Подписаться
Курс ЦБ на 27.02
74,43
90,37

Иерархия офисной мебели

Российский рынок офисной мебели явился еще одним подтверждением аксиомы кризиса — «выживает тот, кто дешевле». Вместе с тем, от того, насколько эффективно местные мебельщики распорядятся своим кап

Российский рынок офисной мебели явился еще одним подтверждением аксиомы кризиса — «выживает тот, кто дешевле». Вместе с тем, от того, насколько эффективно местные мебельщики распорядятся своим капиталом, обретенным вследствие импортзамещения, зависит величина дистанции между качеством российской и зарубежной офисной мебели. А следовательно — и выбор той малой группы покупателей, которые традиционно голосуют за западный товар тугими кошельками. Спустя год после августовских событий предлагаем вниманию читателя свежий срез екатеринбургского рынка.

Этапы большого пути

Итак, что же произошло с местным рынком офисной мебели за последнее время? Условно события последней пары лет можно разбить на четыре периода.

· Январь-август 1998 г. Существовало достаточно четкое разделение рынка. Мебель производства Италии, Финляндии, Германии была дорогой, но относительно доступной. Поэтому корпоративный клиент отдавал безусловное предпочтение именно этой мебели. Местные производители занимают нишу дешевой и относительно качественной мебели.

· Сентябрь-декабрь 1998 г. Период кризиса. Доля рынка импорта сокращается примерно до 5%. Весь «пирог» достается отечественным производителям. Они получают возможность для накопления капитала. Понимая, что эта ситуация не продлится вечно, производители начинают вкладывать деньги в расширение производства, думают над увеличением ассортимента, ведется активная работа над повышением качества. Для импортеров начинается «мертвый период». Разрабатываются планы сотрудничества с российскими производителями и поставщиками из стран ближнего зарубежья (Белоруссия, Украина, Литва). Капитал перераспределяется в ликвидные товарные группы — канцелярские принадлежности, бытовая мебель, даже продукты питания. Некоторое количество компаний (не менее 5%) вообще покидают этот сектор рынка.

· Февраль-май 1999 г. Посткризисный период. Цены на отечественную продукцию постепенно растут. Импортная рабочая мебель еще остается в разряде эксклюзивной, но все же происходит некоторое оживление, объемы продаж постепенно начинают возрастать. Причины: курс доллара достиг определенной стабильности, у продавцов появляется возможность для применения методов стимулирования сбыта — скидки, бонусы, призы. Еще одна причина: мебель местного производства все еще уступает импортной продукции по требованиям функциональности и эстетики.

• Лето-осень 1999 г. Период стабилизации. Перераспределение рынка состоялось. Вот о том, как выглядит рынок сейчас, мы и поговорим.

Торговля

Следует сразу отметить: торгуют офисной (как, впрочем, и бытовой) мебелью как специализированные торговые компании, так и различные представительства, и сами производители, от крупных до кустарных, поэтому деление на категории «торговцы-производители» не совсем точно. Договоримся рассматривать в этом разделе компании, не имеющие собственного производства.

Таковых компаний в Екатеринбурге и области можно назвать довольно много, но подавляющая доля рынка поделена между десятком крупнейших, и протиснуться в их число не проще, чем России попасть в «Большую семерку». Они-то и определяют положение на этом сегменте рынка офисной мебели.

Ассортимент торговых компаний можно разделить на три группы — импорт, московская, белорусская (раз уж политики вовсю дискутируют о воссоединении с Беларусью, не станем относить ее товары к импорту) и в меньшей степени — украинская мебель и, наконец, товары местных (екатеринбургских и областных) производителей.

Рухнувший в августе импорт сейчас энергично пытается восстановить

ыночные силы и вернуть утраченного заказчика. По мнению экспертов, нередко эти попытки удачны. Ниша эксклюзивной мебели пока недосягаема для наших мебельщиков. Известные бренды, высокое качество изготовления и дизайна мебели западных фирм — надежные стены, ограждающие импортеров и их торговых представителей от экспансии местных предприятий.

Импортная офисная мебель попадает к нам большей частью из Италии, Германии, Финляндии. Постепенно стала сдавать свои позиции столь популярная ранее польская мебель — при качестве ниже отечественного ее цена оказывается намного выше.

Вообще же, что касается цены, разница в ценах между импортной и отечественной мебелью медленно сокращается. Если в период кризиса и сразу после него цены на импортную офисную мебель стремительно взлетели в 3,5 раза, то сейчас розничная долларовая цена остановилась и даже несколько снизилась, в основном за счет индивидуальных скидок, предоставляемых местными продавцами. Цена же на мебель местного производства несколько подросла и коэффициент разницы составляет примерно 150-200% (директорская модель итальянского или германского производства стоит в среднем $3-3,5 тыс., тогда как аналог, произведенный в Москве, — около $1,5 тыс.). Впрочем, цифра эта достаточно условна — импорт импорту рознь и попадаются как относительно дешевые, так и запредельно дорогие экземпляры.

