Подписаться
Курс ЦБ на 17.04
75,55
90,46

Александр Колотурский: «К сожалению, к нам в лапы попадается маленький процент людей»

Александр Колотурский: «К сожалению, к нам в лапы попадается маленький процент людей»
Иллюстрация: DK.RU

«Японцы выяснили: рабочие на конвейере, которые имеют отношение к музыке, работают на 20% лучше». Директор филармонии — о том, сколько может сделать отдельно взятое учреждение для города за 80 лет.

10 июня Свердловской филармонии исполняется 80 лет. Она была организована постановлением президиума Свердловского областного комитета Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов в 1936 г., а 29 сентября того же года состоялся первый концерт Филармонического оркестра — коллектива, прославившего музыкальный Свердловск, Екатеринбург и Урал в целом по всему миру. Смогла ли филармония за эти годы значительно повлиять на общество, и если да, то какого рода это влияние? Колонка директора Свердловской филармонии Александра Колотурского на DK.RU.

— Если рассматривать все общество, то филармония не может похвастаться тем, что сильно на него влияет. К сожалению, не так много людей, которых мы можем охватить. И этому много причин.

Первая — на поверхности. Наши возможности ограничены — у нас концертный зал небольшой вместимости. Мы успешно выступаем в залах на две, две с половиной и даже три тысячи мест, а в нашем зале их всего 700. Был бы наш зал больше, можно было бы за один концерт в полтора-два раза больше зрителей привлекать.

Но главное не это. Филармония не может взять на себя полную ответственность за духовное развитие общества и человека.

Она лишь стимулирует, дает возможность каждому человеку пройти свой путь.

Поэтому мы много работаем с детьми. Ведь такие вещи, как любовь, понимание, важность духовного развития легче заложить в детскую душу. Ребенок сначала не совсем это понимает, и не совсем чувствует. Это потом все в нем вырастет.

Я всем привожу простой пример. Совсем недавно подошел ко мне средних лет мужчина. Говорит: «Здравствуйте, Александр Николаевич! Я хочу вас поблагодарить». А я вижу, что мы с ним не знакомы, спрашиваю: «За что?». Он рассказывает: «В 1980-е я был студентом УПИ, у нас были абонементы в филармонию, нас загоняли к вам, а мы сопротивлялись, возмущались: зачем это надо. И только сейчас я понимаю, зачем все это было. И я теперь с таким удовольствием хожу в этот зал! А если бы нас не заставляли, я никогда бы не получил для духовной своей жизни такие возможности».

К сожалению, к нам попадает небольшой процент людей. Но и это важно, потому что человек после наших концертов становится неравнодушным к красоте, к творчеству, к качеству своей жизни, к окружающей среде, работе.

Даже производительность труда у него другая, потому что он творчески, образно мыслит.

Когда-то, лет 30-40 назад, японские специалисты провели на одной из фабрик исследование: проверили, кто из рабочих на конвейере имеет музыкальное образование. И выяснили, что производительность у тех, кто имеет отношение к музыкальному миру, на 20% выше! И теперь в Японии во всех общеобразовательных школах дети обязаны освоить хотя бы один музыкальный инструмент.

У нас пока этого нет, к сожалению. Но зато у нас есть Лига друзей филармонии — 25  тыс. человек. Это те, кто благодарен нам за нашу работу, и кому мы благодарны за то, что мы вместе уже много лет. Но это всего 25 тысяч… Так и получается — по исследованиям, всего 3% населения ходят в наши концертные залы.

И все же за 80 лет существования филармонии столько людей прошло через наши концерты, что я уверен — наше влияние на общее развитие города неоспоримо. Да и в целом Екатеринбург отличается от других городов уровнем культурного развития. Потому что мы стараемся дать возможность общения с искусством разным слоям общества.

Некоторые говорят: ой, к вам в филармонию ходить скучно, заснуть можно, я ничего в этом не понимаю.

А другие говорят: конечно, хорошо, что вы нам молодых хороших музыкантов предлагаете, но все же — дайте нам мировых звезд, тех, кто сейчас формируют тренды в мире! Вот такие люди — они на некоей элитной ступени развития.

У нас есть слушатели, которые на наши концерты ходят уже 50 лет. Есть те, кто ходит к нам каждый день. Естественно, у таких слушателей очень богатый слуховой опыт, огромный багаж знаний. Они много знают, много слышали. И таких много, этим наш город и отличается.

Нам часто говорят: когда заходишь к вам в зал и видишь вашу публику — она отличается от того, что мы видим на улице и в других учреждениях. Да, действительно отличается, я согласен с этим. У наших слушателей другие глаза, они по-другому светятся, в этих глазах интерес есть. У нас в зале стоит особая аура. Эти люди хотят развиваться, хотят, чтобы их душа работала, хотят познавать. Они много чего хотят и этим заражают других. Кстати, миссия Лиги друзей филармонии — как раз в том, чтобы заражать других людей.

На многие наши проекты, концерты, приходят не только жители Екатеринбурга и Свердловской области, но и жители других городов: Челябинска, Тюмени. Недавно у нас был концерт выдающегося молодого пианиста Даниила Трифонова, победителя конкурса Чайковского. Так вот, на него специально приехала слушательница из Уфы, потому что у них такой возможности нет, а здесь — есть.

Чем уникален наш город — здесь есть полный набор возможностей для духовного развития.

Театру Музкомедии уже 83 года, Консерватории — 82, ТЮЗу — больше 85, Филармонии — 80, Оперный существует с 1912 года, Музучилище больше ста лет работает. И те, кто регулярно ходят в эти залы, — это люди, которые двигают все общество, это сразу чувствуется.

Мы видим, как иностранные гости воспринимают наши концерты. Сейчас они знают, насколько высок уровень наших коллективов, хотя не всегда так было. Самый первый заграничный концерт нашего Уральского филармонического оркестра проходил в 1994 году в небольшом городке Зогель в Германии. И начинался он с того, что учитель географии стоял с указкой и показывал слушателям на некое пространство на карте — Урал. Екатеринбурга на этой карте не было, никто не знал, что это такое. Теперь указку уже не берут. Но нам понадобилось 10-15 лет, чтобы слово «Урал» хоть немножко на Западе понимали, чтобы знали, что такое Уральский филармонический оркестр, и где находится Екатеринбург.

И эта постоянная наша работа («вспахивание» земли) неизбежно дает ростки духовности, развития общества. Все еще многие могут возразить:

не будет филармонии, и никто не почувствует. Неправда, почувствуют! Может быть, не 500 тыс. человек, а чуть меньше, но почувствуют точно.

Считается, что во всем мире в концертные залы ходят до 5% населения. Мало! Но почему-то даже образцовые с точки зрения экономики страны не уничтожают эти залы. Более того, развивают, финансируют. А потому что они понимают, как это важно для развития общества. Вот когда и у нас это понимание проснется, тогда изменится и отношение к искусству.

Самое читаемое
  • Сергей Бидонько снова нацелился на ГосдумуСергей Бидонько снова нацелился на Госдуму
  • H&M вернулся в «Гринвич», но намерен отсудить у него деньги за простойH&M вернулся в «Гринвич», но намерен отсудить у него деньги за простой
  • «Мы хотим стабильных отношений». Байден произнес примирительную речь после ввода санкций«Мы хотим стабильных отношений». Байден произнес примирительную речь после ввода санкций
  • В УГМК отказались от выплаты дивидендов акционерам СУМЗВ УГМК отказались от выплаты дивидендов акционерам СУМЗ
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.