Подписаться
Курс ЦБ на 27.02
74,43
90,37

Лекарство против банкротства,

ремя действия: 5 апреля с. г. Место действия: Нижний Тагил, один из крупнейших промышленных узлов не только Свердловской области, но и всей страны. Пролог: НТМК, гигант черной металлургии,

ремя действия: 5 апреля с. г.

Место действия: Нижний Тагил, один из крупнейших промышленных узлов не только Свердловской области, но и всей страны.

Пролог: НТМК, гигант черной металлургии, который еще вчера переживал тяжелейший кризис, сегодня имеет все признаки оздоровления экономики и подъема. И именно в этот момент перед ним замаячила новая угроза — банкротство. В соответствии с законом о банкротстве подать иск может любая фирма, долг перед которой составляет 500 минимальных зарплат, а срок неуплаты превышает три месяца. 11 марта с. г. в отношении НТМК начала процедуру банкротства небольшая и особо никому не известная фирма «Тагилэнергоремонт». Как бороться с этой напастью? Мучительные поиски ответа на этот проклятый вопрос и составляют основу пьесы (при Советской власти жанр назывался партхозактивом).

Действующие лица:

Эдуард Россель — губернатор Свердловской области,

Семен барков — министр промышленности и науки,

Анатолий Шевцов — генеральный директор НТМК,

Сергей Носов — первый зам. ген. директора НТМК,

Владимир Радаев — председатель профкома НТМК,

Каха Бендукидзе — генеральный директор АО «Уральские машиностроительные заводы»,

Виктор Коровин — директор Уралмашзавода.

На трибуне — Анатолий Шевцов (назначенный полгода назад):

— Наиболее критическое положение на комбинате сложилось в июне прошлого года, когда объемы производства достигали всего 110 тыс. т проката. Сейчас в месяц выпускает в 2,5 раза больше. Год назад комбинат был вынужден экспортировать продукцию по цене 600 руб./т при себестоимости 1800 руб./т и был на грани краха. Отмена валютного коридора позволила предотвратить остановку комбината, и сегодня производство близко к рентабельному. По итогам первого квартала (по сравнению с тем же периодом прошлого года), увеличено производство чугуна на 17%, стали — на 10%, проката — на 18%. Наблюдается рост среднесуточного производства чугуна на 1200 т, стали — на 849 т, проката — на 1234 т. В течение первого квартала шла подготовка к пуску четвертой доменной печи, что позволит выплавлять дополнительно 85 тыс. т/мес. чугуна. Показатели могли бы быть выше, если бы не отключение газа в марте.

Улучшаются также экономические показатели. Реализация в четвертом квартале выросла почти на 60%. В то же время затраты на 1 руб. товарной продукции остаются высокими и сохраняется отрицательная рентабельность. И тому есть конкретные причины. Цены на сырье Высокогорского ГОКа выросли на 40%, Качканарского — на 54%, марганцовистые ферросплавы подорожали на 200%, а цены на готовую продукцию, прокат, поднялись всего на 27%. В этом году положение на комбинате стало выправляться — и как снежный ком начали расти требования кредиторов, которые требуют расплатиться по долгам металлом по старым ценам.

В этом месяце в ассортименте продукции комбината увеличилась доля трубной заготовки, рельсов, транспортного металла. Цех прокатки широкополочных балок сегодня катает балку, а не квадратную заготовку. В феврале-марте мы смогли выкроить металла для производства 6 тыс. т трубной заготовки для предприятий Свердловской области. В бюджете комбината выделено 230 млн руб. на реконструкцию производства. Начиная с сентября прошлого года планомерно сокращается задолженность в бюджеты всех уровней. Зарплата выплачивается регулярно, задолженность сокращена до двух месяцев. До июня, скорее всего, комбинат ее погасит. НТМК вернул в свою структуру и ряд социальных объектов, таких как гостиницы, спортклуб, летние лагеря, ряд дочерних предприятий, которые без комбината, как выянилось, самостоятельно жить не могут.

