Подписаться
Курс ЦБ на 01.12
76,19
91,20

«С ними можно и нужно спорить». Как бизнесу взаимодействовать с налоговыми органами

Нелли Глинястикова и Елена Лефтерова
Нелли Глинястикова и Елена Лефтерова. Иллюстрация: предоставлено компанией для DK.RU

«Когда человека хватает полиция, он вызывает адвоката. Но почему-то мало кто обращается к налоговому консультанту, если из ФНС приходят с проверкой. А этот специалист знает, как не допустить проблем».

С 30 июня, когда перестал действовать мораторий на налоговые проверки бизнеса, количество запросов из Федеральной налоговой службы (ФНС) резко возросло. Об этом говорят и предприниматели, и налоговые консультанты, и представители банковской сферы. Еще в августе Ассоциация банков России сообщала, что количество запросов из ФНС подскочило более чем в четыре раза, банки просто не успевали обрабатывать их в полном объеме.

Свердловский бизнес также отмечает резкий рост числа проверок, особенно выездных.

В прошлом году на налоговом форуме ЕАНФК налоговики отчитывались, что число проверок из года в год сокращается. Планировалось, что по области будет не более 70-80 выездных проверок за 2019 год. Но в этом году только за январь-август налоговики сделали около 80-100 проверок, — такие цифры приводят в группе компаний TAL Consulting.

Специалисты TAL Consulting — управляющий партнер, налоговый консультант Елена Лефтерова и налоговый адвокат Нелли Глинястикова — рассказали DK.RU, какие проверки проводит налоговая, как выездные проверки могут навредить предприятию, в каких случаях можно и нужно спорить с налоговой, как штатные бухгалтеры могут подставить предприятие и почему налоговый консультант необходим каждому бизнесу.

В каких случаях и какие предприятия проверяет налоговая?

Елена Лефтерова (ЕЛ): — Налоговые проверки идут постоянно. Начинаются они сразу, как только поступает налоговая декларация. Вначале проводится камеральная проверка — она идет внутри самой налоговой службы.

Стоит отметить, что ФНС сегодня — одно из самых оцифрованных ведомств. Причем не только в России. Из-за рубежа едут, чтобы поучиться тому, как выстроены процессы в наших налоговых органах. Я говорю это к тому, что часть камеральной проверки выполняется автоматически, программой. Если с отчетом все хорошо, налогоплательщик даже не узнает, что проводилась «камералка». Если же обнаружатся какие-то ошибки, нарушения, система автоматически сформирует требования и отправит в организацию запрос на предоставление документов.

Что за нарушения могут быть?

ЕЛ: Нарушения могут быть разными — от простых арифметических ошибок до занижения выручки или завышения расходов.

Откуда налоговая узнает, что, скажем, выручка у предприятия была выше?

ЕЛ: Программа сопоставляет сведения из разных источников: это и данные за прошлые годы, за предыдущий квартал или месяц (если отчетность помесячная), и результаты прошлых камеральных проверок. Анализируется также информация из других источников — например, сведения от контрагентов. И тут могут возникнуть разные ситуации. Допустим, компания-честный налогоплательщик указала в своем журнале продаж определенную сумму, за которую продала товар контрагенту. А тот решил схитрить и у себя в журнале покупок указал другую сумму — электронный мозг сразу это отследит. Запросы пойдут в обе компании.

Обязательно ли на них отвечать? Если бухгалтер уверен, что все оформлено правильно, что все отчеты верные…

Нелли Глинястикова (НГ): Отвечать на требование обязательно, но вначале надо проверить его на соответствие законодательству. Нередко случается так, что налоговая запрашивает документы, которые касаются совсем другого аспекта деятельности предприятия. а не именно того, где нашли нарушение. Допустим, ошибки в отчете по конкретной сделке. А в требовании — список документов по кадрам, по зарплатам за три года, по хозяйственной деятельности… И, к сожалению, зачастую бывает так, что бухгалтер, испугавшись возможных последствий, высылает все подряд, делая тем самым предприятию только хуже.

И в последнее время таких неправомерных требований стало очень много.

Это ошибка электронных мозгов? Или с чем это связано?

ЕЛ: Я бы не стала все списывать на программы и автоматизацию. Все-таки за искусственным интеллектом стоят обычные люди, самые простые налоговые инспекторы, перед которыми стоят определенные задачи, в том числе — плановые показатели по сбору налога. Если в начале года налоговая начинала плотное общение с предприятием, обнаружив недоимку на 5 млн руб., сейчас уже при недостающей сумме в 2 млн они могут организовать выездную проверку.

