Подписаться
Курс ЦБ на 21.10
71,05
82,61

«Может, и России мой опыт пригодится». Владимир Фролов реформирует экономику Кыргызстана

Владимир Фролов
Владимир Фролов. Иллюстрация: DK.RU

«У киргизов есть все — пресная вода, природа, золото. Повсюду «валяется» громадное количество денег и никто их с пола не поднимает. Если есть политическая воля, серьезные реформы провести можно».

Владимир Фролов — экономист и финансист, в Екатеринбурге его знают как совладельца и председателя совета директоров банка «Северная казна», который в 2008 г. был продан Альфа-банку. В России г-н Фролов известен тем, что в 1990-е гг. участвовал в разработке Налогового кодекса РФ.

В последние годы Владимир Фролов увлечен своим новым проектом — платежной системой на основе блокчейна Copernicus Gold. Неожиданно в начале 2021 г. он заявил, что покидает Россию, чтобы заняться модернизацией экономики другой страны. До настоящего времени не раскрывал подробности — из-за соглашения о неразглашении, которое он заключил с пригласившей его стороной.

Пришло время раскрыть карты. Специально для DK.RU Владимир Фролов рассказал, что в течение девяти месяцев он занимался законопроектами для экономики Кыргызстана.

Владимир, как получилось, что вы отложили раскрутку международного проекта Copernicus Gold и плотно занялись Кыргызстаном? Кто вас туда пригласил?

— Это была странная история. В начале декабря 2020 г. на мою публичную страницу в фейсбуке, где я когда-то размещал статьи о том, как реформировать экономику России, мне написал депутат Кыргызстана и оставил свой телефон. Я как вежливый человек позвонил, хотя мне было совершенно неинтересно строить какие-то отношения с депутатом из Кыргызстана. Но он очень горячо начал говорить о реформах в своей стране, сказал, что прочитал мои соображения по разным направлениям модернизации российской экономики и убеждал меня в том, что новый президент страны Садыр Жапаров ориентирован на реформы.

Депутата зовут Саматбек Ибраев. Меня по-хорошему удивила его горячность, патриотизм, что он так болеет за свою страну — в наше время это крайне редко встречается. Я стал вникать в ситуацию и неожиданно понял, что мне это интересно, и я могу применить накопленные мной за многие годы работы в науке, бизнесе, законотворческой деятельности знания и опыт на благо этой страны.

Несколько лет назад я полгода жил в Сингапуре, от местных жителей и даже от родственника самого Ли Куан Ю узнал многое о реформах в этой стране. Там на старте реформ ситуация была намного хуже — ни пресной воды, ни полезных ископаемых и сельхозугодий, ни образованного населения — вообще ничего не было. И тем не менее они подняли свою экономику.

За счет чего? Железная воля Ли Куан Ю, его умение брать на себя ответственность за принимаемые решения, искоренение коррупции, привлечение зарубежных специалистов. В первом правительстве Сингапура из десяти министров только один был сингапурцем — это сам Ли, а остальные — иностранцы.

И, конечно, самоотдача, громадная работоспособность и умение на лету схватить основную идею в предлагаемых проектах по реформированию страны. А главное у него была цель в жизни — счастливая и процветающая страна. И он ее достиг!

Именно желание подвигнуть Киргизию на модернизацию экономики явилось для меня мощным стимулом. Примерно за месяц-полтора я написал концепцию модернизации пенсионной, налоговой, финансовой систем Кыргызстана и выслал Ибраеву. После чего меня настойчиво стали просить приехать в Кыргызстан. В конце концов я согласился.

Что стало решающим?

— Во-первых, я уверовал, что если там есть политическая воля, то можно провести серьезные реформы. Во-вторых, у меня появилось видение, что можно написать концепцию реформирования не отдельно взятой экономической сферы, а экономики страны в целом. И это потрясающе интересно, тем более, если получится это реализовать.

Все дела по текущему управлению бизнесом легли на плечи Алексея Романчука (технический директор IT компании, директор Copernicus Gold в Сингапуре, директор совместной с GoldSilver Central компании в Сингапуре (www.goldblocx.com) — Прим. ред.), а я поехал в Кыргызстан, где пробыл больше четырех месяцев.

