Подписаться
Курс ЦБ на 11.12
63,57
70,38
Деловой квартал / Новости / «С уверенностью 99% Путин скажет, что уйдет в 2024-м. Он не хотел быть у власти...
«С уверенностью 99% Путин скажет, что уйдет в 2024-м. Он не хотел быть у власти 19 лет»
Источник: Скриншот видео с YouTube Ельцин Центра

«С уверенностью 99% Путин скажет, что уйдет в 2024-м. Он не хотел быть у власти 19 лет»

Самое читаемое
  • «Понаехавших в Сочи с каждым днем становится больше». Переезд к морю: стоит ли оно того? «Понаехавших в Сочи с каждым днем становится больше». Переезд к морю: стоит ли оно того?
    22 574
  • Жена, дочь, теперь — внучка. У младшей наследницы Валерия Язева отобрали элитную квартиру Жена, дочь, теперь — внучка. У младшей наследницы Валерия Язева отобрали элитную квартиру
    26 376
  • Рынок падает, а Hyundai и Renault не сдают позиции. Что происходит на рынке кроссоверов РФ Рынок падает, а Hyundai и Renault не сдают позиции. Что происходит на рынке кроссоверо...
    30 193
  • Бизнесмены пожаловались омбудсмену на беспредел власти Бизнесмены пожаловались омбудсмену на беспредел власти
    18 856
08:15   26.11.2019
9 381

«В неизвестности Путина был огромный плюс, который помог выиграть выборы». Валентин Юмашев — о том, как Ельцин выбирал преемника, Путин хотел уйти из Кремля, а конкурент дважды пытался его уволить.

Бывший глава администрации президента Бориса Ельцина Валентин Юмашев дал большое интервью Владимиру Познеру на тему «Почему Ельцин выбрал Путина». До назначения преемником никто особенно не знал Владимира Путина, ничем особенным он большинству не запомнился, и, кажется, тем удивительнее, что выбор президента пал именно на него. Г-н Юмашев рассказал, что это назначение вовсе не было случайным: за ним стоял «тяжеленный анализ» и тщательный расчет. У Ельцина был второй президентский срок, и он должен был уходить по Конституции.

— Все считали, что Ельцин будет цепляться за власть. И одна из линий борьбы с ним была ровно такой: в том, что разговоры о его уходе в 2000-м году — это полная ерунда, что он продолжит быть президентом. Но Ельцин абсолютно жестко [относился к этому]: как только он зашел в кабинет в Кремле, для него не было вопроса, что думать после 2000-го года. Он твердо понимал, что уйдет, и для него была важнейшая задача — кого он мог бы предложить людям, когда будет уходить, и к 2000-му году подготовить человека, которому он мог бы доверить страну. Которая дальше, уже с новым президентом, сможет двигаться в том направлении, которое Ельцин задал.

Он говорил на эту тему и со мной — Ельцин больше слушал, чем отвечал — слушать он умел блестяще: «Валентин, что вы думаете по этому поводу? Какие у вас мысли по поводу вот такого человека?». Моей задачей было кроме своего мнения передать и позицию администрации президента. Когда в 1998 г. Ельцин принимал решение, выставлять ли Черномырдина на третий срок, после того как дважды Дума проголосовала против него как премьер-министра после августовского кризиса. Если бы Дума отказала и третий раз, то с высокой вероятностью был бы ее разгон.

Для меня как для главы администрации президента было очевидно, что после дефолта у коммунистов в Думе было бы конституционное большинство, и о реформах в стране можно было забыть. В этот момент позиция администрации президента была критична: Ельцин принимал решение, каким путем идти, а они были перпендикулярны друг другу. 

У Ельцина в администрации президента была одна из самых сильных команд по сравнению с другими институтами власти. Это были сильные, профессиональные, глубокие люди — не было вопросов не сказать Ельцину то, что они думают. 

Как Путин пришел работать в Кремль и хотел уйти в отставку

История возникновения Владимира Путина в администрации президента следующая. В 1997 г. Виктор Черномырдин, на тот момент премьер-министр, решил перезагрузить правительство. Он очень долго уговаривал Бориса Ельцина, чтобы Анатолий Чубайс, на тот момент глава администрации президента, перешел работать в кабмин. Чубайс этого хотел — ему не нравилось работать в Кремле. Он согласился, по сути уже начал работать вместе с Черномырдиным, а главы администрации по-прежнему не было. 

Я достаточно твердо и даже агрессивно отказывался: вообще я по профессии журналист, и у меня совершенно иной образ жизни, никогда не носил пиджак и галстук. Глава администрации президента — это важнейшая и тяжелейшая должность. Я придумывал всякие аргументы, долго говорил, что не пойду, но в конце концов я стал им. 

Но Чубайс увел с собой в правительство несколько человек. И когда стали думать, как закрывать кадровые дыры, он сказал, что есть «очень хороший сильный человек, с которым он работал в Санкт- Петербурге» — Владимир Путин. Я познакомился с ним в марте 1997 г.

