Подписаться
Курс ЦБ на 06.03
74,42
88,93

Хочешь хороший мед – заведи свою пасеку

Хочешь хороший мед – заведи свою пасеку
Иллюстрация: «Берестов АС»

Роскачество исследовало рынок меда России, его результаты настораживают. Председатель правления компании Organic group рассказал, чем рискуют покупатели плохого меда – здоровьем или только деньгами.

В этом году марке «Берестов АС» (принадлежит Organic group) исполнится 13 лет. Ее основатель и владелец Дмитрий Галаганов признается, что в сладкий бизнес пришел случайно: «на первый взгляд он не требовал больших инвестиций в производство и казался простым. В итоге простота оказалась обманчивой, однако, ввязавшись в бой, невозможно было повернуть назад». Сегодня продукция марки представлена во многих торговых сетях России, поставляется в ряд стран ближнего и дальнего зарубежья. Доля рынка марки в России оценивается Organic group в 17-20%. Продукция «Берестов АС» позиционируется как «самый лучший мед из магазина», поэтому тема качества для владельца марки в числе самых острых.

Дмитрий, в конце 2016 г. «Роскачеством» были проверены десятки торговых марок на более чем сотню показателей качества и безопасности (ссылка: http://roskachestvo.gov.ru/researches/med/). С чем связано значительное количество выявленных нарушений, и каковы они?

Хочешь хороший мед – заведи свою пасеку 1

— Это исследование, действительно, первое столь массовое и достаточно объективное, оно выявило три системные проблемы. Во-первых, антибиотики. Мед – продукт животного происхождения, и пчелы, как и любые другие домашние животные, нуждаются в лечении. Так что без медицинских препаратов пчеловодам не обойтись, главное – применять их в строгом соответствии с протоколом. Источник антибиотиков в меде – не пчелы, а пчеловоды, которые не знают, как лечить правильно. Беда в том, что пчеловодам сегодня не объясняют, как и чем лечить. Пчеловоды не несут ответственности за несоблюдение нормативов и правил и, как следствие, за наличие остаточных следов антибиотиков в меде. У нас есть полевые лаборатории, позволяющие проводить ряд исследований на месте, однако антибиотики они не определяют. Кроме того, это довольно дорогие лабораторные исследования. Что делать? Сейчас мы сами учим пчеловодов. Однако без помощи государства проблему не решить. Учить, контролировать, вводить нормы ответственности, в том числе штрафовать за их невыполнение, должно профильное ведомство – Россельхознадзор. Решив эту проблему, мы не только обеспечим безопасным продуктом самих себя, но и создадим условия для экспорта меда. Сегодня антибиотики – главный фактор, сдерживающий экспорт.

Во-вторых, разгильдяйство производителей. Мы видим, что многие пишут «липовый мед» на этикетке, но положить его туда «забывают». Эта проблема «лечится» гораздо проще, чем первая. Полагаю, что уже после оглашения результатов исследования компании-хулиганы перестанут это делать. Ведь теперь о нарушениях знают и торговые сети, и потребители.

В-третьих, осознанная грубая фальсификация меда путем разбавления сахаросодержащими субстанциями. Такие нарушения носят массовый характер в неорганизованном канале продаж – ярмарки, рынки, трассы. Выход один – вводить более жесткую ответственность. Считаю, что сейчас она недостаточна.

В ряде образцов исследование выявило наличие токсичного вещества 5-оксиметилфурфурола. Как оно там оказывается, и насколько оно опасно?

— Это любимый вопрос журналистов. Не опасно, поскольку его содержание в меде ничтожно мало. Оксиметилфурфуррол (ОМФ) – это продукт распада сахаров, он появляется в результате их нагревания. Вы кладете сахар в горячий чай? – Так вот там тоже возникает ОМФ. Если нерадивый переработчик нагревает мед до температуры выше 50⁰-60⁰С, появляется ОМФ. Это плохо, но не потому что опасно, а потому что убиваются ферменты, и мед превращается в просто сладкую жидкость. В конфетах, шоколадных батончиках, газировке ОМФ гораздо (иногда на порядок) выше. Вообще, этот показатель в медовом ГОСТе используют не как критерий безопасности, а как косвенное свидетельство того, активны ферменты или нет.

Дмитрий, как же выбрать хороший мед? Может быть, ориентироваться на стоимость?

