Подписаться
Курс ЦБ на 23.10
77,08
91,35

Михаил Вяткин: Здания наподобие филармонического зала от Захи Хадид — архитектурные фрики

Михаил Вяткин
Михаил Вяткин. Иллюстрация: архив DK.RU

Заслуженный архитектор РФ оценил шансы города получить новое здание от архитектора-звезды и рассказал, за какие объекты, построенные в мегаполисе в годы его работы главным архитектором, ему стыдно.

На прошлой неделе Екатеринбург вздрогнул: власти обнародовали итоги конкурса на разработку архитектурно-художественной концепции по строительству концертного зала Свердловской государственной академической филармонии. По итогам голосования жюри выбрало из десяти проектов европейских и российских архитекторов идею бюро всемирно известной Захи Хадид. Однако к этому варианту добавили еще два — итальянской и венгерской компаний, так что окончательный выбор будет сделан из трех проектов. Заслуженный архитектор РФ Михаил Вяткин был в жюри и рассказал DK.RU, много ли шансов у города получить здание от архитектора с громким именем, нужны ли Екатеринбургу «архитектурные фрики», и за какие объекты, построенные в мегаполисе в годы его работы главным архитектором, ему стыдно.

Вам какой из трех вариантов-победителей больше нравится?

— Итальянский. Он называется «Музыкальный квартал». Очень изящный, на мой взгляд. (проект-фаворит г-на Вяткина — на слайдах ниже)

Михаил Вяткин: Здания наподобие филармонического зала от Захи Хадид — архитектурные фрики 1

Михаил Вяткин: Здания наподобие филармонического зала от Захи Хадид — архитектурные фрики 2
 

А проект бюро Захи Хадид не впечатлил?

— Этот проект, конечно, красивый, в нем много экспрессии, интересная волнистая крыша — отсыл к волнообразной природе звука, музыки. Но мы с коллегами обсуждали этот вариант в кулуарах: да, сегодня все выглядит красиво, а зимой, если посмотреть на здание сверху, будет один большой сугроб. Так что я сомневаюсь в целесообразности размещения такого объекта на этой площадке. Итальянский проект мне кажется более реалистичным: здание хоть и тоже стеклянное, но есть возможность смонтировать системы обогрева таким образом, что снег будет стаивать и удаляться. Правда, большая часть сада Вайнера окажется на кровле нового здания, получится такой искусственный парк. Но надо признать: сегодня сад находится в плачевном состоянии, его все равно нужно переделывать, благоустраивать, и неважно, на земле он в итоге будет или на кровле. 

Вам не кажется, что если в городе появится проект бюро Захи Хадид, это повысит статус мегаполиса? Многие считают, что такое здание — это круто.

— Только потому, что имя громкое. Хотя, будем откровенны, самой Захи Хадид уже два года как нет. 

Михаил Вяткин: Здания наподобие филармонического зала от Захи Хадид — архитектурные фрики 3

Михаил Вяткин: Здания наподобие филармонического зала от Захи Хадид — архитектурные фрики 4
Работа бюро Захи Хадид

А если поместить его в другую локацию? В район МВЦ «Екатеринбург-ЭКСПО», например.  

— Да, на другой площадке этот проект, наверное, смотрелся бы более удачно, чем здесь, по соседству со зданием начала ХХ в. архитектора Константина Бабыкина. Новый суперсовременный объект, весь криволинейный, не очень здорово сочетается с классическим. Стоял бы он в открытом пространстве — тогда да! Но дело в том, что когда шел поиск площадки для нового филармонического зала, рассматривались разные варианты. Была идея строить совершенно новое здание, куда бы перешли и действующие залы, и весь административный корпус. А старое здание можно было сделать деловым домом — как было изначально. Но архитектурная общественность пришла к выводу: распылять филармонию на две площадки слишком расточительно и неправильно, будет непонятно, где настоящий центр. Как получилось с Мариинским театром в Санкт-Петербурге: новое здание поместили рядом со старым, но не соединили — их разделяет канал. У нас же есть возможность собрать под одной крышей существующие залы на 700 и 150 мест, и новые — на 1600 и на 350. Это уникальный шанс, это здорово.  

Вообще нужны ли городу здания наподобие филармонического зала от Захи Хадид? Такая архитектура нравится не всем, в соцсетях ее называют «клоунской». 

— Я недавно был на обсуждении такой темы, эксперты и интересующиеся горожане говорили о том, почему в городе мало красивых зданий. И красивыми они как раз называли именно такие объекты, как у Захи Хадид, говорили, они должны быть в Екатеринбурге. Я считаю так: нужно помнить, что здание — это не просто красивая оболочка. Как говорил Витрувий, архитектура — это польза, прочность и красота. Если мы уделим внимание только последней, то забудем обо всем остальном и получится скульптура. И она совсем не обязательно впишется в существующую архитектуру города.  

