Подписаться
Курс ЦБ на 08.04
75,40
82,00
Деловой квартал / Новости / Эдуард Россель: «Мы врем себе. Из-за этого 30 лет щупаем и никак не можем нащуп...
Эдуард Россель: «Мы врем себе. Из-за этого 30 лет щупаем и никак не можем нащупать дно»
Источник: архив DK.RU

Эдуард Россель: «Мы врем себе. Из-за этого 30 лет щупаем и никак не можем нащупать дно»

Самое читаемое
  • «Они поняли, что прошлой жизни конец». «Спортмастер» временно закрыл магазины «Они поняли, что прошлой жизни конец». «Спортмастер» временно закрыл магазины
    128 980
  • «Мы на пороге глубочайшего кризиса, будет даже не 98-й год. Кардинально меняется всё» «Мы на пороге глубочайшего кризиса, будет даже не 98-й год. Кардинально меняется всё»
    34 916
  • Фиаско Путина? Как Кадыров и Мишустин поспорили о закрытии границ — и о чем это говорит Фиаско Путина? Как Кадыров и Мишустин поспорили о закрытии границ — и о чем это говорит
    48 940
  • Юваль Харари: «Если сейчас сделаем неправильный выбор — останемся без самых ценных свобод» Юваль Харари: «Если сейчас сделаем неправильный выбор — останемся без самых ценных сво...
    16 976
10:37   17.02.2020
11 022

«Свердловская область уникальна. Мы хоть немного растем, пока вся Россия падает и падает». Уральский политик — о своей жизни, децентрализации власти, налогах и реформах.

Эдуард Россель — один из самых известных и заметных политиков Урала. Лауреат премии ЛЮДИ ЭПОХИ 1994-2019, участник ТОП-50: главные люди Урала по версии издания «Деловой квартал». Он возглавил Свердловскую область в те времена, когда рухнул Советский Союз и привычные управленческие решения перестали работать. Он был первым губернатором Свердловской области и губернатором Уральской республики. В свои 82 года Россель не оставляет политической карьеры. Он уже почти 20 лет представляет наш регион в Совете Федерации и имеет свои, довольно жесткие, взгляды на то, что творится в экономике современной России. Своим видением того, какие решения сегодня могут привести к улучшению экономического состояния, Эдуард Россель поделился на Демидовских чтениях-2020. А заодно рассказал, легко ли жилось немцам в СССР, что творилось на Урале в 90-е и как регион стал одним из самых развитых в стране. DK.RU приводит стенограмму открытой лекции.

 О национальном вопросе

— Я по национальности немец. Сегодня это вряд ли станет какой-то преградой, а в СССР я со своей национальностью хлебнул. В 1962 год закончил в Свердловске горный институт, пришел в УрГУ — здесь как раз набирали кадры для командировок. Подал заявление — хочу работать. А мне сказали: «Мы вас не можем принять, потому что вы по национальности немец».

Это был не первый — и не последний — отказ. В 1957 году, после окончания школы, я хотел поступать на летчика-испытателя. Прошел отбор, меня приписали к отряду в Даугавпилсе. Из 260 кандидатов прошел в число 16 избранных по медицинским показателям. И что? Меня не пустили — потому что немец.

В 1977 году я, будучи начальником «Тагилтяжстроя», запустил первый в стране прокатный стан широкополочных балок. Мне Ельцин сказал: запустишь ко дню рождения Брежнева, получишь героя (звание «Герой Советского Союза», прим.ред.). Я пустил. Но когда пошел оформлять документы, идеологический отдел партии меня завернул — опять по национальности. Так что я натерпелся.

О том, как в 90-е Москва бросила Урал

Сегодня Свердловская область — в числе самых сильных и промышленно-развитых регионов России. По последним данным, у нас около 30 тысяч безработных, при этом потребность в кадрах — 60 тысяч. Это в 25 раз меньше, чем было, когда я возглавил область.

