Подписаться
Курс ЦБ на 25.01
61,80
68,29
Деловой квартал / Новости / Андрей Бабкин, «Березовский привоз»: «Уже не до понтов — лишь бы колеса крутили...
Андрей Бабкин
Андрей Бабкин
Автор фото: Игорь Черепанов. Источник: ДК

Андрей Бабкин, «Березовский привоз»: «Уже не до понтов — лишь бы колеса крутились»

Самое читаемое
  • Объектов Универсиады еще нет, но им уже ищут аудиторов. Областные власти объявили конкурс Объектов Универсиады еще нет, но им уже ищут аудиторов. Областные власти объявили конкурс
    123 037
  • «Неминуемый пацанский успех». Фотограф изобразил советы бизнес-коучей в российских реалиях «Неминуемый пацанский успех». Фотограф изобразил советы бизнес-коучей в российских реа...
    46 906
  • Замглавы свердловского СУ СКР, обвиняемый во взяточничестве, просидит под арестом до весны Замглавы свердловского СУ СКР, обвиняемый во взяточничестве, просидит под арестом до в...
    29 685
  • Доктор Курпатов: «Цукерберг победил Гутенберга. У нас атрофия познавательных навыков» Доктор Курпатов: «Цукерберг победил Гутенберга. У нас атрофия познавательных навыков»
    10 345
08:00   24.12.2019
13 344

«В 90-х мы так быстро побежали в бизнес, что только сейчас понимаешь: прибежали-то мы не туда. Не туда, куда мечталось. Если бы я знал, я б в чиновники лучше пошел».

Андрей Бабкин стал одним из первопроходцев уральского бизнеса. Чем он только ни занимался с конца 80-х: возил одежду, открывал кафе, покупал и продавал автомобили, запускал такси. «Крутились, — говорит, — будь здоров». Сейчас Андрей Бабкин известен как владелец крупнейшего автомобильного рынка Свердловской области. На территории 15 га находится семь автомоллов, 29 автомагазинов, 10 автомоек, одновременно продается порядка 3 тыс. легковых автомобилей, свыше 300 грузовиков и мототехника. 

В интервью DK.RU президент ГК «Березовский привоз» Андрей Бабкин рассказал, как в регионе формировался авторынок, как он заработал на свой первый автомобиль и на какую модель российского автопрома променял бы свою иномарку.

«Машина — это средство передвижения, а не роскоши»

Андрей Бабкин

Каким этот год был для авторынка региона?

— Если говорить о нас, то 2019-й был рваным. У нас в среднем ежегодно продается около 4 тыс. автомобилей в год. Речь идет обо всех наших площадках — это и новые авто, и с пробегом (легковые, грузовые и мототехника). В 2018-м был небольшой подъем, мы продали чуть больше 4,1 тыс. машин. 2019-й начался с падения, затем продажи то росли в небольшом объеме, то вновь падали. В целом по итогам этого года объем продаж у нас составит около 5,5 тыс. машин. 

Когда у людей в России появились деньги, они стали покупать машины. Предположим, в Америке на семью — три машины. У нас долгое время одна была на 50 семей. Потом все стали активно покупать автомобили, и рынок пресытился. Сейчас ездят все, кто захотел. Но чтобы повысить качество автомобиля, нужны дополнительные деньги. А так как лишних денег нет, ездят на старых машинах. Сейчас у нас автосервисы полные, потому что люди не обновляют, а ремонтируют то, что есть. Уже не до понтов — лишь бы колеса крутились. С одной стороны, это хорошо.

Люди осознают, что машина — это средство передвижения, а не роскоши, как у нас все еще думают. Еще и налог на красивые дорогие машины повысили. Для чего? Мне непонятно.

Авторынок в первую очередь чувствует, когда экономика в стране идет вниз. Как новые машины перестают брать — значит, денег у людей нет, потому что автомобиль — товар не первой необходимости. У нас есть и арендный бизнес — помещения снимают федеральные продуктовые сети, они тоже стали жаловаться, что происходит падение. Развивается только масс-маркет, магазины с дешевыми продуктами.

Вторичный рынок как себя ведет?

— Хаотично. Мы столкнулись с тем, что прогнозы стали непредсказуемы. Если в прошлом году был хороший рост, то сейчас взлеты если и происходят, то они гораздо меньше, а падения — глубже и дольше. 

Андрей Бабкин

При этом с каждым годом автомобили дорожают.

— В рублях — да, а если считать в долларах, то иномарки стали еще дешевле, чем 10 лет назад. К примеру, автомобиль Toyota Land Cruiser стоил порядка $100 тыс., сейчас — около $85 тыс., а в рублях он раньше стоил около 2 млн, а сейчас — 5 млн. Все зависит от экономики в нашей стране, да и во всех странах. Сейчас новые автомобили будут дорожать, потому что с 2020 г. увеличился утилизационный сбор. 

