходимо для преодоления всех «реформ» и повышения престижа строительных профессий, отмечает Лекомцев. Так, празднование Дня строителя превратилось в мероприятие, которое понравилось многим горожанам — его посещают до 50 тыс. екатеринбуржцев. В рамках подготовки к празднику проходят конкурсы «Строймастер», где профсообщество определяет лучших в девяти строительных профессиях, спартакиада строителей, конкурс красоты «Миссис стройкомплекс» — награждаются победители,  разыгрываются призы и подарки.

На счету Ассоциации — инициатива по организации и проведению конкурса достижений и инноваций «Строительный триумф», где общественные организации, представляющие строительную сферу, награждают лидеров отрасли — в прошлом году премия прошла в пятый раз. Кроме того, СРО было инициатором проведения в городе форума высотного и уникального строительства 100+ Forum Russia — впервые мероприятие состоялось в 2014 г. С тех пор форум стал международным и считается одним из наиболее значимых конгрессных строительных мероприятий в России.  

Параллельно в течение последнего десятилетия Сергей Лекомцев был координатором Национального объединения строителей по УрФО — занимался организацией работы всех строительных СРО в округе. Был период, когда организаций стало 16, но координатор с коллегами из других регионов УрФО провели большую работу, смогли совместно с Ростехнадзором выявить у ряда СРО нарушения, не совместимые с законодательством о саморегулировании. В итоге пять организаций были исключены из реестра. По словам Лекомцева, сделать это было необходимо: некоторые саморегулируемые организации продавали допуски на строительные работы, использовали деньги компенсационных фондов не по назначению и т. д.  

Мы одними из первых исключили пять организаций — это одна треть от общего количества! Зато теперь можно сказать, что саморегулирование в Уральском федеральном округе — лучшее в стране. Когда я работал координатором, то общался со многими руководителями СРО в России. В сфере строительства меня знают все, и я всех знаю, и могу обсуждать и решать любые вопросы, которые возникают на нашем рынке. Меня называют лоббистом интересов строительной отрасли, и я от этого не отказываюсь. У меня в приоритете всегда было решение злободневных для строительного сообщества вопросов, — говорит Сергей Лекомцев.

Однако есть вопросы нерешаемые: так, по мнению Лекомцева, саморегулирование взяло на себя слишком много функций: и работодателя, и профсоюза, который организует праздники, и все на свете. Роль и место СРО пока до конца четко не прописаны. При этом строительные союзы, которые работали в стране до появления саморегулирования, есть, но они оказались в невыгодном положении. Так как участие в работе СРО обязательно для почти всех организаций, осуществляющих строительство, строители вступают в эти организации и платят членские взносы. Кроме того, взносы отчисляют в НОСТРОЙ. 

Саморегулирование объединило в себе строительные организации, НОСТРОЙ признается Минстроем и Правительством РФ как объединение всех строителей, с ним согласовываются все важные нормативные и законодательные инициативы. Но и на СРО возложена материальная ответственность за многие вопросы, включая качество и безопасность объектов строительства, выполнение условий договоров, заключенных на контрактной основе, охрану труда и др. Я с уверенностью говорю, что в большинстве регионов саморегулируемые организации, по сути, совмещают функции работодателей —  Союзов строителей и профсоюзов. Одна из основных функций работодателей — подготовка рабочих кадров. А системы подготовки и переподготовки рабочих кадров у нас нет! Рабочих строительных профессий готовят отдельные крупные строительные организации, руководители которых остро чувствуют нехватку квалифицированных специалистов и обучают их для работы на своем предприятии. Но таких руководителей — единицы! — комментирует Сергей Лекомцев.  

И добавляет: в строительной сфере практически нет профсоюзов — они остались только на предприятиях стройиндустрии, где есть постоянные коллективы. Например, на заводах ЖБИ. А в небольших компаниях-подрядчиках, как правило, постоянного штата нет — сотрудники перетекают из фирмы в фирму в зависимости от наличия работы. Итог: сегодня в регионе зарегистрировано порядка 4 тыс. строительных компаний, в профсоюзе состоят максимум 40. По словам Сергея Лекомцева, он пытается донести до властей, что такое положение дел неправильно и на пользу рынку не идет. Возможно, со временем ситуация изменится, говорит он.

«Надо уступить дорогу молодым». Главный лоббист застройщиков Урала — о жизни после 70 4

Помогать «дожимать» эти вопросы будут уже другие люди: Сергей Лекомцев оставил оба своих поста — и в Ассоциации строителей Урала, и в НОСТРОЙ. В середине прошлого года руководство в первой организации он передал Вячеславу Трапезникову, который долгие годы работал исполнительным директором. А в ноябре-2019 Лекомцев сложил с себя и обязанности координатора НОСТРОЙ по УрФО — его место занял Юрий Десятков, руководитель одной из челябинских СРО. Сделано это было осмысленно — чтобы начать новый этап жизни, говорит глава «НКС Девелопмент».  