Картинка из прошлого

 
Владимир Фролов:

— После написания Налогового кодекса РФ меня пригласили в Лондон. Инициатором был Эндрю Дилнот — директор института финансовых исследований, который активно занимался налоговой системой. Я неделю провел с ним и он как-то мне сказал, что написание налогового кодекса отдельно взятым человеком или его командой — это уникальный случай в мировой практике.
И привел такой пример: если в Великобритании кто-то напишет абзац-другой налоговых поправок, то он уже войдет в энциклопедии, а если бы написал целый кодекс, то в Англии точно бы получил титул сэра и стал бы очень уважаемым человеком.
Он спросил меня — тебя чем-нибудь наградили за эту работу?
Я посмеялся, вспомнив, что заплатил своей команде из своего кармана за разработку кодекса около 50.000 долларов. Ну, да, меня хотели наградить (не помню уже, каким именно орденом). Когда я пришел в наградной отдел, мне сказали — заплати миллион, потому что орден дает привилегии — например, в тюрьму не посадят.
В общем, миллион я платить не стал и остался без ордена.
 

«Чиновникам не нужны концепции, им нужен документ»

Прежде чем написать концепцию реформ для Кыргызстана, Владимир Фролов несколько недель погружался в тему: изучал аналитику, разбирался, как устроена текущая налоговая система, какие законы в экономической сфере действуют на территории страны и какие проблемы существуют.

— Сейчас многие экономисты рассуждают, как нужно проводить реформы в России: снизить налоги, уменьшить количество чиновников и проверок бизнеса, убрать коррупцию. Это все верно, но дальше рассуждений дело обычно не идет. Но чиновникам не нужны рассуждения, им нужен конкретный документ, по которому они будут работать. И тут опыт у наших реформаторов хромает — нет навыка писать нормативные документы, проводить расчеты по выбору оптимальных ставок.

Если все-таки придет необходимость реформировать нашу экономику, боюсь, все это выльется в такую же болтовню, как в начале девяностых.

Я накопил в жизни громадный опыт взаимодействия с верхушкой чиновничества, дискуссий с ними, меня эта бюрократическая машина через свои валки прокатила не один раз. Так что мы занялись не просто концепциями, а написанием реальных законопроектов.

Успешный опыт по проведению налоговой реформы в России у вас уже был. Это помогло?

— Да, в свое время мы написали кодекс, который стал основой для Налогового кодекса РФ 2001 года. Тут шло по накатанной. С финансовой системой тоже никаких трудностей не возникло. Я прекрасно понимал, как надо модернизировать национальную финансовую систему. А вот по пенсиям был некоторый экспромт.

Какова сейчас ситуация с пенсиями в Кыргызстане?

— Сложная ситуация. Утвержденный минимальный прожиточный уровень пенсионера в Кыргызстане — 4785 сомов (около 4000 руб.). Уровень цен в магазинах почти такой же, как в России. Хорошо, если человек живет на земле, а если в Бишкеке? Я встречал людей, которым за 70, и они таксуют на своем стареньком автомобиле. Нечего есть. Нищета.

И причина очевидна. Национальная валюта слабая, подвержена девальвации, инфляции, и личные пенсионные счета обесцениваются «в хлам».

И что с этим делать?

— У меня появилась идея для половины личного накопительного пенсионного фонда использовать золото. Тем более что Кыргызстан на третьем месте в мире по запасам золота.

В общем, с группой экспертов мы написали законодательные акты по пенсиям. Но оказалось, что там уже два года работала команда специалистов, которые тоже писали свой пенсионный законопроект. Когда я изначально познакомился с их подходом, казалось, что у нас почти нет точек соприкосновения — принципиально разные подходы.

У меня, честно, поначалу даже не было идей, как их интегрировать в единый законопроект.

