Подписаться
Курс ЦБ на 15.05
73,99
89,62

Илья Борзенков: «Для меня переезд в Анапу — это попытка немного изменить жизнь»

Илья Борзенков: «Для меня переезд в Анапу — это попытка немного изменить жизнь»
Автор фото: Игорь Черепанов. Иллюстрация: DK.RU

В феврале Илья Борзенков сообщил в соцсети о переезде в Анапу. Чем многих удивил. DK.RU выяснил, что укореняться там бизнесмен пока не собирается, и узнал о судьбе его проектов в Екатеринбурге.

В марте 2021 г. закончилась история старейшей в регионе сети магазинов бытовой техники «Норд». Основатель и фронтмен Илья Борзенков дал эксклюзивное интервью DK.RU, в котором рассказал о будущем своих социальных проектов и деталях переезда на российский юг.

Благотворительный фонд работает, образовательный проект отправлен «на полку»

Осенью 2020 г. Илья Борзенков, Надежда Абакумова, Станислав Черный и Маргарита Гордеева основали фонд содействия социальным проектам — «Старт-фонд».

В декабре Илья Борзенков заявил, что хочет запустить совместный проект с управлением образования Екатеринбурга. Речь шла об «онлайн-помощнике» для учителей и родителей — платформе, которая должна помочь школьнику усвоить программу, которую он пропустил из-за болезни, отпуска с родителями или по другой причине.

Как реализуются социальные проекты, которые вы анонсировали в прошлом году? Как на них скажется ваш переезд в Анапу?

— Что касается «Старт-фонда», основная нагрузка по этому проекту после моего отъезда легла на Маргариту Гордееву. Мы отобрали 15 проектов, из них эксперты отсеяли две трети, оставшиеся мы постепенно реализуем. Чтобы получить миллион на воплощение идеи, участники должны были подготовить календарный план мероприятий и бюджет: на что и в какие сроки планируют потратить деньги. С этим они справились.

Тем не менее еще не все проекты получили финансирование. У кого-то возникли организационные сложности. Например, ребята из How2work, обучающие людей с ограниченными возможностями новым профессиям, не имели ни ООО, ни ИП — им некуда было перечислить деньги, а выдать их в конверте мы не можем. Команда Ecopoint, планировавшая создать школьный сортировочный модуль, тщательно и долго готовилась к запуску. Теперь наверстывает. «Ярмарка Интересов» пройдет осенью. Запущены в короткий срок проекты «Гостевая семья», «Добрый дом», Adaptaki. Так что в целом все в норме.

В конце марта мы, как и обещали, объявили второй конкурс. Заявки от претендентов принимаем через сайт start-fund.ru.

А вот проект «Первая парта» не сложился. За это мне хочется извиниться, потому что я анонсировал его достаточно широко. Но я перестал в него верить. Идея проекта базировалась на гипотезе, что образованию нужен современный контент. Она оказалась ложной. Я пообщался с педагогами, энтузиастами, разработчиками образовательного софта, изучил образовательные порталы и лекции в интернете. И, как и большинство, понял, что проблема недоученных детей обусловлена не отсутствием нужного контента, а недостатком мотивации. Вложив десятки миллионов в создание лекций, мы не переломим ситуацию. Поэтому мы положили проект «на полку». Достанем оттуда, если возникнут новые идеи, но запускать его в том виде, в каком планировали, точно не будем. 

Вы открыли для себя что-то новое, занявшись благотворительностью в таком формате?

— Я понял, что ситуация с благотворительностью лучше, чем мы предполагали, выводя проект на рынок. В этой сфере есть деньги, есть организации, такие как Фонд поддержки Президентских специальных, экономических и социальных программ, Благотворительный фонд Владимира Потанина, Фонд святой Екатерины и пр. В целом, при благонадежной репутации, наличии жизнеспособного проекта и базовых организаторских способностей получить первичное финансирование, на мой взгляд, несложно.

Мы решили сосредоточиться на образовательных инновациях и внедрили у себя систему работы с минимумом бюрократии и организационных издержек. Суть в следующем: человек с идеей не всегда представляет, как надо действовать, чтобы ее реализовать. Мы предоставляем ему куратора — бизнесмена или управленца, который помогает сформулировать концепцию таким образом, чтобы автор смог представить ее экспертам. Далее инициатор презентует ее независимым экспертам. Они оценивают проекты. Те, что признают жизнеспособными, мы финансируем. Куратор находится рядом все время реализации проекта. Члены правления не голосуют и отвечают только за организацию процесса, финансирование и контроль. Кстати, если с первого раза получить финансирование не удалось, двери перед человеком не захлопываются: он может переформулировать предложение и заявиться с ним повторно.