Тогда темы доверия к КГБ/ФСБ (откуда вышел Путин — прим. ред.) вообще не было. Тогда многие уходили из ФСБ по собственному пониманию, что они не могут работать в этой организации. У меня много знакомых бывших сотрудников КГБ, даже директор фонда Ельцина, и он блестящий демократ. Поэтому то, что раньше человек работал в КГБ, для меня было ничто.

Путин был человеком, который работал с Собчаком (мэром Петербурга в 1991-1996 гг.). Приходит человек, который был первым замом Собчака, на котором лежала огромная ответственность: Анатолий Александрович не очень любил хозяйственную каждодневную деятельность, и это все было на плечах Путина. Я видел, что Путин блестяще понимает, что такое хозяйство, как устроена власть. 

Мы знаем несколько кандидатов в преемники Ельцина, например, Борис Немцов: Ельцин даже представлял его лидерам зарубежных государств в командировках. Рейтинги всех возможных кандидатов в президенты постоянно замеряли, и когда Немцов стал работать первым заместителем главы правительства, то попал в списки этих замеров. Осенью 97-го года он был на первом месте: у него рейтинг был больше 30%. 

Но дальше из-за конкурса по приватизации «Связьинвеста» началась война проигравших бизнесменов с правительством. Против Чубайса и Немцова работали блестящие журналисты и команды: Сергей Доренко, прекрасное НТВ 90-х, и они в конце концов уничтожили правительство, оно было вынуждено уйти в отставку. Через год, когда мы замеряли рейтинг Немцова, он был в районе погрешности, 2-3%.

В администрации у нас 2-3 раза в неделю происходят совещания, где мы обсуждаем разные проблемы. Буквально через 2-3 месяца работы с этой командой я обратил внимание, что Путин блестящ: он умный, точный, прекрасно формулирует.  Я был рад, что у меня есть такой замечательный зам. Но через год после начала его работы он говорит, что хочет уйти: «Хочется на волю: вся моя жизнь была совсем жесткой службой, потом с Собчаком с утра до вечера — все на мне, затем Кремль — тоже с утра до ночи. Все-таки есть жена и дети, поэтому я хотел бы уйти».

Я говорю: «Владимир Владимирович, нет. Давайте через какое-то время вернемся к этом разговору». Но через пару месяцев из-за истории со «Связьинвестом» был вынужден уйти мой первый зам, и я с радостью предложил его пост Путину. Первый зам — это был другой масштаб: он стал гораздо чаще встречаться с президентом. И и с этого момента у Ельцина стало формироваться понимание, что это за человек: они вместе летали в самолетах, обсуждали планы. Полагаю, в этот момент Ельцин, перебирая кандидатов — в списке у него было, наверное, человек 10, — стал думать и о Путине. 

Как Примаков пытался уволить Путина

В 1999 г. Путин был уже директором ФСБ по назначению Ельцина. Когда уходил Примаков, Борис Николаевич решал, кого назначить премьер-министром: был Сергей Степашин, который им и стал, и Путин. Ельцин говорил, что надо все время иметь запасные варианты, и когда мы писали книгу, он говорил мне, почему: боялся, что заявит Путина слишком рано, а ситуация экономически и политически была очень сложная, и тот истратит свой запас. Плюс он считал, что дает шанс Степашину: уверен, в тот момент у Ельцина не было окончательного решения. 

Тогда Зюганов уже проехал, но возникли Примаков с Лужковым, которые с большой вероятностью становились бы лидерами страны. Мудрость Ельцина в том, что он блестяще понимал: за 10 лет люди устали от этих политиков. Эпоха перемен вообще сложна, и новый человек, за которым нет шлейфа приватизации, не связанный с политическими конфликтами, но сильный внутренне, выиграет «у всех этих стариков».

Ельцин понимал: приход Примакова и Лужкова был бы разворотом обратно. Так, Примаков через день ходил к Борису Николаевичу и говорил, что надо закрывать СМИ, потому что они все не так освещают, что телевидение все ругает и не дает нормально работать.

Маленькая деталь: Примаков дважды пытался уволить Путина с поста директора ФСБ. Но Ельцин ему не дал. Мало кто об этом знает. 

Почему Ельцин все-таки остановился на Путине

Каждый увидел в Путине что-то свое. Либералы — готовность продолжать идеи Ельцина, консерваторы и огромная армия военных — лучшее от чекиста...  

В неизвестности Путина был огромный плюс, который помог ему выиграть выборы. И для Ельцина было очень важно, что преемником был человек другого поколения. 

Буквально за несколько дней до того, как об этом был объявлено, Ельцин сказал Путину, что хочет, чтобы тот стал премьер-министром, а в 2000-м стал президентом страны. Путин сказал, что абсолютно к этому не готов. У него не было идеи держаться за власть. («Она возникла потом?» — спросил Познер во время интервью. «Это уже вопрос не ко мне», — ответил Юмашев — прим. ред.).