Но вдруг, когда я был в Оперном театре, ко мне подошел один из самых богатых жителей страны и предложил организовать встречу со специалистами, попробовать сблизить наши позиции. Я пришел к нему и увидел, что за столом сидит вся местная команда, которая занимается пенсионным законодательством. Мы начали открыто и доброжелательно обсуждать позиции, и в принципе стало понятно, что мы все же можем их успешно сблизить. Поработав над этим, спустя две-три недели вновь сели за стол переговоров, уже в Парламенте, и окончательно договорились.

На сегодня нормативный документ по пенсиям написан, прошел экспертизу в Кабинете министров и в начале сентября будет выдвинут как законодательная инициатива. Думаю, что у него хорошее будущее.

А что по налоговой системе?

— Я предложил им свою концепцию, а так же, по сути, «рыбу» Налогового кодекса. Но пока все идет ни шатко ни валко. Вопросом занимаются чиновники, а они никуда не торопятся — у них впереди вечность. У граждан страны этой вечности нет.

Вы сказали, что у вас есть четкое видение, как реформировать финансовую систему страны. Что удалось сделать в итоге?

— Мы написали законопроект по модернизации финансовой системы, в частности, о работе финтехкомпаний на территории Кыргызстана: взяли лучшие мировые практики и адаптировали их под страну.

И тут по финансам развернулась настоящая битва.

Поначалу, когда я приехал, глава Нацбанка Толкунбек Абдыгулов предложил встретиться — мне и депутату Ибраеву. Все было очень доброжелательно, звучали вежливые и лестные слова, что законы принимать надо, что он однозначно нас поддерживает. Но, когда зашла речь о розничной торговле золотом, все резко изменилось.

Г-н Абдыгулов предложил финтехкомпаниям покупать золото у Нацбанка с комиссией 6% на мерный (килограммовый) слиток. Я чуть со стула не упал. О такой комиссии слышал первый раз в жизни! Это как минимум в 10 раз больше, чем торгуют Центральные банки мира. Не в 1-2, а в 10 раз! 6% комиссия рынку абсолютно неинтересна.

Я сказал, что это несусветные проценты, что этими громадными комиссиями рынок будет загублен. Могу лишь предположить, что в этих 6% у Нацбанка (и его первых руководителей, в частности) был свой расчет. В сфере розничной торговли золотом и того хуже — комиссия у Нацбанка республики доходит аж до 30%.

В итоге переговоры были прекращены и против меня и депутата Ибраева началась массированная атака черного пиара.

Причина достаточно очевидна. Финтех даже в рознице будет предлагать рынку комиссии в десять раз ниже, чем Центральный банк по мерным слиткам. Вот это и явилось камнем преткновения.

Восток — дело тонкое, или страна черного пиара

«После того, как в России были введены Госуслуги и многие сервисы стали общедоступными, в стране практически исчез черный пиар», — говорит Владимир Фролов. Какой смысл поливать кого-то грязью, если всю подноготную о человеке можно узнать, не отходя от компьютера, и опровергнуть любое вранье? А вот в Кыргызстане все не так, делится он наблюдением: уровень электронных услуг там практически на нуле, поэтому и черный пиар в полном ходу.

Что вы имеете в виду, когда говорите, что на вас полился черный пиар?

— Сначала один из высокопоставленных чиновников Кыргызстана (догадаться уже несложно, кто инициировал этот наезд) распространил по высоким кабинетам документ, в котором говорилось, что у меня есть какая-то недвижимость, что я кому-то задолжал 290 млн руб., что где-то прошло некое судебное заседание, по которому некие судебные приставы требуют с меня сотни миллионов (ни одного конкретного факта, имен, адресов и т.д. при этом приведено не было).

По счастью, я живу в России, где вся информация доступна. И я предложил все это проверить.

Зашли на сайт служебных приставов. Есть ли гражданин Фролов Владимир Николаевич с долгами 290 млн.? — Ни одной копейки задолженности. Давайте посмотрим по судебным заседаниям — ни одного заседания с моим участием. Какая у меня есть коммерческая недвижимость? — Одна единственная — этаж в бизнес-центре в Екатеринбурге. Давайте запросим у налоговых органов, есть ли задолженность — нет никакой задолженности. Все это я предоставил. Есть еще вопросы? Инициаторам черного пиара стало понятно, что это не проходит.