Еще мы заметили, что сфера социальных проектов иногда неоправданно дерзкая и действует под девизом: «Государство ничего не может, справимся без него». Но без участия государства ничего серьезного в России сделать нельзя.

Давайте будем реалистами: бюрократия наша — громоздкая и инертная управленческая система, не склонная к инновациям, но никаких других дееспособных институтов, кроме нее в стране, к сожалению, нет. У чиновников и без инноваций дел по горло. К тому же инновации — это не гарантия результата, а проверка гипотез. Это серьезные риски того, что бюджетные деньги будут потрачены впустую. Зачем это чиновнику, когда у него за каждым плечом по прокурору?

В результате, когда чиновники пытаются заняться инновациями, как правило, получаются масштабные, во многом формальные и не слишком эффективные проекты типа «Титановой долины» или «Роснано». Возможно, дело в том, что они просто не умеют работать в среде риска и неопределенности, в отличие от представителей бизнеса. Да и люди, способные создавать реальные экономические и социальные инновации, скорее всего, не пойдут работать на государство — им будет душно во властных кабинетах.

Поэтому мы решили помочь государству в этой сфере, чтобы как-то ускорить позитивные изменения. Многие чиновники, такие как Екатерина Сибирцева, готовы к диалогу, им реально интересны качественные социальные проекты.

>>> О причинах продажи сети «Норд» и деталях сделки с РБТ читайте в первой части интервью: «Мы сделали это достойно, без долгов и конфликтов» — Илья Борзенков о закрытии «Норда».

«Я закрыл для себя тему работы на госслужбе»

В 2002 г. Илья Борзенков стал депутатом областной думы Законодательного собрания Свердловской области. Работал заместителем председателя комитета по экономической политике, бюджету, финансам и налогам. А с 2006 по 2008 гг. был вице-мэром Екатеринбурга по вопросам экономики и финансам.

Пару лет назад некоторые Телеграм-каналы писали о вашем возвращении в политику, ходили слухи, что вы вот-вот займете какую-то должность в правительстве города или области… 

— Я закрыл для себя эту тему. В депутатской работе я с 2006 года для себя особого смысла не вижу. Но в какой-то момент несколько лет назад мне казалось, что возвращение в исполнительную власть — неплохая идея. Я был открыт к серьезным предложениям, но они не поступили. Наверное, к счастью. Как говорят в Китае, слишком сильно хотеть также вредно, как не хотеть вовсе. Я хотел недостаточно.

В одном из постов вы писали, что перемены в стране неизбежны…

— Я уверен в неизбежности перемен в стране, поскольку во власть все равно придут другие люди, с другими взглядами, с другими амбициями. Уже почти всем очевидно, что текущая управленческая модель устарела лет 10 назад.

Сейчас государственные структуры пытаются заполнить технократами — толковыми управленцами, не обладающими собственными политическими ценностями и целями. Но проблема в том, что жизнь двигают вперед лидеры, пассионарии.

Технократы прекрасно посчитают проценты «отрицательного роста» и аргументированно обоснуют причины и следствия. Но если мы как экономика хотим расти, мы не можем не заметить, что все серьезные бизнесы в мире созданы и управляются лидерами, а не клерками. Кто-то пошутил, что в нашей стране один политик. Но ресурсы одного человека, даже самого толкового, не безграничны. И в бизнесе, и в политике. Сегодняшняя степень концентрации власти реально опасна для конкурентоспособности страны.

Идея с технократами была бы верна, если бы главными сейчас были точность и беспрекословность. Но мы однозначно сползаем в застой, и технократы эту ситуацию не вывезут, так как по природе своей не склонны к нестандартности и ответственности.

Кстати, на мой взгляд, самый простой способ начать менять страну — воссоздать дееспособную законодательную власть, к сожалению, почти убитую гегемонией «Единой России».

К примеру, есть серьезная проблема отсутствия реальных полномочий и финансовой самостоятельности у территорий. Еще в начале нулевых мы пытались отстаивать интересы города: хотели, чтобы значительная часть собираемых в Екатеринбурге налогов оставалась на месте и направлялась на строительство развязок, подготовку площадок под застройку, метро и прочие городские нужды. С тех пор ситуация только ухудшилась: почти все деньги консолидируются в Федерации, потом раздаются в регионы, а уж потом в города.

Национальные проекты — это неплохо. Но они почти выдохлись, и почему бы не попробовать оставлять больше денег в территориях. На местах виднее: метро нам строить или объекты к Универсиаде. Появится разнообразие решений, конкуренция и, как следствие, «лучшие практики».

Из Москвы проблемы Екатеринбурга или Владивостока не виднее, это же очевидно. Прекрасная тема для приложения депутатских талантов, по моему мнению. Было бы дозволено.

