Подписаться
Курс ЦБ на 25.02
73,75
89,66

Без права перезаписи

идеопиратство в экономически отсталой и криминогенной России искоренить чрезвычайно сложно, но, несмотря на это, с ним необходимо бороться — примерно так можно очертить проблему, которая тяжким гру

идеопиратство в экономически отсталой и криминогенной России искоренить чрезвычайно сложно, но, несмотря на это, с ним необходимо бороться — примерно так можно очертить проблему, которая тяжким грузом ложится на плечи отечественных правообладателей. Пока их усилия по очистке рынка от подделок во многом тщетны: единичные случаи привлечения нарушителей авторских прав к ответственности — капля в море. Кроме того, сложности юридической процедуры, призванной доказать вину видеопирата, делают нелегальный бизнес почти безопасным, а редкие наказания в виде щадящих штрафов — издержками производства. Дать ситуации правовую оценку мы попросили начальника юридического отдела ООО «Фирмы ВДВ»* Марию Боброву.

* — эта екатеринбургская компания входит в десятку крупнейших правообладателей России.

— Мария Владимировна, насколько полно в российском законе прописана ответственность граждан, незаконно производящих и продающих видеопродукцию?

— Предусмотрены три вида ответственности — уголовная, административная и гражданско-правовая. Первая и вторая прописаны в нашем законодательстве не лучшим образом. В принципе, любое судопроизводство позволяет возложить на видеопирата ответственность, которая нанесла бы ему заметный ущерб. Однако гражданские меры предпочтительнее, ибо в законе они прописаны более подробно и потому могут привести хоть к сколько-нибудь существенному результату — что доказывает практика народных и арбитражных судов. Административная же ответственность возможна, к примеру, в случае продажи кассет без указания правообладателя. Но это ограничение элементарно обойти: достаточно указать несуществующую компанию. А наше государство даже не утруждает себя ведением реестра правообладателей, за исключением Госкино. Вообще говоря, выявить контрафактные (в Законе «Об авторском праве» — продукция, изготовление и распространение которой влечет за собой нарушение авторских и смежных прав — авт.) кассеты по силам лишь высококвалифицированным специалистам. Ведь речь здесь идет о визуальном контроле, о едва заметных полиграфических нюансах в упаковке, а также о некоторых других сложных признаках отличия. При этом людей, обладающих необходимыми знаниями и опытом в этой области, явно не хватает.

— Иными словами, возможности выявления мимикрии в видеобизнесе весьма ограничены: оттенки, яркость цветов, четкость линий — вот, собственно говоря, и все зацепки...

— В целом, так оно и есть. Правда, существует еще и чисто логический распознаватель — время поступления в продажу. Если картина только вышла в американском кинопрокате и почти одновременно появляется у нас — это верный признак того, что кассета может относиться к разряду пиратских.

Чем необходимо располагать для того, чтобы инкриминировать человеку «пиратский» промысел?

— Вескими доказательствами вины, причем документально оформленными. Следует учитывать, что здесь нет протокольной формы — вопрос решает суд, а не силы правопорядка. Милиция только готовит документы, часто запрашивая информацию у правообладателя. Определить контрафактность видеокассеты помогают негосударственные специализированные организации — они консультируют правоохранительные органы и дают экспертные заключения. Так, по России широко известно московское юридическое агентство «Консул», имеющее отделения по всей стране, в том числе и у нас, в Екатеринбурге («Консул-Урал» — авт.). Они заключают договоры с правообладателями, отслеживают названия фильмов, даты их выпуска, оригинальные упаковки и т.д.

— Выше Вы упомянули уголовную ответственность, к которой может быть привлечен видеопират. В каком случае правонарушителя осуждают согласно УК, а в каком — можно ограничиться гражданской ответственностью?

— Решающим фактором здесь является размер причиненного ущерба. Определение этого размера напрямую зависит от масштабов бизнеса пострадавшей стороны, финансового самочувствия компании. Поэтому, как правило, мелкий производитель либо торговец пиратской продукцией «заглаживает» свою вину перед крупным и состоятельным правообладателем в гражданском порядке — поскольку нет особых причин для возбуждения уголовного дела. Но они появляются, когда фирма-правообладатель вследствие действий видеопиратов понесла серьезные убытки и оказалась на грани разорения. Уголовных дел в этой сфере немного, между тем они есть. Каждое из них — плод длительной и кропотливой работы: слишком много фактов требует неоспоримых доказательств — факт контрафактности продукции, факт того, что она изготовлялась с целью распространения, сам факт распространения и пр.

— Какое наказание может понести правонарушитель, уличенный в видеопиратстве?

— При административной ответственности на нарушителя налагается штраф размером в первый раз от 5 до 10, а повторно — от 10 до 20 минимальных зарплат; все пиратские видеокассеты изымаются и уничтожаются. Что, очевидно, не совсем правильно — ведь ленту можно было бы размагнитить и использовать повторно в вполне легальных целях. Но, к сожалению, закон здесь неумолим. Привлечение видеопирата к гражданско-правовой ответственности грозит ему либо взысканием причиненного правообладателю убытка, либо изъятием у него доходов от незаконной деятельности, либо — если перечисленное не удается установить — компенсацией размером от 10 до 50 тыс. мин. окладов. Наконец, уголовная ответственность предусматривает штраф от 200 до 400 мин. окладов либо лишение свободы сроком до 2 лет; при повторном правонарушении либо вхождении в организованную группу наказание ужесточается — штраф от 400 до 800 мин. окладов или лишение свободы до 5 лет.

— И последний вопрос: как Вы оцениваете эффективность борьбы с видеопиратством в Екатеринбурге и области?

— Конечно, пока она малоэффективна. С другой стороны, раньше эту проблему вообще не брали во внимание. Сегодня медленно, но верно совместными усилиями правообладателей и местного УЭПа (Управление по борьбе с экономическими преступлениями — авт.) выявляются поставщики, записывающие студии и подпольные типографии. Самое крупное, но на сегодня единственное из подобного рода дел, доведенное до логического конца, — это расследование деятельности первоуральских видеопиратов. Дело возбуждено два с половиной года назад, и только в августе этого года наконец-то был вынесен приговор. Видеопиратам, еще вчера не сомневавшимся в своей безнаказанности, теперь придется отвечать перед законом.

 

Интервью взял Евгений Карасюк

Самое читаемое
  • «Сбросить избыточную занятость». Бизнес предложил правительству новый антикризисный план«Сбросить избыточную занятость». Бизнес предложил правительству новый антикризисный план
  • Рынок новостроек стагнирует во всех мегаполисах страны. Спроса на квартиры нетРынок новостроек стагнирует во всех мегаполисах страны. Спроса на квартиры нет
  • Золотая травка: реанимация газона «Екатеринбург Арены» обойдется в десятки миллионовЗолотая травка: реанимация газона «Екатеринбург Арены» обойдется в десятки миллионов
  • Татьяна Черниговская: «Как в обществе будут сосуществовать люди с чипами и без?»Татьяна Черниговская: «Как в обществе будут сосуществовать люди с чипами и без?»
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.