Подписаться
Курс ЦБ на 22.02
64,30
69,41
Деловой квартал / Новости / «Лидерство давно не считается следствием личных качеств». Как вырастить бизнесм...
Людмила Петрановская
Людмила Петрановская
Источник: Фонд "Ветвь"

«Лидерство давно не считается следствием личных качеств». Как вырастить бизнесмена?

Самое читаемое
  • Герман Греф: «Все старые компании ждут серьезные проблемы, инженерные мозги уже не нужны» Герман Греф: «Все старые компании ждут серьезные проблемы, инженерные мозги уже не нужны»
    49 698
  • В России 2,6 млн силовиков — больше, чем предпринимателей. На них выделяют треть бюджета В России 2,6 млн силовиков — больше, чем предпринимателей. На них выделяют треть бюджета
    38 692
  • Срок для Путина: пожизненно. Евгений Енин о возне вокруг Конституции Срок для Путина: пожизненно. Евгений Енин о возне вокруг Конституции
    18 316
  • «Быстрый рост Китая фейк. Они ждали «исторического события», ведь пишется 5-летний план» «Быстрый рост Китая фейк. Они ждали «исторического события», ведь пишется 5-летний план»
    19 740
08:30   23.01.2020
17 484

«Жизнь ребенка распланирована, и его учат быть лидером с утра до вечера, а он не может принять элементарное решение, как провести сегодняшний вечер. Это абсурд», — Людмила Петрановская.

В мире, где царит культ лидерства и успешности, педагог-психолог и автор книг о воспитании детей Людмила Петрановская призывает не забывать о том, что ребенок имеет право на свою жизнь, отличную от родительской.

В интервью DK.RU Людмила Петрановская рассказала, почему в семьях очень активных родителей дети не торопятся перенимать их дело, как выстроить отношения детей с деньгами и можно ли вырастить из ребенка бизнесмена. 

Людмила Петрановская

На своих лекциях вы говорите, что от родителей не зависит, вырастет ли ребенок успешным. DK.RU читают бизнесмены, многие из которых как раз хотят вырастить успешных преемников своего дела. Можно ли создать для этого предпосылки в детстве? 

— Что такое семья? С точки зрения эволюции это группа, которая призвана увеличить выживаемость каждого из ее членов. Раньше это было суровой правдой — вместе выжить легче, чем в одиночку: проще отбиться от тигров и добыть мамонта. Сейчас, когда люди объединяются в семью, они распределяют обязанности — бытовые и психологические. Члены семьи взаимодополняемы: всегда кто-то всех веселит, кто-то утешает, кто-то напоминает, что «здесь вам не тут». 

Родители-бизнесмены часто гиперфункциональны, это люди с повышенной энергетикой, способностями к принятию решений, контролю и т.д. В таком случае в семье кто-то будет гипофункционален, чтобы компенсировать эту активность. 

Если у родителя все распланировано, он очень быстро принимает решения, его дети часто растут в ситуации, когда они просто не успевают столкнуться с трудностями — у мамы и папы уже есть план, и все меры приняты. Поэтому как раз дети очень активных и успешных родителей часто оказываются неприспособленными к жизни, не вполне уверенными к себе и способными к контролю.

Для родителей это служит постоянным источником стресса: «Почему он не такой, как я? Почему он не может принять мой бизнес и развить его дальше?». Если детей несколько, они могут распределить функционал: кто-то будет как папа или мама, а кто-то сможет позволить себе компенсировать гиперфункциональность родителей своей гипофункциональностью. 

Важно понимать, что никто в этом не виноват и специально ничего не делает. Мы соединяемся в семье, как пазлы. И там, где у одного выпуклость, у другого — впадина. Так жизнь устроена. Это нужно понимать и не считать ребенка обязанным перенять ваш бизнес. У ребенка могут быть другие интересы, он сам может быть другим — с иным типом личности, психики. Мне кажется, очень важно уметь это в нем увидеть. У ребенка может быть другая жизнь, не хуже и не лучше, со своими плюсами и минусами. Я думаю, нам надо поработать с самим стереотипом, что дети должны брать бизнес родителей и продолжать их образ жизни. 

Как выстраивать отношения детей с деньгами? 

— Деньги — одна из сложных социальных игр, в которую мы играем. И одна из задач родителя — научить детей правилам этой игры. Так же, как мы учим детей правилам дорожного движения. Проще всего с этим у людей, у которых доходы примерно равны расходам, плюс немного остается на сбережения. Это самая простая и рациональная ситуация, которая наглядно показывает взаимоотношения с деньгами: столько-то заработали, столько-то потратили, чуть-чуть отложили.

Сложнее всего — у очень бедных и очень состоятельных людей. Когда у людей крайняя бедность, они реально могут познакомить ребенка только с одной стратегией — хоть что-то заработать и дотянуть до следующей получки. Более тонкие стратегии финансового поведения им недоступны. Такая же сложность с людьми, у которых есть избыток денег — у них нет необходимости терпеть, откладывать, копить или взять кредит, ужаться и постепенно его отдавать. Нет таких ситуаций в жизни, и они не могут естественным образом познакомить с ними своих детей. 