Я стал главой облисполкома в самый тяжелый период реформирования экономики – переход от государственной к рыночной. Выглядело это так: нашу область — как, впрочем, и другие — бросили на выживание: ликвидировали госплан, госснаб. В два часа ночи мне пришла правительственная телеграмма: регион полностью откреплен от обеспечения продуктами питания — теперь это забота области. В магазинах голые полки. Вдобавок министерство обороны отказалось от своего военного заказа. А в то время на наших оборонных промышленных предприятиях работало 800 тысяч человек. Это привело к тому, что в 1993-м безработными оказалось 1,5 млн свердловчан — оборонщики, работники заводов, преподаватели вузов, ученые, военные.

Похожая ситуация была во многих регионах. Но мы ко всему прочему были закрытой областью. Иностранцы к нам, конечно, приезжали — пару человек в год. Они ходили только по маршруту, утвержденному комитетом госбезопасности. Какая в таких условиях рыночная экономика, с кем налаживать связи?

Поэтому моей задачей номер один стало открыть область. Так совпало, что Горбачев сюда приехал с визитом. В те дни начинался конфликт между облсоветом и облисполкомом — первые хотели захватить исполнительную власть на законодательном уровне. Шло совещание. Я попросил слова. Дали буквально две минуты. Но мне хватило.  Просил о трех вещах:

  1. открыть Свердловскую область;
  2. дать нам право внешней торговли;
  3. разрешить 2% от ВВП распоряжаться самостоятельно.

Все с единственной целью — чтобы стало возможным самим искать поставщиков продуктов, оборудования, лекарств и так далее.

О продуктах, младенце и садоводческих товариществах

С продуктами тогда было ужасно. Как-то ко мне прямо из роддома пришла женщина с новорожденным младенцем. Кладет его на стол и просит: «Забери, помрет он, мне кормить нечем — ничего в доме нет». Взял машину, поехали к ней домой. А там действительно пусто. В холодильнике ничего. Никаких запасов. Сколько денег было в кармане — все отдал. Ночь не спал, думал, как решить ситуацию. И придумал.

Очереди в Свердловске. Фото: Архив Президентского центра Б.Н.Ельцина

В начале 90-х за продуктами выстраивались очереди. Фото:Архив Президентского центра Б. Н. Ельцина

Селяне тогда не могли налоги платить — денег не было. Я подписал указ, чтоб они платили натурой: молоко, мясо, овощи. Мы создали продовольственный фонд, ввели карточную систему, чтобы все эти продукты распределять среди 5 миллионов голодного населения.

Потом я выступил по телевидению: призвал людей брать землю и выращивать все, что можно на Урале. Меня услышали: на момент выступления в регионе было 140 тысяч садов, а уже через три месяца — 750 тысяч. В итоге область практически полностью обеспечила себя сама продуктами. Так мы вышли из положения.

Об открытых рубежах и атомных подлодках

Уральский военный округ, который тоже был здесь, у нас, также остался без продуктов — снабжение сократили совсем. Мы выделили им поля под овощи и еще отдали готовый урожай — картошку, свеклу, морковь. Худо-бедно — жить можно. И тут ко мне приехал командующий Северным флотом: «Эдуард Эргартович, если не поможешь, у нас север останется без защиты. Сможет заходить любая американская подлодка и делать что хочет».

Что такое атомная подлодка? 16 ракет, в каждой 10 целей. То есть 160 целей в общей сложности. Если отстреляется — полгосударства, считай, нет.

Мы тогда взяли под свое шефство две подлодки — одну назвали «Верхотурье», вторую «Екатеринбург». Они с этими именами до сих пор. И мы им помогаем. Недавно еще третью взяли — «Императрица Екатерина Великая».

И это спасли.