В целом вопрос спорный, нужны ли Екатеринбургу здания от всемирно известных архитекторов. У них, как правило, особенный подход: объекты берут все внимание на себя, им наплевать, что их окружает. Они как бы кричат: «Я лучше всех! Смотрите на меня!». Они не вписываются в структуру города, они выделяются. Как в моде: большинство старается одеваться стильно, но без экспрессии, а есть люди, которые выглядят по-особенному, чрезвычайно ярко, не смешиваются с толпой. Всегда смотришь на таких с интересом.

Их еще называют фриками.

— Да. Вот здания Захи Хадид, например, такие архитектурные фрики.

Михаил Вяткин: Здания наподобие филармонического зала от Захи Хадид — архитектурные фрики 5

Михаил Вяткин: Здания наподобие филармонического зала от Захи Хадид — архитектурные фрики 6
Проект третьего победителя конкурса, венгерского архитектурного бюро

Когда станет окончательно ясно, какой проект из трех будут реализовывать в Екатеринбурге?

— Вообще в конкурсе победил проект бюро Захи Хадид. Нам объявили окончательные итоги. Но на обсуждении после этого члены жюри стали говорить, что вариант итальянцев не хуже, даже интереснее — можно создать некий музыкальный центр, точку притяжения горожан. И руководитель конкурса, вице-губернатор Павел Креков, призадумался: не поспешили ли с решением. В итоге определили три проекта-победителя, а окончательное решение, что будут строить, должны принять областные власти — исходя из финансовых возможностей. 

Сейчас есть понимание, в какую сумму может встать проект? Какой из трех будет самым затратным? 

— Нет, это пока еще только концепты, и судить о суммах рано. Но нужно понимать, что все криволинейные оболочки здания от бюро Захи Хадид требуют специфического подхода и весьма недешевы. Вариант итальянцев же уходит глубоко под землю — потребуются большие разработки. Но рыть, наверное, проще, чем делать что-то скульптурное.

Речь в любом случае идет о миллиардах?

— Наверное, я не знаю. Не задумываюсь над цифрами.

Михаил Вяткин: Здания наподобие филармонического зала от Захи Хадид — архитектурные фрики 7Была информация, что часть денег на проект готова дать Федерация. Это так?

— Да, когда я еще был главным архитектором Екатеринбурга, мы разговаривали с главой филармонии Александром Колотурским о новом зале. Он рассказывал: президент России Владимир Путин говорил, что готов выделить часть денег на новый зал — при условии, что будет найдена подходящая площадка, а власти региона тоже изыщут в бюджете деньги на проект. В какой пропорции возможно софинансирование из федеральной казны, я не знаю — 50% на 50% или 60% на 40%. Но такой разговор был.  

Возможно, какую-то часть расходов возьмет на себя бизнес?

— Наверное. Нужно привлекать и внебюджетные источники, конечно. Что у нас бизнес только жилье строит и сливки снимает? Пусть вкладывается в городские проекты! Примеры есть — глава УГМК Андрей Козицын инвестирует в строительство ледовой арены на месте снесенной недостроенной телебашни. Но он же не один, можно еще бизнесменов поискать.

При этом не все горожане довольны такими стройками на бюджетные деньги: говорят, слишком много стало неокупаемых объектов — Ельцин Центр, МВЦ «Екатеринбург-ЭКСПО», обновленный к футбольному чемпионату мира Центральный стадион. И готовится еще один.

— Культура никогда не будет окупаема материально. Мы не получим денежных дивидендов, но отдача будет в другом — в духовном аспекте.

Недовольство есть и в связи с пятиэтажкой рядом с филармонией, которую придется снести ради строительства нового зала. Ее обязательно демонтировать?

— Мы сначала не замахивались на этот дом, но, посмотрев техзадание, увидели: вместимость нового зала 1600 человек, это большой объем. Пятиэтажка этот квартал не украшает — там это единственный жилой дом. Его построили в 1959 г., когда проблема расселения стояла очень остро, получился очень примитивный объект, который своей массой даже затмил филармонию. Руки бы оборвать тому архитектору, который нарисовал это пятиэтажное здание с наружными трубами водостока для центральной улицы города, где расположена культурная Мекка! Да, жалко жителей, но давайте предоставим им равноценную замену — жилье, также находящееся в центре города.  

Но жители настроены решительно, хотят отстаивать свой дом.

— Здесь важно быть достаточно жестким и последовательным: мы вам предоставим жилье не хуже, но городу это место нужно. Мы сделаем здесь свое Зарядье, совершенно новое необычное общественное пространство.   

Вообще нужно ли привлекать общественность к обсуждению значимых городских проектов? 

— Я не считаю, что не нужно советоваться с населением. Нужно. Хуже, когда все решается келейно, где-то в кабинете. Но в первую очередь следует привлекать общественность профессиональную. Об этом же говорил и президент Путин в основах культурной политики государства — что нужно шире привлекать к оценке проектов профессионалов. Не дело, когда этим заняты чиновники, но и просто отдавать все «на улицу» — мол, взгляните, как вам, — тоже не вариант. Люди зачастую неподготовленные, не обладают нужными знаниями, и задача архитектора — воспитать культуру. Поэтому профессиональное обсуждение должно присутствовать обязательно — это раз. Второе: знаковые объекты должны разрабатываться на основе конкурсов. И в случае с новым залом филармонии именно так и произошло.     