— Цена – сомнительный ориентир. Во-первых, нет какой-то одной правильной минимальной цены на мед: мед подсолнечника дешевле липового минимум в 2.5 раза, каштанового – в 6 раз, поэтому назвать среднюю цену на мед – то же самое, что назвать среднюю цену на автомобиль. А почем сейчас средний автомобиль у нас? Кроме того, продавцы фальсификата обычно не демпингуют, они продают товар по рыночной стоимости.

Порой понять, что с продуктом что-то не так можно, уже прочитав название: на наших полках можно встретить одуванчиковый, ландышевый и даже подснежниковый мед – все это, конечно, вранье. Выбираете мед у знакомых? Тоже гарантия не 100%. Ну если знакомые хорошие, то, наверное, не разбавляли. А вот как пчелосемью лечили – вопрос. Точно зрелым мед качали? – Не факт. Есть ли в зоне лета пчел поля, на которых используются пестициды? Ведь быть хорошим знакомым – еще не значит быть хорошим пчеловодом. Сегодня точно не стоит покупать мед на рынках, ярмарках, в киосках, холлах торговых центров и т.п. Брать у знакомых, конечно, можно. Если для вас это так важно, поговорите с ними о том, как лечат, на чем пасека стоит. Хотя, что непрофессионал тут поймет – большой вопрос. Самый правильный способ – заведите свою пасеку, почитайте, пообщайтесь и сами сделайте правильный мед. Некогда – читайте бюллетени Роскачества (улыбается).

Ваш мед занимает первые позиции качественных товаров на сайте «Роскачества», «Берестов А.С.»  номер 1 в рейтинге качества меда «Федерации пчеловодов», марке присвоено два государственных Знака качества. Как вам это удается?

— Это результат комплексной работы. Во-первых, знаем, у кого берем, ценим длительные отношения, если качество стабильно. Во-вторых, контролируем в полях не только мед, но и условия медосбора. В-третьих, отслеживаем каждую флягу от пчеловода до партии баночек. В-четвертых, изучаем в лаборатории 100% меда, приходящего на фабрику. В-пятых, имеем и постоянно развиваем систему контроля качества, которая нанизана на систему менеджмента качества и безопасности ISO 22 000-2005, по которой мы уже давно сертифицированы. При этом делаем все для того, чтобы не только эксперт, но и потребитель невооруженным глазом, носом, языком мог почувствовать – да, это настоящий и очень хороший мед.

Каков объем рынка меда России, какие сорта есть в нашей стране?

— Согласно данным Росстата, в год в стране собирается порядка 60 тыс. тонн меда. Моя оценка раза в полтора скромнее, тем не менее, это большая цифра. То есть, мед – это не дефлопе, которого совсем мало. Это довольно большой рынок, объем которого составляет 15-20 млрд руб. в год.

Хочешь хороший мед – заведи свою пасеку 2Хочешь хороший мед – заведи свою пасеку 3

«Майскому» и «Липовому» меду от Берестов А.С. в январе 2017 г. присвоены государственные знаки качества.

В России четыре главных медоносных региона – Башкирия, Алтай, Дальний Восток и юг, каждый из которых обладает своей ботанической и климатической спецификой. Так, на юге культивируется подсолнечник, в Башкирии преобладает липа, на Дальнем Востоке – дальневосточная липа, которая очень отличается от башкирской, на Алтае – греча, подсолнечник алтайский. В каждом регионе есть разнотравье. Также каждый из регионов дает очень незначительное количество монофлерных сортов, которые мы называем редкими: на юге есть каштан и акация, на Алтае – дягиль и т.п.

Как обстоят дела с экспортом и импортом российского меда? Что необходимо для развития экспорта?