Справедливости ради надо заметить, что зарубежные производители тоже иной раз идут навстречу своим российским партнерам — итальянцы, например, несколько понизили свои цены после кризиса. Оно и понятно — жаль уходить с рынка, в который вложено столько средств и усилий. Тем более, что по некоторым данным до 12% всей производимой в Италии мебели уходит на российский рынок — цифра вполне внушительная.

Впрочем, несмотря на это, сегмент импортной мебели по сравнению со старыми добрыми докризисными временами сократился, особенно в части оперативной мебели — тут барометр потребительских предпочтений явно склонился к отечественному производителю, благо последние тоже не стоят на месте. Что же касается кабинетов руководителя — импорт, помимо удобства, функциональности и качественного дизайна, остается еще и предметом престижа — а уж по последнему показателю российским мебельщикам еще долго не удастся «подмять» немцев или итальянцев.

Еще одна ассортиментная группа местных торговцев офисной мебелью — товар из Москвы и стран СНГ (большей частью Беларуси и России). Здесь предпочтения отдаются в равной степени как дорогим директорским моделям, так и оперативной мебели — и то, и другое сравнительно доступно сегодняшнему потребителю. Тем более что качество, особенно в последнее время, постепенно растет. К слову сказать, называть, скажем, белорусскую мебель именно «белорусской» можно лишь с известной натяжкой, с тем же успехом можно называть российскими компьютеры, в которых все детали, кроме наклейки с торговой маркой, изготовлены на Тайване. Так и здесь — плита изготовлена в Польше, но на заводах, принадлежащих немецким концернам. Ламинат — немецкий, ламинируется в Минске на немецком оборудовании, фурнитура — собственно немецкая. Белорусские только руки, которые все это собирают, и зарплата сотрудников (что, разумеется, положительно сказывается на цене). С той или иной степенью приближенности это относится и к московской офисной мебели. Исключение составляют некоторые ветераны рынка — например, московская фабрика «Интерьер», работающая на отечественных материалах. В целом же, соотношение цена/качество сохраняется примерно то же, что и у импорта, а поэтому большую часть ассортимента составляет именно эта группа. Способствует ее расширению и активное стремление москвичей прорваться на Екатеринбургский рынок. Движение в регионы вообще в последнее время характерно для московских компаний, а Екатеринбург в отношении платежеспособного спроса оказывается впереди большинства региональных рынков.

И наконец, третья товарная группа — офисная мебель местных производителей. Практически вся она представляет собой оперативную и специальную мебель. Надо заметить, что занимает она в предложении «чистых» торговцев относительно небольшое место. Причин тут, судя по небольшому блиц-опросу, проведенному ДК, существует несколько. К чести местных производителей, никто не назвал в качестве таковой причины низкое качество местной офисной мебели — с качеством-то все как раз в порядке. Другое дело — сроки поставки. Здесь все упирается в психологию потребителя: выбрав после долгих мучений устраивающий его по цене и качеству комплект, он желает увидеть его у себя в офисе как можно скорее. Поскольку московской и отчасти импортной мебелью обычно торгуют со склада, закупая сразу большие партии, торговцы имеют возможность поставить покупателю заказанный товар практически сразу же. Местные же производители предпочитают работать на заказ, а не отгружать торговцу большую партию, поэтому, бывает, сроки затягиваются и в отдельных случаях достигают месяца и более. Вот это и не устраивает крупные торговые организации. Впрочем, сами местные производители по этому поводу особенно не переживают, но об этом — позже.

Урок кризиса для продавцов офисной мебели даром не прошел. Если раньше кто и пренебрегал диверсификацией, то сегодня все крупные продавцы стараются застолбить себе участок на смежных рынках. Помимо офисной мебели, в их выставочных залах и салонах можно встретить бытовую мебель, торговое оборудование и канцтовары, жалюзи, копировальную технику, осветительные приборы и многое другое. Занимая, таким образом, определенный сегмент на каждом из этих рынков, компании подстраховываются от очередных потрясений, на которые столь богата российская экономика.

Производство

Отечественные мебельщики, в кризисное одночасье избавленные от зарубежных конкурентов, оказались в двусмысленном положении — долгожданный спрос на их продукцию резко превысил производительность фабрик. Дефицит мощностей реанимировал подзабытую плановую экономику. Заказчики выстраивались в очередь и вагонами закупали дешевую офисную мебель. В результате стратегия развития мебельных предприятий свелась к увеличению объемов производства путем расширения

имеющейся базы. По такому сценарию рынок местных мебельщиков развивается и по сей день.