Дальше «интереснее». Стали появляться статьи в СМИ как от самого Нацбанка, так и анонимные, в которых явно угадывалась творчество команды НБ, в которых говорилось про мою банковскую деятельность. Откуда-то, видимо, из «информационной помойки» 2008 г., взяли информацию, что члены Правления «Северной казны» нарисовали себе «золотые парашюты», не согласовав этот вопрос с советом директоров, и пытались получить эти деньги. Все эти деяния приписали лично мне, мол, я все это и организовал.

Пришлось объяснить. Какую должность я занимал в «Северной казне»? — Председатель совета директоров. С кем был не согласован вопрос по парашютам? — С советом директоров, где я был Председателем. Кто инициировал уголовное дело по этим парашютам? — Совет директоров. А кто его возглавлял? — Я и возглавлял. Какое отношение ко мне лично имеет эта «рисовка золотых парашютов»? Никакого!

Потом они вытащили информацию о том, что я был членом совета директоров Банка 24.ру и якобы там занимался обналом.

Но я никогда не имел ни одной акции Банка 24.ру, никогда не имел права подписи и какого-либо влияния на политику Банка 24.ру. При этом я действительно был членом совета директоров и это было связано с тем, что в январе 2013 г. мы продали им платежную платформу интернет-банка, которая впоследствии перекочевала в банк «Точка», и мне, как популярному человеку, предложили поддержать их и для пиара включить меня в совет директоров.

Они заплатили за платформу нормальные деньги, кроме того, я и наша команда были им нужны как консультанты по этой тематике. Поэтому я согласился на формальное участие в совете директоров. Я никогда не присутствовал на заседаниях, не голосовал по решениям совета и вообще даже жил тогда в Москве, а не в Екатеринбурге. То есть ни акций, ни одного подписанного документа.

За полтора года, пока Банк 24.ру работал на нашей платформе, а команда банка проявляла невиданную удаль и активно работала на привлечение новых клиентов, клиентская база банка увеличилась в семь раз. Понятно, что эти клиенты не из космоса прибыли, а перешли из других банков. Вот эти банки тогда и начали атаку на Банк 24.ру.

Мне рассказывал Борис Дьяконов (основатель и директор банка для предпринимателей «Точка», ранее возглавлял «Банк24.ру». — Прим. ред.), что за день до отзыва лицензии на него вышел глава крупного московского банка и сказал: что, мол, довыделывался? Завтра у вас отзовут лицензию.

Банк 24.ру после отзыва лицензии полностью выплатил все деньги своим клиентам. Сейчас эта команда успешно работает уже как Банк Точка. А интернет-банк Точки рейтинговые агентства неоднократно признавали лучшим в РФ.

А что все-таки случилось с Северной казной?

(В сентябре 2008 г. в Свердловской области началась спланированная акция, призванная посеять панику среди вкладчиков — по улицам даже ездили машины, объявляющие в рупоры, что банк на грани банкротства. В итоге началась паника и отток средств из банка. Ситуацию удалось сгладить благодаря длинному кредиту Сбербанка, но в итоге Владимир Фролов все равно продал Казну Альфа-банку. — Прим. ред.)

— Вы, наверное, помните, какая была вакханалия в помойной прессе, как на улицах кричали в громкоговорители — забирайте деньги из банка, он скоро лопнет. Хотя мы находились тогда в блестящей экономической форме! Ликвидность была высокая. Только на коррсчете у нас лежало свободных денег больше 5 млрд руб. Лидеры по уровню технологичности, самые высокие рейтинги по интернет-банку, ежегодный рост клиентской базы порядка 30%, очень высокая прибыльность.

Одним словом, лакомый кусок для рейдеров всех мастей.