— До 2015 г. и импорт и экспорт практически были равны нулю (за исключением незначительного импорта подсолнечника из Украины). Ранее российские производители не экспортировали мед из-за себестоимости: Россия – северная страна, по этой причине и из-за низкой механизации пчеловодства (как следствие, низкой производительности труда) себестоимость меда высокая. Но после изменения валютной конъюнктуры экспорт меда стал экономически выгоден. Сейчас он набирает обороты. Главным барьером для экспорта во многие страны является асинхронность стандартов качества и уже упомянутая выше проблема антибиотиков. Для развития и экспорта, и пчеловодства не нужны никакие субсидии. Нужно решение ряда инфраструктурных проблем: хорошие ГОСТы (сейчас они неполные и местами неправильные), система компетентных лабораторий, в том числе и прежде всего, в медоносных регионах, системная и массовая работа государства с пчеловодами в отношении стандартов содержания и лечения пчел, требования и ответственность за производство некачественного меда. Есть достаточно большой мировой рынок. Есть на сегодняшний день конкурентно способная цена на продукт. Надо создать условия для того, чтобы наш мед соответствовал требуемым мировым стандартам, и если к этому моменту рубль не подорожает, и экспорт, и отрасль вырастут естественным образом.

При этом вы экспортируете мед уже сейчас. Как вам это удается с учетом выше указанных проблем?

— Сверхусилиями. Мы должны тратить силы на контроль качества меда, работу с пчеловодами по стандартам не только продукта, но условий его получения, тратить огромные средства на контроль качества и безопасности в ограниченном количестве правильных лабораторий. В этих условиях можно добиваться требуемых стандартов, но производство качественного меда сейчас обходится много дороже, чем могло бы при системном решении вопроса на уровне отрасли.

А что все-таки с импортом?

— Как показывает статистика ФТС, он практически отсутствует. Потребитель не хочет непонятного меда. Он хочет хорошего родного липового меда из Башкирии и таежного с Алтая. Мы предлагаем очень небольшую линейку «экзотики», в основном в подарочных наборах – коллекция меда из разных стран мира. Но это, скорее, история для очень небольшого сегмента эстетствующих покупателей.

Несмотря на кризис, вы запустили новое направление – производство натуральных сладостей. Как пришли к этой идее? Как этот проект чувствует себя сегодня?

— Идея расширить ассортимент пришла случайно несколько лет назад. Мы выпускали медово-ореховые десерты, и в какой-то момент у меня «совпали картинки»: у нас есть орехи, мед, другие компоненты, и, чтобы изготавливать конфеты, нам надо совсем немного – найти поставщика шоколада и научиться делать конфеты. У компании была простаивающая на тот момент площадка в Монетном, там мы и запустили экспериментальное производство. Продукт назвали «Медофеты», совершенно неожиданно он занял хорошие позиции в рейтинге Нильсена. Мы поняли, что движемся в верном направлении.

В 2015 г. мы объединили две производственные площадки (медовую в г. Березовском и кондитерскую в Монетном) в одну и запустили фабрику натуральных продуктов в г. Заречном. Кондитерское направление для нас сейчас один из приоритетов. По меду мы достигли определенных результатов и сейчас намерены продолжать развитие поступательно без скачков. В «кондитерке» мы сущие дети, и пока лишь научились делать действительно хорошие – качественные и на 100% натуральные (это требование, которое мы сами себе определили) – конфеты. Попытка развернуть проект в массовом сегменте в прошлом году не увенчалась успехом – конкуренция и порог вхождения высоки, и продукт из дорогих качественных ингредиентов не нашел отклик у торговых сетей. Да и души – сути в предложенном рынку продукте было недостаточно. Мы сделали выводы и решили идти не путем подстройки под цену и компромиссов с качеством ингредиентов, а сработать на повышение: улучшаем ингредиенты, их сочетаемость, делаем новые продукты, работаем над тем, как донести до людей суть того, что мы создаем. История очень интересная, она нас захватила. Мы делаем этот проект увлеченно и с любовью. Надеюсь, все получится.

Хочешь хороший мед – заведи свою пасеку 4

Самое читаемое
  • Кинотеатр под небом, лекторий и деревянные идолы. Новое пространство в центре городаКинотеатр под небом, лекторий и деревянные идолы. Новое пространство в центре города
  • В Екатеринбург заходит сеть кофеен формата «все по фиксированной цене»В Екатеринбург заходит сеть кофеен формата «все по фиксированной цене»
  • «То, что в других странах часто не надо даже обсуждать, в России превращается в проблему»«То, что в других странах часто не надо даже обсуждать, в России превращается в проблему»
  • Банк «Открытие» инвестирует 9 млрд руб. в новый завод ЕВРАЗа на УралеБанк «Открытие» инвестирует 9 млрд руб. в новый завод ЕВРАЗа на Урале
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.