Что касается отечественных автомобилей (мы являемся дилером LADA), завод каждый год повышает цены на 3-4%, тем самым закладывая официальную инфляцию. 

Если посмотреть статистику, самым популярным автомобилем в Свердловской области на протяжении нескольких лет остается как раз отечественная LADA. Ваши продажи это подтверждают? 

— Когда мы несколько лет назад ездили на конференцию, LADA по продаже легкового сегмента занимала 17-18% всего рынка, и они всем дилерам говорили: давайте хотя бы до 20% дойдем! У АВТОВАЗа сейчас 23% всего рынка продаж легковых автомобилей. Это очень много. Когда пошли новые LADA Vesta, люди пересаживались на них со старых иномарок. Я специально интересовался несколько раз, почему: отвечали, что новая машина все равно лучше, да и запчасти дешевле. С 2015 г. АВТОВАЗ каждый месяц эту модель дорабатывает, и она уже стала, как иномарка. Таксисты по 300 тыс. км на ней наезжают без проблем — иномарка умирает, а Vesta ходит. У нас рекламаций на эту модель нет — человек купил, приезжает на ТО и больше ничего не делает. 

LADA Vesta

А вы бы пересели на LADA Vesta сейчас?

— Это класс другой. Я бы пересел на российский автомобиль того же класса, на котором я езжу сейчас. 

Он существует?

— Да. Aurus называется. Когда кто-то гадости пишет про новые российские автомобили, не верю. Я каждый день с ними работаю и сам их постоянно тестирую. 

Кто у вас сейчас покупает отечественные автомобили? 

— Если возьмем новую «Ладу», у нас ее покупают в основном жители Березовского и примыкающих к нам районов Екатеринбурга (ЖБИ, Пионерский, Уралмаш, Эльмаш) и область. Раньше покупали больше, потому что весь Север ехал за машинами в сторону Екатеринбурга. А сейчас там понастроили дилерских центров, которые откусили у нас большую часть рынка. Это правильная политика завода — машины же потом надо где-то обслуживать.

На вторичном рынке отечественных автомобилей у нас практически нет, потому что, как правило, они расходятся по рукам. Новые модели еще туда не попали, а «девятки» и «семерки» стоят копейки — их сдавали на утилизацию, пока действовала эта программа, либо детям отдавали. 

Иномарки с пробегом

На вторичном рынке у нас — сегмент «есть все» среди иномарок. Мы и Bentley, и Ferrari продавали. Причем Ferrari к нам привезли из Москвы, потому что там спросом пользовались только новые модели. Потом на Березовский привоз приехали другие москвичи и купили эту машину.

Мы бы с удовольствием еще дилерств взяли. Но если мы их наберем, построим салоны, а продаж не будет? Это проценты, кредиты. Когда были продажи, автосалоны росли, как грибы. 

Андрей Бабкин

Кого считаете своими конкурентами?

— Всех. Мы мыслим российскими масштабами. По размеру конкурентов у нас скоро не будет. У нас 15 га земли, мы их будем дальше осваивать и хотим сделать здесь мини-автомобильный город, где будет 30 дилеров (сейчас около 20).

Мототехника

Мы торгуем и мототехникой, подтягиваем грузовую технику: стали дилерами «КамАЗ» (построили дилерский центр на 3 тыс. кв. м), ведем переговоры с «МАЗ», Iveko. Полгода назад стали дилерами JAC — китайцы очень активно развиваются, и скоро мы все будем ездить на китайских машинах. 

Грузовая техника

«Это было круче, чем Bentley» 

Андрей Бабкин рассказывает, что он сам родом из Березовского, поэтому именно здесь и начался его первый автомобильный бизнес. Конкурентов на этом рынке, как и самого авторынка в регионе, тогда не было. 

— Здесь стояло полуразрушенное здание бывшего госпредприятия, мы его купили за 100 тыс. руб., как сейчас помню. И в 1996 г. построили вместе с партнером Андреем Старченко дилерский центр «Ландо». Поехали в Горький, заключили договор и начали торговать «Волгами» — первую машину продали 28 декабря 1999 г. Потом через дорогу купили землю — стали продавать «Жигули», иномарок тогда не было. 