Ситуация была такова. Один из олигархов из Свердловской области, владеющий в том числе и банком в Екатеринбурге (назвать его имя я не могу, так как у меня за прошедшие с того времени 13 лет нет уже ни одного прямого доказательства), хотел практически задарма забрать преуспевающую «Северную казну» и присоединить к своему банку. Мне звонили из руководства области, из Центробанка — мол, отдавай банк по-хорошему этому гражданину, иначе будут проблемы. Я встречался и с председателем совета директоров банка, который принадлежал этому олигарху, он тоже на меня давил и советовал отдать банк по-хорошему.

Но я сел в самолет, прилетел в Москву и продал «Северную казну» Альфа-банку за $130 млн.

В ноябре 2008 г. она была продана и до июня 2011 г. благополучно просуществовала со своей лицензией как «Северная казна», никто никакой лицензии не отзывал, а потом окончательно объединилась с Альфа-банком, который к рейдерскому захвату не имел никакого отношения.

Честно говоря, сейчас я даже доволен, что меня фактически вытолкали из российского банковского бизнеса. Не тогда, так позже это бы обязательно произошло. Мы всегда были независимым банком и не имели никакой чиновничьей или силовой крыши.

Сейчас у нас очень много интересных проектов. Получили патент в США по автоматизированному управлению ликвидностью. Финтехкомпания на нашей платформе была признана Энергетической комиссией Нью-Йорка лучшей по итогам 2019 г. Организовали совместное предприятие в Сингапуре. А сейчас я принимаю участие в переустройстве экономики целой страны.

Да, и появилось время держать себя в прекрасной физической форме. В банке все было на нервах, работа от рассвета до заката. Останься в банке, может уже лежал бы сейчас в деревянном мундире на тихом погосте.

Кто, по-вашему, был заказчиком нападок на вас в Кыргызстане?

— По приставам и судам это была анонимка, но я догадываюсь, кто ее автор. А вот все, что касалось «Северной казны» и Банка 24.ру, публиковалось в местной прессе как в статьях от Национального банка, в т.ч. в интервью с его главой, так и якобы анонимно. Это, пожалуй, единственный случай в истории Центральных банков, когда его глава открыто занимается черным пиаром. Правда, восток — дело тонкое.

Ценно при всем этом в истории то, что обсуждаемый законопроект по финтеху уже получил широчайшую поддержку более половины депутатов Парламента, ряда высокопоставленных государственных чиновников и экспертов, общественных деятелей, бизнес-сообщества страны.

Идет масса позитивных обсуждений и публикаций на эту тему. Лично я выступил в различных аудиториях более десяти раз. Реакция всегда была самой положительной.

Сейчас, насколько я понимаю, парламентарии готовят целую серию новых публикаций, где будет проанализирована банковская система Кыргызстана. Думаю, черному пиару депутаты противопоставят квалифицированный анализ сложившейся достаточно плачевной ситуации в банковском секторе страны, а также изложат свою аргументированную позицию по предлагаемым законопроектам и той пользы, которую получит Кыргызстан от реформ.

«В Бишкеке безопаснее, чем в Москве»

Несколько месяцев, пока Владимир Фролов жил в Бишкеке, он ни разу не чувствовал себя дискомфортно. Более того, он подчеркивает, что киргизы — удивительно доброжелательная, образованная и культурная нация.

Вы все время говорите «мы написали проект, мы разработали концепцию», кто были эти люди с вами?

— В основном я опирался на российскую команду. Она помогала мне делать обоснования финансовых документов. Что касается Кыргызстана, то по пенсионной реформе с нами сотрудничал Сергей Пономарев — основной разработчик пенсионного законопроекта с киргизской стороны. Очень грамотный эксперт. Много работали с представителями финансового сектора, из банков, но назвать не могу, поскольку против них могут быть предприняты карательные действия со стороны Нацбанка за сотрудничество с нами.

В каком качестве вы там пребывали? Советник, эксперт?

— В качестве консультанта депутата Ибраева. Меня везде представляли как профессора, эксперта. Когда я приехал, всем разослали концепцию модернизации экономики, которую я писал здесь, в России. И многие ее оценили очень положительно. Можно сказать, на ура. Депутаты, представители научной и экономической общественности Кыргызстана опубликовали более десяти аналитических статей по реформам, есть огромный резонанс в социальных сетях и профессиональном сообществе.