Россель на подлодке «Верхотурье». Фото: Архив Президентского центра Б. Н. Ельцина

Летом 2000 года Эдуард Россель побывал на подлодке «Верхотурье» и вышел на ней в Белое море. Фото: Архив Президентского центра Б. Н. Ельцина

О Свердловской области в Африке и американском консульстве в Екатеринбурге

У нас были товарищеские отношения с Евгением Максимовичем Примаковым, который потом возглавил Торгово-промышленную палату РФ. Он мне посоветовал: добейся, чтобы у вас появилось консульство США. Это важно — за ним придут остальные.

Я приехал в США — презентовать наш регион. Меня слушали 600 человек. Ни один не знал, где это — Свердловская область. Притащили карту — покажи. А сами ищут ее в районе Африки. Когда показал, где, все в голос начали сомневаться в наших возможностях: не верим, что там что-то может быть, скалы, тайга. Но с этого все началось.

Через некоторое время к нам приехал госсекретарь США. На самом деле, он был тут проездом: собирался смотреть Новосибирск, чтобы там открыть генконсульство. А к нам заглянул, потому что хотел съездить в Озерск, посмотреть, как выращивают искусственные алмазы. Мне поручили его проводить. Сел с ним — и за час убедил, что консульство должно быть именно у нас. Когда вернулись из Озерска, он сразу соединился со своим аппаратом. А через три дня приняли окончательное решение. Так у нас появилось консульство.

Празднование 25-летия открытия коссульства США в Екатеринбурге. Фото: Znak.com

6 июля 2019 года коснульство США в Екатеринбурге с размахом отметило свое 25-летие. Фото: Znak.com

О 30-летнем падении, олигархах и уникальности нашего региона

К тому времени в регионе уже и свои олигархи были. Взяли кредиты, скупили у голодающего населения ваучеры, стали собственниками предприятий. Особо углубляться в эту тему не буду, но я сделал так, что каждый олигарх вкладывался в рост области. Создал фонд губернаторских программ, и все они в общей сложности перечисляли каждый год $50 млн.

За счет этого мы первые в России остановили падение. Семь лет нам понадобилось, чтобы практически из минусового состояния привести промышленность в порядок. 1998 год сработали уже по нолям, а потом начали расти — на 10-12%. Хотя сейчас рост замедлился: этот год закончили с динамикой 4,7%.

Свердловская область в этом плане совершенно уникальный регион. Мы можем взять на себя развитие внутреннего рынка. Потому что наши люди могут все. Я сказал как-то Путину: скажите, что надо сделать подводную лодку — не только сделаем, но и доставим куда следует!

Примеров полно. [Глава РЖД] Владимир Якунин как-то пожаловался: 2700 электровозов умирают, железная дорога загибается. В итоге поговорили с Трубной металлургической компанией, они проявили интерес. Я съездил, договорился с Siemens о совместном предприятии — у них 49%, у нас 51%, но при условии, что нам передадут все ноу-хау. Они согласились. И вот уже у нас на Урале завод, выпускающий локомотивы, вместо завода металлоконструкций, который стоял и ржавел. 140 тыс. квадратных метров полуразрушенных площадей взяли в работу в январе 2010-го, а уже в декабре выпустили первый электровоз. На сегодня здесь уже сделали 1000 электровозов, выпускают скоростные электрички. А на Уралвагонзаводе делают вагоны для всей России. Сегодня мы — область, которая полностью ведет программу железных дорог.

О награде для Трампа, внутреннем рынке, смешных зарплатах и госплане

За то, что Трамп наложил на нас санкции, я бы ему выписал грамоту, ей богу! Я радовался, когда он это сделал, потому что заставил нас заняться развитием внутреннего рынка. Мы сегодня в год покупаем на 300 млрд евро — это 21 трлн руб. И все это мы можем делать сами!

В области считается хорошей зарплата в 39 тыс. руб. Что смеяться? Этого мало! Но повысится она тогда, когда мы создадим внутренний рынок и эти 21 трлн рублей будем делать сами. Тогда и конкуренция появится: ты мало платишь — пойду к тому, что платит побольше. И олигархи будут заинтересованы в том, чтобы платить хорошо.