Березовский привоз

Я одно время разочаровался, что вообще начал этим заниматься в Березовском. Продажи не шли. Строить надо было в городе-миллионнике. Но потом все резко закрутилось. Мы запускали такси «Ландо» — пригнали 100 новых желтых машин, за год их стоимость отбили, но тяжело было. Потом нас еще «Три десятки» добили: вышли с новой концепцией — центральной диспетчеризацией. А сейчас все такси убивают агрегаторы. Такси — это такой бизнес, где нос надо всегда надо по ветру держать. А Яндекс или Uber мы все равно бы не переплюнули. Сейчас оказалось, что надо было не машины покупать и ремонтировать. Надо было придумать приложение для телефона и деньги собирать, вот только телефонов таких тогда не было.

А свою первую машину помните?

— Моя первая машина — ВАЗ-2108, я ее купил в 1985 г. Я учился в свердловском индустриально-педагогическом техникуме и на последних курсах работал на трех работах: мастером производственного обучения в этом же техникуме, возил директора на УАЗике-«буханке», за что получал небольшую ставку, а ночью сутки через трое сторожил. 

Андрей Бабкин

Накопил на машину я сам. Купил «восьмерку» за 8 300 руб. по госцене в цвете «светлый беж». И это было круче, чем сейчас купить Bentley. Я ехал по городу — все шеи сворачивали. Первый переднеприводный автомобиль! Катался на нем полгода. Увидел машину латвиец, говорит, всю жизнь о такой мечтал — дам 15 тыс. руб.! Соблазн был слишком велик, я не удержался — продал. Купил за 5 тыс. старую «пятерку», а 10 тыс. вложил в оборот. Потом машины я менял постоянно. Покупал, продавал на рынке — с этого начинал. Из Средней Азии в конце 80-х возили машины, продавали на рынке на Шувакише. Много чем занимался.

Березовский привоз

Увлечение автомобилями у Андрея Бабкина осталось до сих пор. Эти машины — из его коллекции

Бизнесом же это тогда не называлось? 

— Называлось это тогда спекуляцией. А в 1991-м оказалось, что это коммерция. Вы представьте: в 1991-м Борис Ельцин объявил, что теперь цены будут сами себя регулировать. И я понял: помощи ждать неоткуда, и побежал, как и все, заниматься коммерцией. Но мы же не знали, что делать, не учились этому. Но крутились будь здоров. 

90-е сегодня оценивают по-разному. Кто-то говорит о духе свободы, кто-то — о разгуле криминала. Вы с чем это время связываете? 

— Ко мне каждую неделю приезжали товарищи и спрашивали: с кем работаешь? И каждую неделю приходилось что-то придумывать. Но дух свободы был уникальный. Казалось, что видна перспектива. А прибежав практически к концу, когда прежней энергии нет, хотя есть стабильная доходность, понимаешь, что прибежали-то мы не туда. Не туда, куда мечталось. Если бы я знал, я бы так не побежал. Но как знать заранее? Я бы в чиновники пошел. 

Все мы приобрели имущество, а сейчас по большому счету его охраняем: платим налоги, зарплаты людям. Засыпаю — мне кошмары снялся. Не верите? Это все — огромная ответственность. Хожу и охраняю теперь, чтобы ничего не рассыпалось. 

Передавать бизнес детям не планируете, чтобы снизить этот уровень ответственности? 

— У меня была наивная мечта: сейчас я детей расставлю, а сам сброшу обороты. Еще хуже стало. Мы думаем, что детям нужно одно, а они сами хотят совсем другого. Зачем ругаться и спорить с родственниками, когда их надо только гладить и любовь отдавать? Мы с друзьями-коммерсантами часто такой вопрос обсуждаем. И ни у кого пока не получилось вовлечь детей в свой бизнес. И хорошо, что не получилось. Тяжело это.

Андрей Бабкин

Мне один товарищ из налоговой как-то сказал: «Я вас, коммерсантов, не понимаю: вас со всех сторон насилуют, а вы все равно живете». А нам куда с корабля деваться? Многие сейчас уезжают, а я здесь — будь, что будет. Куда-то ехать, снова что-то начинать — возраст уже не тот. 

Думаете, сейчас проще или сложнее молодежи начинать свое дело, чем в 90-е? 

— В 90-х ходила пословица: сейчас деньги валяются на полу, нужно только нагнуться. Сейчас этого нет. Сейчас все поделено, и я даже не представляю, как молодому человеку начать бизнес. От государства никакой поддержки — весь малый бизнес убивается на корню. 

Андрей Бабкин

В 90-х все были бизнесменами, сейчас их практически нет. Монополизация — это путь в никуда. Чем больше бизнесменов любого ранга, тем лучше живет страна. И нам надо жить по правилам земного шара. Сейчас молодежь непуганая подросла — вся надежда на них. 

Фото: Игорь Черепанов, DK.RU

Автор: Анна Хлебникова
Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.