Вокруг этого проекта образовалось ядро из образованных, умных и очень квалифицированных людей.

Приведу интересный пример. В феврале 2021 г. кабинет министров в качестве новации в деле реформирования налоговой системы предложил прогрессию по подоходному налогу. Но после того как прочитали концепцию, которую я им передал, это предложение исчезло. Я достаточно аргументировано объяснил, почему этого делать ни в коем случае нельзя. Собственно, даже убедил в свое время Минфин РФ отменить прогрессию по подоходному налогу.

Вы с охраной ходили?

— Да что вы, в Бишкеке безопаснее, чем в Москве или Екатеринбурге. Тем более что я жил в респектабельном районе. Там люди уникальные по уровню культуры, квалификации, кругозора. Приятно было познакомиться с профессионалами высочайшего уровня, в т.ч. из финансовой и банковской сферы, госслужащими — честными и порядочными людьми, настоящими патриотами своей страны. Все время, пока я был в Киргизии, у меня и нашей команды не было ни одной скандальной ситуации ни с кем, за исключением одного-единственного человека — главы Нацбанка Кыргызстана.

Вам платили за эту работу?

— Нет, мне не платили. Обеспечивали условия — сняли хорошую квартиру. Да у меня и нет потребности в зарплате. Я наемным работником не работаю уже тридцать лет, было бы странно, если бы я стал наниматься за деньги. Тем более что у их депутатов и чиновников зарплата на наши деньги приблизительно 30-40 тыс. руб., зачем мне это надо. Гораздо интересней увидеть результат своей работы — процветающую и счастливую страну.

«Никто деньги с пола не поднимает»

Владимир Фролов считает, что сейчас самое время создавать быстро развивающуюся экономику в Кыргызстане, и для этого есть все предпосылки. «Я считаю, что марксисты правы: экономика — это базис, а политика — надстройка. Если они создадут прочный базис, страна сможет развиваться быстрыми темпами».

Насколько сильна в Кыргызстане клановость во власти? Для Центральной Азии это большая проблема.

— Да, клановость есть. Например, раньше там вице-премьером был Артем Новиков. Так вот, когда его пытались сместить с занимаемой должности, восстал весь Кыргызстан, люди вышли на площади и стали требовать, чтобы ему вернули должность и полномочия. Странно? Увольняют русского, а такая реакция. Но мне объяснили: он не входит ни в какой киргизский клан, поэтому решает все по справедливости. Клановость — большая проблема, за счет этого часто аппарат управления страны заполняется не очень-то компетентными специалистами.

Три революции, которые прошли в Кыргызстане, привели к тому, что почти во всех кабинетах высокопоставленных чиновников мне говорили одно — мы не можем принимать законы, которые навредят населению, иначе нас «поднимут на вилы». Вот это и есть гражданское общество, когда чиновники вынуждены ориентироваться на интересы населения.

Сейчас все понемногу меняется и, похоже, к лучшему. Даже при мне на ряд ключевых государственных должностей были назначены очень компетентные люди, и это замечательный выбор для страны.

Если говорить про модернизацию экономики страны, на какие отрасли она должна опираться?

— Давайте по пунктам.

Более половины пресной воды всей Центральной Азии находится на территории Кыргызстана. Это Иссык-Куль и многие другие водоемы, огромные ледники. Уже сегодня начинаются войны за пресную воду, и, чтобы отстоять этот ресурс, Кыргызстану крайне необходимо быть сильным.

Там повсюду «валяется» громадное количество денег, и никто их с пола не поднимает. В горах — вся таблица Менделеева.

Скажем, рыба. Кыргызстан обладает громадными водными ресурсами, при этом лишь 20% рыбы производит сам, а 80% — завозит. Ну бред! Иметь Иссык-Куль — и завозить рыбу.

Второй пример. Туризм. Трудно найти более прекрасную страну в бывшем СССР, чем Киргизия. Взять Австрию, которая во многом живет на туризме. Чтобы покататься на лыжах, есть всего 2-3 месяца, в остальное время привлечь туристов сложно. На Иссык-Куле много гор, снежников, которые и летом не тают, и каждый склон можно превратить в горнолыжную трассу. Плюс рядом Китай, Узбекистан, Казахстан, Россия. Развивай туризм в полный рост.