Эдуард Россель:

— Крупнейший комбинат страны держит на голодном пайке металлургические предприятия области. Из-за срыва поставок чугуна, стали, трубной заготовки металлургические предприятия области уже вынуждены покупать литейный чугун на Украине!

Что-то в последнее время много стало желающих банкротить наши предприятия. С НТМК так нельзя! Директорскому корпусу необходимо обсудить это явление и договориться о цивилизованной схеме выхода из таких ситуаций. У арбитражного управляющего должна быть понятная схема управления. Чтобы воспитать руководителя такого гиганта, как НТМК, надо по крайней мере десяток лет, чтобы он прошел весь путь от мастера до ген. директора. И то не всегда получается, приходится и ген. директоров менять.

Анатолий Шевцов:

— В первом квартале 57% от общего объема продукции комбинат поставил на экспорт, остальное — внутри страны. Сегодня комбинат действует в замкнутом круге. Классическая схема товар-деньги-товар в нашем случае звучит так: квадрат-деньги-квадрат. Продаем заготовку — вкладываем деньги в производство, чтобы вновь произвести заготовку. Сегодня положение таково, что заказчик должен финансировать наше производство на 100%, вне зависимости от того, внешний он заказчик или внутренний. Будет 100%-ная предоплата — будем катать трубную заготовку. Бесплатно комбинату никто не дает ни сырье, ни ферросплавы. Например, Качканарский ГОК ежемесячно получает от нас по 4-5 млн руб. Иначе ГОК прекращает поставки.

Сегодняшние беды комбината от нехватки металла, дефицита собственных оборотных средств. Комбинат живет благодаря акционерам, которые эти средства не забирают в счет долгов. Длительные переговоры с ЕБРиР о предоставлении кредита, почти решенный вопрос, теперь под угрозой срыва из-за процедуры банкротства. Тагилэнергоремонт — это 111 человек, работающих на ремонте НТМК. И такая фирма сегодня вправе остановить на всем скаку огромный комбинат!

Эдуард Россель:

— Я вам дал всю полноту власти, несмотря на то, что вы не акционер. Вы генеральный директор. И должны были навести порядок на предприятии!

Анатолий Шевцов:

— Если я какое-то ваше указание не выполнил, мне остается только подать заявление об отставке.

Уходит с трибуны с гордо поднятой головой.

Владимир Радаев:

— Рабочие настроены решительно: если комбинат будут банкротить, не дадут нам работать, мы сядем на станции, не выпустим с комбината ничего — палаток у нас хватит, тушенки хватит. Нам шахтеры уже показали, как надо делать. Но не этого мы хотим. Хотим работать нормально и нормально получать. Коллектив возлагает большие надежды, что вы, правительство, возьмете под крыло комбинат. Впереди у нас у всех выборы.

Семен Барков:

— Необходимо взять процедуру банкротства под контроль, создать совет кредиторов предприятия, разработать план управления и закончить процедуру банкротства мировым соглашением. За оставшиеся месяцы можно многое успеть.

Сергей Носов:

— Кредиторская задолженность НТМК сегодня составляет около 9 млрд руб., поэтому он очень уязвим. Крупные кредиторы — наши поставщики, такие как Свердловэнерго, Качканарский ГОК, Уралсевергаз, понимают положение, в котором оказался комбинат, и заинтересованы в том, чтобы предприятие наращивало объемы и выходило на прибыль, только благодаря которой можно сегодня и рассчитаться с долгами. Долги должны быть реструктуризированы. Есть,
например, договоренность о такой реструктуризации с Уралмашзаводом, другими крупными кредиторами. Фирму «Тагилэнергоремонт» крупным кредитором не назовешь, ей комбинат должен около 18 млн руб. В данном случае комбинату не удалось договориться с новыми собственниками этой фирмы. На наших глазах рождается новый вид бизнеса — выколачивание долгов через банкротство предприятий. А то, что от этого рушится экономика в целом, инициаторов банкротства не волнует. По некоторым данным, Тагилэнергоремонт был куплен его собственниками за 40 тыс. руб. Можно легко посчитать норму прибыли, если этой фирме удастся на банкротстве сделать деньги. Начатая процедура бьет по всем: и по коллективу, и по менеджерам, и по акционерам, и по кредиторам. Процедура банкротства в российском законодательстве слишком упрощена, и надеюсь, что это будет исправлено.