Был еще проект филармонического зала на воде — в акватории Городского пруда. Как считаете, он был бы уместен?

— Я выступал против. На мой взгляд, наш небольшой пруд нельзя занимать ничем: ни филармоническим залом, ни статуей святой Екатерины — а была идея поставить в центре акватории здоровенную статую — ни храмом, ни мостом, который то и дело хотят перекинуть от стадиона «Динамо» к Драмтеатру.

Михаил Вяткин: Здания наподобие филармонического зала от Захи Хадид — архитектурные фрики 8

Мала наша Исеть для города, нельзя трогать пруд — лучше его оберегать и обустроить хорошие набережные. Я рад, что на акватории не поставят ни филармонический зал, ни храм святой Екатерины. 

А как вам новый проект храма у театра Драмы? 

— Если говорить об архитектуре, то мне он не совсем нравится. Это Владимиро-Суздальская архитектура — нет никакой связи с Уралом. Кроме того, объект по планировке очень большой, было бы уместнее проектировать его симметричным со всех сторон — как Храм-на-крови. И еще: нельзя ставить храм лицом к фонтану, театру, лучше отвернуть вход. Хотя бы соблюсти церковные каноны: алтарь должен располагаться на востоке, а не на юге, как было сделано в первом проекте. На Градсовете при губернаторе я об этом сказал, митрополит меня поддержал. В итоге глава региона в целом архитектуру одобрил, а как развернуть здание, сказал, решайте с митрополитом.

Как вы относитесь к постоянной критике: много мнений, что архитектура Екатеринбурга ужасна, город за последние 20 лет изуродовали — в том числе и вы, работавший главным архитектором. 

— Я уже привык к тому, что мы все изуродовали. Но кто это говорит? Единицы, в том числе городские сумасшедшие. А если послушать людей, которые приезжают в Екатеринбург из других мест, большинство мнений таково: мегаполис очень изменился, стал европейским. Когда приводишь гостей города на смотровую площадку небоскреба «Высоцкий», они говорят: «Ах! Какой красивый компактный город!». Трудно его сделать в одном стиле, но у нас есть на что посмотреть. 

Я не говорю, что все идеально, есть ошибки. Мы не создали свою архитектуру, которая бы выделяла нас. Какая была в Екатеринбурге в 1920-1930 гг., например. Да, второго конструктивизма мы не родили, сегодня у нас больше плагиата — западного и восточного, много стилей. Но современный город только так и развивается, и здорово, что мы стали расти в высоту, а не в ширину. Пусть рост шел не совсем красивыми зданиями, но это первый шаг, направление, по которому мегаполис пойдет дальше.  

Есть объекты, за которые вам стыдно?

— Стеклянные офисники, вся эта «фужерная» архитектура. С этим синим стеклом мы переусердствовали, его слишком много. Также ошибкой считаю то, как мы застраивали некоторые жилые районы — там стоят большие секционные дома-стены. Сейчас мы одумались, поняли, что нельзя делать огромные микрорайоны, где все пространство общее, как в СССР. Из-за этого мы сейчас имеем железные заборы вокруг многоэтажек. Надо было уходить к небольшим кварталам, где люди живут одним двором — это западная тенденция. А мы шли по стопам Ле Корбюзье: вот — жилье, вот — промышленность, а между ними общественная зона.   

Михаил Вяткин: Здания наподобие филармонического зала от Захи Хадид — архитектурные фрики 9

Было трудно еще и вот почему: когда страна перешла на рыночную экономику и появились девелоперы-частники, они хотели строить много, трясли деньгами, а вкуса и знаний у многих было ноль. И нужно было их не спугнуть: начнешь его тыкать носом в плохой проект, он унесет свои деньги в соседний город, где люди посговорчивее. Но мы смогли при таком сложном балансировании и удержать инвесторов в Екатеринбурге, и совсем уж не испортить лицо города. Сейчас, к счастью, таких заказчиков нет — они стали болеть за качество. Никто уже не доверяет свой проект студенту, лишь бы было подешевле. Так что теперь мы вышли на совершенно новый уровень. 

Фото: архив DK.RU; рендеры — официальная документация проектов

Самое читаемое
  • Ни сухпайков, ни пенсии в 37 лет. Минфин предлагает «резать» расходы на армию. Чего ждать?Ни сухпайков, ни пенсии в 37 лет. Минфин предлагает «резать» расходы на армию. Чего ждать?
  • Времени хватает на все и всегда. У вас не так? Значит, вы живете в мире иллюзийВремени хватает на все и всегда. У вас не так? Значит, вы живете в мире иллюзий
  • Юристы и врачи — первые на очереди. Профессии, которые вымрут совсем скороЮристы и врачи — первые на очереди. Профессии, которые вымрут совсем скоро
  • «Почему мы должны нанять именно вас?». Как отвечать на хитрый вопрос«Почему мы должны нанять именно вас?». Как отвечать на хитрый вопрос
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.