Третье. Киргизия — энергодефицитная страна, хотя есть много своих горных рек, где можно ставить небольшие гидроэлектростанции и обеспечивать себя энергией. Много солнца, в ущельях постоянно дует сильный ветер — вот вам база для чистой и эффективной энергетики.

Но дело в том, что любая успешная страна, помимо ресурсов, должна что-то сделать и в современной экономике. В 2016 г. Эстония подарила Кыргызстану программное обеспечение «Электронное правительство». Оно каждый год входит в мировую тройку лучших. И до сих пор к сервису в Кыргызстане подключено всего чуть более 100 тыс. человек.

Цифровизацию там можно провести за пару лет, да так, что Россия останется далеко позади. Но, к сожалению, практически ничего не делается.

Или финансовая сфера. Страна маленькая, компактная, решения можно принимать быстро. Вот в Африке, например, на основе современных финансовых технологий сделали мгновенные трансграничные электронные платежи с маленькими комиссиями. Поработали немного, и к ним подцепился Лондон. Сейчас в финансовую систему Африки вливают сотни миллионов долларов инвестиций. И Кыргызстан может стать финансовым хабом всей Центральной Азии, надо только принять необходимые законы и приложить все усилия для того, чтобы приехали в страну лидеры финтехиндустрии. А в случае эффективных реформ в экономике это вполне возможно.

Опять же золото. У них столько золота — добывай да добывай, тем более при ценах, которые на сегодня сложились, — рентабельность просто зашкаливает. А они золото сплавляют в Турцию, ничего не оставляя своим ювелирам и для сбережений населению.

Много возможностей! Это не Сингапур, где не было воды, природных ресурсов, грамотного населения. У киргизов все это есть. Нужно только принять волевые организационные решения.

На данный момент ваше участие в реформировании экономики Кыргызстана закончено?

— Думаю, что нет. Но борьба предстоит нешуточная.

У народа, профессионального сообщества есть интерес к реформам, стремление выйти из числа беднейших стран мира, начать жить счастливо и богато. А вот коррумпированные чиновники не хотят терять свой статус и доходы. Посмотрим, кто кого.

А вообще, здорово прожить за одну жизнь несколько разных жизней. У меня была жизнь профессионального спортсмена — я кандидат в мастера спорта по лыжным гонкам. Была жизнь научного сотрудника. Работал в Институте математики и механики Академии наук СССР. Мой стаж в науке — 17 лет. В свое время был самым молодым доктором наук по математическому моделированию по специальности 08.00.13. По этой же специальности получил диплом ВАК о присвоении мне звания профессора. Была жизнь автора Налогового кодекса. Была банковская жизнь. Бурно идет и развивается финтеховская жизнь.

И начинается одна из самых интересных жизней — реформирование экономики целой страны. Может когда-то и России мой опыт пригодится. Получится или нет, я не знаю. Человек предполагает, Бог располагает!

>>> Читайте также на DK.RU: «Жареный петух исклевал зад нашей экономики в кровь. Страна с такой моделью не выживет» — Владимир Фролов о том, что происходит в России

Самое читаемое
  • Отходит от локдауна. Рынок аренды офисов в Екатеринбурге восстановился на 95%Отходит от локдауна. Рынок аренды офисов в Екатеринбурге восстановился на 95%
  • «Сдавая квартиру, собственники не зарабатывают, а лишь делают вид, что зарабатывают»«Сдавая квартиру, собственники не зарабатывают, а лишь делают вид, что зарабатывают»
  • Путин поздравляет: российская команда выиграла международный турнир по Dota 2 и $18,2 млнПутин поздравляет: российская команда выиграла международный турнир по Dota 2 и $18,2 млн
  • «Рынок продолжит рост с низкой волатильностью. Вопрос, когда обратят внимание на риск»«Рынок продолжит рост с низкой волатильностью. Вопрос, когда обратят внимание на риск»
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.