Кстати, весьма забавно слушать чиновников, рапортующих, что могут отследить каждый рубль из средств, направленных на нацпроект. Возникает вопрос: зачем? Вот они впятером понаблюдали, как рубль благополучно добрался из точки «А» в точку «В». Если там его благополучно «закопали», какой эффект страна получила от этого рубля?

Вы не сторонник смены власти, революционных изменений?

— Я сторонник коллаборационизма и малых дел. Политика, как известно, — это не сладкие мечты, а искусство возможного. Я не верю в результативность митингов, пикетов и разных обниманий прудов. Никогда не принимал в этом участия и не планирую. Мне кажется, страна не развивается не столько из-за воровства и коррупции, сколько из-за инертности и отсутствия смелых экономических и социальных идей. Из-за косности и застоя. Митинги эту проблему не решают, а усугубляют. Давление на власть лишь усиливает и так избыточное давление на граждан и бизнес. В бесплодном противостоянии теряется драгоценное время. Без желания чиновников и гражданского общества сотрудничать, без взаимного доверия и уважения ничего дельного не выйдет.

«Укореняться в Анапе пока не буду»

Решение Ильи Борзенкова переехать в Анапу многих удивило. В первую очередь, выбором города.

Как возникла идея переезда? И почему вы выбрали Анапу, а не дальнее зарубежье, куда за последние годы перебрались некоторые екатеринбургские бизнесмены?

— Было несколько причин к тому, чтобы всерьез задуматься о переезде. Во-первых, моя бывшая жена с младшим сыном переехали в Крым и им там нравится. Во-вторых, зима в Екатеринбурге была жутко холодной. Наконец, я в феврале переболел ковидом, а эта зараза сильно побуждает «жить, а не ждать».

Прошлой осенью я проехал и прошел пешком почти весь Крым — на душу не легло. В Сочи дождливо, и город все больше становится филиалом Рублевки — это мне не очень близко. В Геленджике и в Новороссийске проблемы с водой. Анапа на этом фоне показалась оптимальным выбором. Я поспрашивал тех, кто недавно там побывал, и понял, что город вполне себе живой. Этому, конечно, способствуют эпидемия и курс национальной валюты — нынче не распутешествуешься.

По совету местных риелторов выбирал небольшую и ликвидную квартиру на вторичном рынке, подальше от курортной зоны. Многие покупают недвижимость поближе к морю, а потом понимают, что жить в атмосфере «шашлычок под коньячок» неуютно. От моего дома до моря метров 800 по прямой, но с балкона видно.

Почему не Европа? Переезд за границу — слишком радикальное для меня решение. Мне комфортно в русскоязычной языковой среде, в привычном укладе. Я, конечно, в состоянии объясниться на английском, провести те же переговоры, но «жить на английском» я не хочу. В общем, мне нравится жить в России, а в другие страны приезжать туристом.

Укореняться в Анапе пока не буду, если проживу здесь 180 дней за год — уже будет прекрасно. Я люблю путешествовать. Даже при закрытых границах есть Крым, Кавказ, Москва, Питер и еще много прекрасных мест, где можно остаться на неделю-другую. В общем, я не вижу смысла связывать себя навсегда с конкретным городом. Пока пробуем обжиться и освоиться в Анапе. Не понравится — соберем вещи и поедем дальше. 

Раз есть возможность менять место жительства, дышать разным воздухом нашей большой страны, надо ее использовать.

Не думаете заняться бизнесом в Анапе?

— В последнее время у меня вообще нет аппетита к бизнесу вообще и уж тем более к бизнесу в Анапе. Тут иная социальная среда и кубанско-кавказские особенности, к которым нет особого желания адаптироваться. Так что продолжу свой небольшой гешефт в Екатеринбурге.

Интервью: Сергей Дружинин, Виктория Говорковская

Обсудить

Самое читаемое
  • «Травма возможна даже у тех детей, кто смотрел это видео». Психолог — о стрельбе в Казани«Травма возможна даже у тех детей, кто смотрел это видео». Психолог — о стрельбе в Казани
  • Каждый десятый свердловский выпускник-2021 после 11 класса не планирует поступать в вузКаждый десятый свердловский выпускник-2021 после 11 класса не планирует поступать в вуз
  • Улететь из Екатеринбурга в Германию прямым рейсом можно будет уже в июлеУлететь из Екатеринбурга в Германию прямым рейсом можно будет уже в июле
  • Жалоба на катастрофические решения судов. 14 лет по делу «Зимней вишни». Главное 12 маяЖалоба на катастрофические решения судов. 14 лет по делу «Зимней вишни». Главное 12 мая
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.