Я по-прежнему участвую в жизни Ассоциации — меня избрали почетным президентом, и я в курсе всех дел. Представляю интересы УрФО и области в совете НОСТРОЙ — остаюсь его членом. Но все же я значительно освободил себе время. Надо же когда-то уступить дорогу молодым, мне 70 лет все-таки. Я считаю, что всему свое время. Сейчас у меня появилось больше времени на основную работу в «НКС Девелопмент». Кроме того, можно подумать и о дополнительном отдыхе, — поясняет Сергей Лекомцев.  

Как жить на пенсию

Сегодняшнюю ситуацию на строительном рынке нельзя назвать простой: все законодательство сводится к тому, что у игроков должны быть внушительные средства — чтобы иметь ресурсы для проектирования и строительства, как правило, крупных жилых комплексов, располагать залоговыми суммами и т. д. Для мелких компаний эти требования недостижимы. В трудном положении оказались и генподрядчики. По словам Сергея Лекомцева, фирмы работают за 3-5% рентабельности, денег на развитие не остается. В России закона о подряде нет до сих пор, хотя о его необходимости говорят более пяти лет, разводит руками Лекомцев. В итоге некоторые компании-генподрядчики сами становятся застройщиками и строят жилье на собственных участках земли. Иначе — если не укрупняться — не выжить. И чисто генподрядных организаций все меньше и меньше, констатирует Сергей Лекомцев. Небольшие региональные девелоперы тоже стремятся к укрупнению — за счет слияния с другими игроками. При этом «НКС Девелопмент» остается на рынке обособленным игроком. 

В этом году компания намерена своими силами достроить жилой комплекс на Верх-Исетском бульваре, продолжить проект «Аксиома» в Академическом районе, возводить торговый центр на ул. Маршала Жукова. В прошлом сезоне НКС завершила большой квартал «Лига чемпионов» и ввела в эксплуатацию ЖК «Тринити» в самом центре города. Новые стройки девелопера пока в стадии подготовки проектной документации. Работать в компании Сергей Лекомцев намерен как можно дольше — выходить на пенсию в полном смысле слова он не собирается, хотя пенсионером является и получает полагающиеся по закону выплаты.

Откровенно говоря, я не знаю, какая у меня пенсия — на карточку какие-то деньги приходят, но я не проверяю. Думаю, там совсем небольшие суммы. У меня нет ответа на вопрос, как сделать так, чтобы на пенсии можно было жить припеваючи. Государственная пенсия никогда не обеспечит комфортного уровня жизни. И я считаю, что неправильно уравнивать тех, кто трудился, с теми, кто не работал. А, получается, что в конечном итоге все пенсионеры получают примерно одинаково. Но как справедливо оценить работу человека за всю жизнь, я не знаю — такой пенсионной системы не существует. Так что я буду заниматься проектами в компании, пока могу, а что дальше — будет видно, — говорит Сергей Лекомцев. 

И добавляет: помимо работы в НКС высвободившееся время он направит на свое хобби — Лекомцев всегда старался находить время на путешествия и увлекся фотографией. Из поездок он привозит массу профессиональных снимков, которые оформляет в альбомы. Удалось выпустить уже пять штук — после путешествий на Карибские острова, в Африку, на Мадагаскар и др.

«Надо уступить дорогу молодым». Главный лоббист застройщиков Урала — о жизни после 70 5

Тираж небольшой, говорит Сергей Лекомцев, 50 штук, — хватает, чтобы подарить близким людям. Материал для следующих альбомов уже готов.   

Фото: Игорь Черепанов / DK.RU
Самое читаемое
  • В Екатеринбург заходит новая продуктовая сеть. Ее развивает уральский бизнесмен из 2000-хВ Екатеринбург заходит новая продуктовая сеть. Ее развивает уральский бизнесмен из 2000-х
    65 960
  • На берегу Исети планируют построить элитное жильеНа берегу Исети планируют построить элитное жилье
    26 047
  • Друзья делают нас счастливее. В отличие от родственников. ИССЛЕДОВАНИЕДрузья делают нас счастливее. В отличие от родственников. ИССЛЕДОВАНИЕ
    13 950
  • Губернатор уволил нового руководителя электронного правительства. Он оказался банкротомГубернатор уволил нового руководителя электронного правительства. Он оказался банкротом
    23 688
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.