Получается, что родители, создавая для своих детей материальные возможности, невольно подкладывают им свинью, делая их менее адаптированными к жизни. Ребенок в таком случае всегда будет рассчитывать на родительскую финансовую подушку. Хорошо ли это?

С одной стороны, вся классическая мировая культура возникла, потому что были люди, которые могли позволить себе не работать с утра до вечера в поле за кусок хлеба, а учили рисовать или занимались математикой. С другой стороны, если финансовая подушка родителей исчезнет, сможет ли ребенок сам о себе позаботиться? И всякий ли родитель может предоставлять такую финансовую подушку, не обуславливая это требованиями контроля и подчинения? Я не могу сказать, что знаю, что с этим делать.

Как вы относитесь к тому, что некоторые родители платят детям, к примеру, за хорошие оценки или работу по дому?

— Это очень скользкая идея. Принцип простой: если мы за что-то платим, значит, мы — потребители этой услуги. Если родитель платит ребенку за оценку, стоит спросить себя: а какую услугу я покупаю? Чтобы мой ребенок радовал меня оценками? Такая же ситуация с работой по дому. Что я покупаю? Я бы платил за это же своей жене или мужу, если бы они это делали? 

Есть ситуации, когда мы платим за какие-то домашние дела, потому что понимаем, что сами точно не будем этого делать. К примеру, нанимаем человека, чтобы стричь газон. Если у нас есть ребенок, который умеет стричь газон, почему мы не можем ему заплатить? Он имеет право конкурировать за эту работу со всеми остальными. Но речь идет только тех услугах, которые мы и так отдаем на аутсорсинг. Платить за то, что он помыл свою тарелку, очень странная история. Я бы спросила: это вещь, за которую я бы все равно платил кому-то и я плачу своему ребенку, потому что уверен, что он сделает это не хуже? Или я стараюсь деньгами расплатиться за то, что я не могу потребовать от ребенка выполнения домашних обязанностей? Мне не хочется конфликта с ребенком, я не знаю, что с этим делать, поэтому включаю кошелек и решаю вопрос деньгами. 

Мы вводим ребенка в заблуждение по поводу того, как устроен мир. Правда в том, что никто и никогда в реальной жизни не будет платить за то, что он будет делать по собственному обслуживанию и за то, что он сделал собственные уроки. Это смешно. 

В каком возрасте нужно начинать разговаривать про деньги?

— Постепенно. Деньги — это сложная игра. Обычно дети лет пяти абсолютно наивны по поводу денег. Одна моя знакомая девочка ответила маме, когда та сказала, что денег нет: «А помнишь, мы пошли в магазин, дали одну денежку, а нам дали еще много и целую сумку продуктов? Давай снова так сделаем!». Для пятилетнего ребенка это нормально. В шесть-семь лет мы можем на входе в магазин или в детский парк дать ему деньги и сказать, что в пределах этой суммы он может купить, что захочет.

Когда ребенок будет еще постарше, мы можем давать карманные деньги на неделю и вместе посчитать бюджет ежедневных трат — какие потребности у него возникают и что из этого мы готовы оплачивать. «На твой телефон ты кладешь деньги или я? Тебе нужно проехать на урок, сколько это будет стоить? А если ты оформишь проездной, сколько ты сэкономишь?». Процесс этих обсуждений — это и есть введение в мир денег. В каком-то возрасте вы можете завести ребенку банковскую карточку и научить ею пользоваться. Подросток уже сам может подсчитать, сколько ему нужно потратить на одежду к новому учебному году и сам сходить за ней в магазин, получив деньги на карту. Это вопрос постепенно делегирования. Относитесь к этому, как к обучению. Точно так же вы учите его кататься на велосипеде. 

В этом плане давать карманные деньги полезно?

— Да. Это просто тренажер, на котором он учится обращаться с деньгами и заодно разгружает вас от того, что каждый день просить у вас 50 рублей на булочку и проезд. Нехорошо, когда родители из карманных денег делают инструмент власти или поощрения. Это не награда, которую нужно заслужить, или наказание. Это как тетрадка в клеточку, чтобы научиться писать. Вы же не наказываете ребенка, отнимая у него тетрадку. На мой взгляд, это странно. 

Людмила Петрановская

Если вернуться к теме успешности. Родитель не может влиять на конечный результат — станет ли ребенок успешным, но он же может создавать для этого предпосылки? Предлагать занятия, которые могут повлиять на этот результат и сделать его более подготовленным к жизни?