На сегодняшний день в Свердловской области насчитывается около двух сотен производителей мебели, около сотни в Екатеринбурге и столько же по области. Около 70% из них занимаются производством мягкой мебели, а из тех 30%, что отдают предпочтение корпусной мебели, офисную производят не более трети. Зато география сбыта у местных производителей весьма обширна. Некоторые из них составляют реальную конкуренцию москвичам в их вотчине — в столице. Это объясняется прежде всего тем, что старейшие московские мебельные фирмы пребывают пока в состоянии успокоенности. Клиент у них есть, товар распродается полностью, и пока есть возможность не прилагать больших усилий по повышению качества. Поэтому молодым фирмам приходится стараться.

В ассортименте местных компаний-производителей встречается офисная мебель практически всех групп — как директорская, так и оперативная и специальная, однако предпочтение отдается двум последним категориям. Производственные мощности обычно представляют собой купленные еще до кризиса импортные технологические линии. Подчеркнем — речь идет о крупных местных производителях, кроме них существует немало мелких, а то и кустарных производств, работающих исключительно под заказ, чья технологическая линия — отечественная ножовка с отечественным же утюгом.

Впрочем, не надо думать, что технический парк местных производителей после 17 августа вовсе не обновлялся — напротив, если у некоторых фирм расширение производственных мощностей полгода назад существовало только в отдаленных мечтах, то сегодня эти планы начинают воплощаться в жизнь. Кроме того, многие предприятия обзавелись оборудованием по производству комплектующих, хотя раньше из отечественного сырья использовалась только ДСП. Теперь импортной остается только фурнитура, но и ее уже кое-кто начинает производить своими силами — естественно, на импортной линии. Работа на собственном (или приобретаемом в России же) сырье, а также дешевая по сравнению с Европой рабочая сила позволяет сдерживать цены, несмотря на необходимость окупать приобретенное оборудование.

Практически у всех серийных производителей имеются собственные выставочные залы. Поэтому острой необходимости искать канал сбыта через крупные торговые организации у производителей нет. Тем более что в собственных салонах у них есть возможность снижать торговую накрутку по сравнению с той, что делают специализированные продавцы, и за счет этого увеличивать оборот.

Вместо заключения

Как видно, рынок офисной мебели в Екатеринбурге и области более-менее поделен. А значит — конкуренция приобретает более цивилизованные формы, в отличие от большинства российских товарных рынков. Ценовая конкуренция постепенно отходит на второй план, и демпинговых войн уже никто не ведет. Важное место занимает реклама, подчас весьма агрессивная, и, наконец, особое внимание начинает уделяться различным услугам и сервису, предлагаемым потребителю (сроки поставки, сборка, доставка и пр.).

И в заключение — о перспективах рынка. Водораздел между теми, кого мы на протяжении всей статьи называли «производителями» и «торговыми предприятиями», скорей всего сократится. Тенденции уже есть. Фирмы, имеющие собственные производственные мощности, доукомплектовывают рабочие зоны и комплекты для руководства импортными товарами (по большей части это касается кресельной продукции). Те же, кто в докризисный период торговал исключительно импортными товарами, перепробовали в трудные времена различные варианты и в результате поиска открыли новые перспективы. Одним словом, производители развивают собственные торговые структуры, а продавцы, хотя и осторожно, подключаются к доступным производственным мощностям.

При том, что основным критерием потребителя остается цена, традиция голосования кошельком постепенно начинает переживать себя. Покупатель идет в салон не за мебелью вообще, но за мебелью, соответствующей его представлениям о рабочем месте. Уже сейчас рынок достаточно насыщен, чтобы удовлетворить любой вкус. Он больше не предлагает покупателю «брать, что дают», а, напротив, начинает ориентироваться на изменение потребительского спроса. Это — точка отсчета для всех будущих перспектив.

Самое читаемое
  • «Помогла вакцина». Екатеринбуржцы ринулись в торговые центры«Помогла вакцина». Екатеринбуржцы ринулись в торговые центры
  • Продажа Sports.ru. Аэрофлот хочет ввести билеты без гарантии перелета. Главное 26 февраляПродажа Sports.ru. Аэрофлот хочет ввести билеты без гарантии перелета. Главное 26 февраля
  • «Ростелеком» планирует участвовать в развитии туркластера «Гора Белая» на условиях ГЧП«Ростелеком» планирует участвовать в развитии туркластера «Гора Белая» на условиях ГЧП
  • Глава «Открытия» сравнил биткоин с МММ, попытка переворота в Армении. Главное 25 февраляГлава «Открытия» сравнил биткоин с МММ, попытка переворота в Армении. Главное 25 февраля
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.