Подписаться
Курс ЦБ на 06.08
73,28
86,62

Деньги, обувь, два суда. «Как покупатель пытался на мне заработать»

Деньги, обувь, два суда. «Как покупатель пытался на мне заработать»
Автор фото: Игорь Черепанов. Иллюстрация: DK.RU

«Потребительский экстремизм может обернуться против покупателя. Клиент требовал вернуть 1,2 тыс. руб., а по решению суда ему пришлось отдавать нам в несколько раза больше». Авторская колонка на DK.RU.

С приступами потребительского экстремизма хотя бы раз сталкивался, пожалуй, любой предприниматель. Герою нашей публикации, владельцу обувного магазина, однажды пришлось поучаствовать в целом потреб-экстремистском фарсе. Недовольный покупатель дважды отстаивал свою точку зрения в суде, заплатил несколько тысяч рублей за судебные издержки — и в итоге проиграл спор. Который, к слову, развернулся вокруг пары детских ботинок за 1,2 тыс. рублей.
 
Семен Сергеев, индивидуальный предприниматель, владелец магазина «Обувка»:
 
— Представьте, зашли вы в магазин, взяли с полки нарезной батон, расплатились, вышли из магазина — и обнаружили, что хлеб просроченный. Что делать? Понятно, возвращаться в магазин и требовать заменить вам товар или вернуть деньги. Это правильно, и на это всегда стоит обращать внимание, особенно, если дело касается продуктов или лекарств. Если потребители не будут контролировать такие вещи, то нарушения в торговых сетях мгновенно станут системными. Но в любом споре надо быть уверенным в своей правоте и здраво взвешивать шансы на победу.
 
К нам однажды пришел покупатель, который приобрел для своего ребенка ботинки. Явился за пару дней до истечения двухнедельного срока гарантии, гордо выставил покупку на прилавок и потребовал вернуть за нее деньги (они стоили 1,2 тыс. руб.). Обувь, по его словам, оказалась бракованной: носки ботинок, которыми ребенок, судя по всему, пинал кирпичи и камни, оказались основательно сбитыми.

Называется это явление не «производственный брак», а «неправильная эксплуатация».

Мы, вообще, довольно лояльно относимся к процедуре замены по причине брака. Поскольку работаем напрямую с производителем, в случае сомнений все делается просто. Обувь фотографируется, фото отсылается, в течение часа нам сообщают: «Да, ребята, шов кривой, наш косяк». Или: «Нет, мы отшили 12 миллионов пар таких ботинок, никогда у них язычок не отрывался, это покупатель неправильно носил». В общем, спорные моменты, как правило, улаживаются прямо в магазине. Но тут и без консультации с производителем было понятно, что обувь просто небрежно использовали.
 
Я предложил покупателю провести экспертизу, забрал ботинки и отправился с ними в Центр товароведных экспертиз — не шарашкина контора, госучреждение. И попали там ботинки в руки эксперта, который в этом деле лет 35 с гаком. Покупатель присутствовал при этом, вел диалог со специалистом, и настоял на том, чтобы результаты экспертизы огласили не только устно (это стоило бы 350 руб.), но зафиксировали письменно — а это уже 1800 руб., хотя мы с экспертом его от этого отговаривали.
 
Через три дня мне выдали заключение, в котором однозначно говорилось, что обнаруженный дефект производственным браком не является. Звоню покупателю, предлагаю приехать забрать ботинки и отдать мне деньги за экспертизу, поскольку она признала мою правоту. Покупатель ботинки забрал, а от оплаты экспертизы наотрез отказался. Решили подавать в суд — не потому что нам так принципиально было вернуть эти деньги, мне просто хотелось получить новый опыт
 
Первое, что я выяснил в этом новом качестве: если ты юрлицо, такие вопросы бесплатно ты не решишь. Полез я в интернет, смотреть, что делают в таком случае. Сначала от лица ИП, забил в поисковик что-то вроде «покупатель требует деньги за якобы некачественный товар». Выдает он мне миллион сайтов, и на каждом — только телефон юридической консультации: всегда поможем, но за деньги.

Забил от лица покупателя «мне продали некачественный товар» — и в результатах поиска было расписано все: куда идти, по какому алгоритму действовать, какие документы собирать и как это все сделать бесплатно.

Даже бланк, на котором покупатель писал мне претензию, тут же обнаружился. В этих вопросах потребители защищены куда лучше, чем продавцы.
 
Обратился к знакомому юристу, составили исковое заявление, отвез я его в Белоярский районный суд — по месту жительства покупателя. А там выяснилось, что за пару дней до этого он сам на меня подал заявление: мол, эксплуататор и вредитель, не возвращает деньги за некачественный товар, прикрывается липовой экспертизой. Я, честно говоря, его заявлением даже зачитался: он там подробно расписывал свои морально-нравственные страдания, которые оценил в 5 тыс. руб. Писал, например, что у него от стресса снизилась трудоспособность, в семье скандалы и разлад. Кроме суммы, потраченной на ботинки (те самые 1,2 тыс. руб.) и на проезд до моего магазина (расходы оценил в 2,2 тыс. руб.), он требовал взыскать с меня в пользу государства 50% от суммы иска — чтобы неповадно было!
 
Я от него такого даже не ожидал — с виду исключительно интеллигентный человек в очочках, внешне — один в один Новосельцев из «Служебного романа». Но в глазах горела уверенность, что он в этом вопросе прав. Хотя у него заботливо интересовалась — «Мужик, а ты здоров?» — даже судья — габаритная дама, у которой, судя по всему, не меньше трех детей, и в вопросах детской обуви она сама собаку съела.
 
Суд я, понятно, выиграл. Покупателю присудили выплатить мне 3,5 тыс. руб. — в эту сумму вошли госпошлина, мои расходы на бензин (на каждое заседание приходилось ездить в Белоярку), затраты на составление искового заявления, ну и сама злосчастная экспертиза. Однако на этом история не закончилась!

Он подал апелляцию. И у дверей суда укоризненно мне говорил: «Вот видите, до чего вы дело довели. Что вам эта тысяча за ботинки? Не могли мне вернуть, что ли?». 

Но в итоге рассмотрение апелляции оставило решение суда неизменным, и покупатель оказался должен уже больше 5 тыс. руб. Возможно, мой оппонент собирался идти и дальше, но в глазах судьи прочел, что третьего акта тяжбы за детские ботинки ему никто не простит. Деньги мне через некоторое время вернули через судебных приставов. 
 
На этой истории я потерял только время, зато наглядно увидел: в любом споре нужно четко понимать, прав ты или нет, — и идти до конца, только если уверен в своей правоте и окружающие, показывая на тебя, не крутят пальцем у виска. Даже к акту потребительского экстремизма стоит подходить осмотрительно.

В данном случае всю эту тяжбу можно было остановить на стадии экспертизы: не стоит пытаться проломить стену лбом, особенно, если ты не прав.

Самое читаемое
  • Против экс-главы «ВСМПО-Ависма» возбуждено уголовное делоПротив экс-главы «ВСМПО-Ависма» возбуждено уголовное дело
    33 417
  • «В деньгах не проиграете». Зачем идти в российскую компанию после сокращения в иностранной«В деньгах не проиграете». Зачем идти в российскую компанию после сокращения в иностра...
    20 431
  • «Не смогли договориться». Известный уральский отельер уходит из проекта в Екатеринбурге«Не смогли договориться». Известный уральский отельер уходит из проекта в Екатеринбурге
    30 456
  • Скончался экс-глава Банка России на Урале Сергей СорвинСкончался экс-глава Банка России на Урале Сергей Сорвин
    32 270
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.