Виктор Коровин:

— Невозможно предъявлять сегодня жесткие требования по отдаче долгов к НТМК, надо дать ему возможность спокойно работать и выправлять положение. НТМК должен Уралмашзаводу около $ 15 млн. В феврале достигнута предварительная договоренность о реструктуризации долга на четыре года.

Каха Бендукидзе:

— Возбуждение процедуры банкротства против НТМК было предсказуемо. Правда, непонятно, что банкротство даст фирме «Тагилэнергоремонт». По моему мнению, своих денег они не получат точно, а в перспективе лишатся и крупного заказчика. Я, например, отдаю себе отчет, что если умрет НТМК — умрет и значительная часть нашего бизнеса. Закон о банкротстве несовершенен, он не защищает ничьи права. Он просто разрушителен. Впрочем, если завод сможет договориться о реструктуризации задолженности, то затем можно выйти и на мировое соглашение. Проблема здесь, как мне представляется, юридическая. Закон о банкротстве говорит о возможности заключения мирового соглашения и реструктуризации долгов, а Налоговый кодекс — о том, что любая реструктуризация задолженности в федеральный бюджет делается на уровне федерального собрания. Противоречие реально существует, и пока неизвестно, как его решить.

Эпилог. Текст от авторов: Если процесс банкротства будет запущен полномасштабно, появится много желающих в нем поучаствовать. Ибо, как сказал г-н Бендукидзе, нет сегодня в России более выгодного процесса, чем процесс разорения. Предприятие теряет управление, от него отсекаются как кредиторы, так и акционеры. И в образовавшемся вакууме с ним можно делать что угодно. Огромное предприятие практически за бесплатно предоставляется в распоряжение одного человека — конкурсного управляющего. Акционеры-то по крайней мере заинтересованы в успешной работе предприятия, т. к. они не хотят потерять деньги, вложенные в акции.

Закон о банкротстве при всем своем несовершенстве — это рыночный механизм, сильное оружие в умелых руках. И выясняется, что сегодня властям противопоставить ему особенно и нечего, кроме внеэкономических, административно-командных методов давления. Власть не отказывается помочь комбинату, но в обмен на вполне конкретные поставки металла на предприятия области. Скорее всего, по взаимозачету и без предоплаты. А это уже своего рода оброк, феодализм в чистом виде.

Много ли сейчас в Свердловской области предприятий, которые никому не должны? И руководители как-то притерпелись к такому положению, стали забывать, что любой долг — это мина замедленного действия, может рвануть в любую минуту. И если уж совсем нельзя не иметь долгов — то надо, по крайней мере, вовремя договариваться с кредиторами.

Самое читаемое
  • Мы умираем, и это нормально. Как относиться спокойно к уходу близких и личной кончинеМы умираем, и это нормально. Как относиться спокойно к уходу близких и личной кончине
  • Чем объяснить, что вы умнее всех вокруг? Внешние признаки высокого интеллектаЧем объяснить, что вы умнее всех вокруг? Внешние признаки высокого интеллекта
  • «Помогла вакцина». Екатеринбуржцы ринулись в торговые центры«Помогла вакцина». Екатеринбуржцы ринулись в торговые центры
  • Оценили в $657 млн. Уральский ИТ-гигант вошел в топ самых дорогих компаний РунетаОценили в $657 млн. Уральский ИТ-гигант вошел в топ самых дорогих компаний Рунета
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.