Внутренний рынок — серьезный рычаг для экономических изменений. Можно начать делать товары народного потребления — Китай завалил нас своим дерьмом. Но мы вполне можем обойтись без него, можем сами это делать. Тем более что такие программы есть еще с советских времен — все лежит в областном архиве. Поднимите эти документы, актуализируйте, оживите программу. Это все можно решать малыми предприятиями, обеспечив рабочими местами молодежь.

Госплан — еще одна вещь, от которой не надо отказываться. Сегодня планирования как такового почти нет. Мы живем по идеологии, предложенной в 90-е Егором Гайдаром: рынок сам решит, что и сколько надо делать. Это не первый такой шаг в истории России: в 1860-1870 гг. в стране по такой же идеологии строилась экономика. Но за 10 лет стало понятно, что не вывозит рынок.

Надо делать анализ: кому, куда, сколько какого товара надо. И в соответствии с этим строить предприятия. В результате экономических революций в 90-е мы потеряли промышленности в 2,35 раза больше, чем за время Великой Отечественной войны. Погибли 75 тысяч предприятий — вот что надо восстанавливать. Нагрузить этим всех сегодняшних олигархов. У нас их человек 200.  Президент должен каждому дать задание: в год запускаешь по одному предприятию! В итоге у нас по 200 предприятий каждый год. Это нормально: им дали свободу, они организовали себе прибыль — по 1,35 млрд в карман идет. А как же народ? Не надо об этом забывать.

О перекосах в управлении и как это исправить

В начале 90-х появилась идея Уральской республики. Вокруг этого много лжи, много домыслов — мол, хотел разрушить страну. Но все, что мной двигало, когда я пробивал идею республики, — чтобы регион получил больше полномочий. Это конституционно заложено — республики могут позволить себе больше.

Сегодня бы такие полномочия тоже не помешали. У области есть права, но многие вопросы не в ее юрисдикции. Более того, у нас в регионе 101 структура федералов, которые ничего не решают — централизованы в Москве. Получается так: надо решить вопрос, люди едут в столицу. А Собянин за счет такой систему управления в стране получает до 1 трлн руб. ежегодно! Люди ведь берут билеты, живут в Москве месяцами, снимают квартиры или платят за гостиницы, прибавьте расходы на транспорт, питание... И все эти месяцы они ходят по кабинетам, к министрам, решая какие-то вопросы. Это разве система управления? Мы поэтому и не идем вперед.

У нас все сделано так, чтобы тормозиться. Отдали статотчетность министерству экономики, ему же подчинили налоговую систему — это все равно что козла попросить присмотреть за капустой или волкам поручить охрану овец. Потому что велико желание подрегулировать, поправить. Есть задание от правительства: показать рост 2-3% по итогам года. Тут подкрутим, тут подправим — и вот маленький, но рост. На бумаге! А на деле — мы 30 лет падаем! Но область хоть растет. Россия же в целом падает уже 30 лет. Только вроде ногами нащупали дно — а снизу стучат, надо глубже опускаться.

С налогами — такая же система: минфин составляет бюджет, денег не хватает. Что делаем? Давайте налоги введем. И не ввести невозможно: налоговая инспекция подчиняется министерству финансов. В итоге появляется 3-4 новых налога, бюджет почти закрыт. Дальше игра курсом валют. Не хватает бюджета — давайте сделаем евро по 75 рублей, доллар по 65 рублей. И вот уже экспорта на 300 млн евро, и бюджет профицитный. Ведь одно дело, когда евро стоит 75 рублей, другое — когда 68.

Но получается, мы обманываем себя. Знаете, еще Ленин говорил: что бы ни происходило, главное, знать правду. А мы сами себе врем. И пока это будет продолжаться, вперед ни на шаг не сдвинемся.

Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.