Никакие ни семья (ближайшее окружение Ельцина, в том числе его дочь Татьяна Юмашева, супруга Валентина Юмашева — прим. ред.), ни Юмашев, тем более ни Борис Березовский, который с Ельциным за 10 лет встретился за два раза, не сыграли большую роль в том, что Путин стал президентом страны. Это мифы, которые родились в тот же момент, когда шла жесточайшая борьба между кандидатом Путиным и командой Примакова-Лужкова. Например, что Путин появился в связи с тем, что семья и Ельцин волновались о своей безопасности. Для Ельцина вообще не было такого вопроса — он считал, что и Примаков с Лужковым обеспечили бы ему безопасность. 

Тогда газеты писали, сообщало телевидение, которое работало против нас, что Ельцин никогда не сможет уступить свое место, что Путина снимут и появится еще какой-нибудь кандидат. Но Ельцин сделал так, что заседания Совета безопасности стал проводить Путин — это был очень важный сигнал силовикам. Он проделал огромную работу, чтобы Путина узнал и народ, и силовики, и чиновники, и политики.

У Ельцина и Путина не было договоренностей ни по кадрам, ни по идеям и решениям — для Ельцина было очевидно: о чем бы они ни договорились, все будет нарушено. Возникают другие обстоятельства и новые ситуации. Единственной просьбой Ельцина к Путину было «Берегите Россию». 

Ельцин видел в Путине человека, который продолжит его реформы: либеральные, связанные с рыночным путем, и что не свернет с этого магистрального пути. 

И для Бориса Николаевича было важно, что это человек другого поколения. Он считал, что поколение людей, которым в 1991 году было 45-50 лет, должны уйти — они взяли в себя слишком много советского. И должно прийти поколение 25-30-летних. 

И, конечно, для Ельцина была важна сила характера. Я помню, осенью 1998 г., когда я был главой администрации, раздается звонок: Путин говорит, что ему надо срочно подъехать. Путин приезжает и говорит: «Я только что разговаривал с Евгением Максимовичем Примаковым, и он попросил, чтобы я как директор ФСБ дал команду следить за Григорием Явлинским, потому что агент империализма и госдепа. Я как директор ФСБ считаю, что это недопустимо. Если у Ельцина такая же позиция (как у Примакова), то я сейчас же пишу заявление об уходе — мы уничтожим ФСБ, если она будет заниматься такими делами». Я сказал, что на 100% уверен, что у Ельцина не такая позиция и что он бы ни при каких обстоятельствах не дал такую команду. 

Не сожалел бы Ельцин о том, что выбрал Путина?

Я периодически сам себе задаю этот вопрос, но мы с Борисом Николаевичем это никогда не обсуждали. Для Ельцина этот проект (продвижение Путина) был как рождение своего сына. Абсолютно выстраданный. И вы не представляете, как он радовался 31-го декабря 1999 года, когда ушел в отставку, вроде бы тяжелейший день — а он был абсолютно счастливый человек. Все говорили, что Ельцин обожает власть и не может и дня без власти. А он на полгода раньше уходит со своего поста, чтобы таким образом дать Путину фору против Примакова и Лужкова, чтобы была возможность с еще большей гарантией выиграть это выборы.

Вообще, для Ельцина было очень важно, что он ушел ровно в срок. По сути он, меняя свой характер, наступая на горло собственной песне, уходит на полгода раньше, потому что для него были так важны Путин и его победа.

Я уверен, что этого вопроса не возникало у Бориса Николаевича во время первого срока Путина, когда были сделаны важнейшие для реформирования России вещи: бюджетный и налоговый кодекс, которые Ельцин не мог провести через Госдуму. Вообще, движение к капитализму, к рынку было забетонировано именно в первый срок Владимира Владимировича.  

Думаю, какие-то вещи Ельцина смущали. Единственный раз, когда он об этом сказал публично — что он против [возвращения советской мелодии в качестве] гимна России.  

Они с Путиным встречались достаточно часто: сначала раз в месяц, потом раз в квартал, потом только по праздникам. Думаю, когда они говорили вдвоем, то Ельцин о чем-то его спрашивал, какие-то аргументы получал в ответ. Это как с сыном: что бы он дальше ни делал, тот все равно останется его ребенком, уже выросшим, иногда совершающем ошибки. Но этот сын уже делает так, как считает необходимым. Ельцин закладывал в Путина те вещи, которые он считал незыблемыми, в том числе и движение к рынку, которое, на мой взгляд, сохранилось.

Думаю, если вы спросите Владимира Владимировича сегодня, уйдет ли он в 2024 г., то с уверенностью на 99% он скажет, что уйдет.

На мой взгляд, Путин, когда 31 декабря 1999 г. пришел, то бы уверен: дай бог один срок, а если два — то будет самым счастливым человеком на свете, что после их окончания сможет отдохнуть, как он хотел в 1997-1998 гг. Для него была задача отработать сначала первый срок, потом второй, но потом возникала некая новая ситуация, и в 2008 г. он решил, что станет премьером, а Медведев — президентом. Конечно, он не собирался быть у власти 19 лет (на текущий год — прим. ред.) — для меня здесь никаких сомнений нет. 

Материал записал Андрей Пермяков / DK.RU 
Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.