— Могут повлиять, а могут и не повлиять. Это скорее про то, чего не стоит делать. Что ребенка обессиливает и создает проблемы? Когда на эмоциональные всплески ребенка родители реагируют либо насилием и агрессией, либо впадают в панику и дают понять, что его недовольство, каприз или плач — событие планетарного масштаба, из-за которого все должны немедленно убиться. Эмоциональная стабильность и способность принимать самостоятельные решения — это очень важно. Представьте: жизнь ребенка распланирована, и его учат быть лидером с утра до вечера, а он не может принять элементарное решение, как ему провести сегодняшний вечер. Это абсурд. 

Нужно давать ребенку пространство. Во-первых, не факт, что он захочет быть лидером. Я, к примеру, знаю, что не хочу быть начальником. Мне некомфортно в этой роли. Я могу, когда нужно, но не хочу. Я представляю себя на месте этого ребенка и спрашиваю: почему я должна? 

>>> Читайте также на DK.RU: О чем Людмила Петрановская рассказывала на лекции, посвященной родительскому неврозу.

Во-вторых, лидерство уже давно не рассматривается как следствие личных качеств. Нет людей, которые являются лидерами всегда и во всем. Есть ситуации, в которых каждый может стать лидером, потому что так сложится. И главное, что поможет человеку в этой ситуации — способность справляться со своими эмоциями, обращаться за помощью к другим людям, не быть перфекционистом, который будет падать в обморок от любой ошибки. Такая устойчивость, доверие себе и другим людям — это самое важное. И такие качества лучше всего формируются в доверительном общении в семье, а не какими-то специальными занятиями.

Вопрос, который волнует родителей, когда ребенок, к примеру, идет в спортивную секцию, но потом не хочет заниматься: что делать? Есть известная история хоккеиста Александра Овечкина, который рассказывал, что его отец заставлял на каждую тренировку ходить, и он ему благодарен. Но это же единицы?

— На одного Овечкина — тысячи тех, кого заставляли, но они не выросли никаким Овечкиным. Хорошо, если не получили травму, которая потом будет влиять на их здоровье на протяжении всей жизни. Я не очень понимаю, из каких соображений можно реально хотеть отдать своего ребенка в профессиональный спорт. Это настолько нездоровая игра и такая степень насилия, как можно добровольно засовывать туда своего ребенка? Даже если кто-то так делает, важно понимать, что ребенок имеет право не хотеть этого. Вы можете его заставлять, вкладываться в него, всю жизнь семьи подчинить его хоккею или теннису, а он в 14-15 лет, как только станет внутренне более автономным, скажет: не хочу. Или не решится сказать, а будет через силу жить жизнь, которую вы ему придумали. И вряд ли будет тепло относиться к вам и себе самому, потому очень трудно уважать себя, если ты понимаешь, что не можешь заниматься тем, чем хочешь. 

Если ребенок одарен, у него есть к чему-то призвание, это невозможно не заметить. Он хочет делать это все время. Если ребенок хочет рисовать, он рисует все время. Вы должны купить ему карандаши, предложить педагога. 

Так он рисует-рисует, а потом сталкивается с тем, что это делать надо — появляется тренер или педагог.

— Это или про то, а не слишком ли рано к нему пристает педагог? Когда от пятилетних детей требуют волевой саморегуляции, тренеру или педагогу нужно сначала сходить на профессиональную переподготовку. С детьми так не работают. В пять лет все занятия с детьми должны носить только игровой характер. Если данный тренер не может так организовать тренировку, ему не надо работать с пятилетними детьми.

Или это про то, что в каждой работе, как бы мы ее ни любили, есть рутинная часть. И одна из задач развития — делать, в том числе, и неприятные вещи. Это про то, как мы помогаем ребенку этому научиться. Если мы говорим: «Я сказал — будешь ходить!», это не помощь в том, чтобы научиться себя мотивировать на неприятную часть работы. Так он ничему не учится, а ходит только потому, что мы его заставили. 

Когда ребенок выйдет в мир большой конкуренции, не умея мотивировать себя сам, никто не придет и не скажет: иди и делай. Если мы хотим, чтобы он реально умел справляться с трудностями, мы должны здесь его актуализировать: «Ты не хочешь этого одномоментно — это сегодня у тебя плохой день или это твое взвешенное решение? Как нам это проверить? Давай договоримся, что ты до конца четверти ходишь, и потом мы вернемся к этому вопросу. Что могло бы улучшить свое состояние на этих занятиях? Другой формат, другое время, другой преподаватель?».

Обсуждая ситуацию с ребенком, мы укрепляем его субъектность в этом процессе. Присоединяемся к эмоции ребенка: «Чем я могу тебе помочь?». Мы должны общаться с детьми из парадигмы заботы, а не строить из себя фельдфебеля, который хочет всех подровнять. 

>>> Читайте также на DK.RU: Людмила Петрановская о том, что действительно нужно детям для успешного развития, а что является дорогостоящим аттракционом исключительно для родителей
 
Благодарим за возможность интервью Фонд развития и поддержки социально-культурных проектов «Ветвь»
«Лидерство давно не считается следствием личных качеств». Как вырастить бизнесмена?  1
Автор: Анна Хлебникова
Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.