НГ: Когда предприятие отправляет все документы скопом, не разобравшись, это всегда на грани — так обнаружить какие-то нарушения гораздо легче. Даже если компания честная до мозга костей, никаких серых схем, никакой двойной бухгалтерии, найти к чему подкопаться всегда можно.

Кроме того, есть риск погрязнуть в налоговых требованиях.

Один мой клиент вот так же, не разобравшись, отправил лишние документы, запрошенные налоговой. А там и рады стараться: им по одной сделке неясно — дошлите бумаги, по другой… В итоге ему каждый день поступает по 40-50 новых требований! То есть утро предпринимателя начинается с того, что он приходит и разгребает нескончаемую почту от налоговой — вместо того чтобы решать задачи, связанные с бизнесом.

Так что, прежде чем отвечать на требования налоговой, надо проверить, законны ли они. 

Это для непосвященного человека звучит как нонсенс: налоговая выставляет незаконные требования...

НГ: Повторюсь, такое сегодня сплошь и рядом. При проведении камеральной налоговой проверки инспектор рассматривает в декларации правильность исчисления определенного налога. Поэтому и информацию может запрашивать только по тому налогу, который проверяет, и только за отчетный период. Законодательство ограничивает сроки проведения камеральных налоговых проверок. Например, для НДС такой срок составляет два месяца, и если требование отправлено позже, запрос выходит за рамки налоговой проверки.

Но вы сказали, что на все требования необходимо отвечать. Как тогда быть с такими неправомерными требованиями?

НГ: Написать мотивированный отказ, в котором со ссылками на нормы налогового законодательства будет указано, почему предприятие не предоставит эти документы, запросить у них требование, соответствующее нормам.

Есть какой-то список документов, которые налоговые, как правило, запрашивают, но это превышает их полномочия?

ЕЛ: Всегда надо смотреть документы. Хотя примерный список можно составить. К примеру, если речь не идет о проверке по конкретной сделке, налоговыми органами не могут быть истребованы:

  • карточки счетов; 
  • расшифровки счетов; 
  • главные книги; 
  • оборотно-сальдовые ведомости по счетам; 
  • аналитические регистры бухгалтерского и налогового учета; 
  • журналы регистрации выданных/полученных счетов-фактур; 
  • контракты с другими контрагентами, не охваченными проверкой; 
  • а также другие внутренние документы, не связанные с проверяемой сделкой.

Вы перед этим сказали о выездной проверке. Это страшнее для предприятия, чем камеральная проверка?

ЕЛ: Выездная проверка — это всегда не слишком приятно. И дело не только в какой-то опасности обнаружения налоговых преступлений. Это ведь в принципе нервная обстановка, которая не дает предприятию нормально работать. Иногда, кстати, компания лишается и физической возможности продолжать деятельность. Скажем, пришли утром инспекторы, у них в требовании — произвести выемку серверов. Если вы не пользуетесь облаком, если у вас все на физических серверах, — вы работать не сможете. Кроме того, сотрудников могут вызывать на допросы — это тоже дестабилизирующий фактор.

Допросы? Это ведь что-то из области уголовного права...

НГ: В налоговом законодательстве предусмотрены и допросы, и осмотр помещения — по сути, это тот же обыск. И происходит это часто без предупреждения: открываешь дверь, тебе показывают документ — и начинают действовать.

Какие могут быть основания для этого?

ЕЛ: Если в рамках камеральной проверки налогового инспектора что-то не устроило, может быть организована выездная проверка. Или если у налоговой возникли подозрения в честности компании.

Вернемся немного к цифровизации ФНС. При автоматической проверке отчеты сверяют по ряду параметров. Есть, условно, 109 признаков недобросовестности. Если компания набрала, скажем, 15 таких признаков, подключаются инспекторы, которые уже вручную сопоставляют данные разных источников, начинают предварительную работу. Уже тогда собственников могут вызвать на допрос, истребовать пояснения.

Может, есть какие-то правила: как ходить на такие допросы?

ЕЛ: В принципе, как и при уголовных делах, правило одно — на допрос надо идти с сопровождающим, который досконально знает налоговое законодательство. Когда человека вдруг хватает полиция, он сразу вызывает адвоката. Но почему-то мало кто обращается к налоговым консультантам, если из ФНС приходят с проверкой. А этот специалист знает, как не допустить проблем.

НГ: У нас наработана практика, в том числе судебная, мы понимаем, на какие вопросы можно не отвечать — потому что это превышение полномочий, какие документы не следует предоставлять — так как это, опять же, превышение. Вообще, сегодня допрос — основной фактор для привлечения к налоговой ответственности или наложению санкций, даже если он был проведен с нарушениями.

То есть допрос должен соответствовать определенной процедуре?

НГ: Да, это все прописано, и налоговые консультанты знают все требования. Неподготовленный человек может не знать, что это нарушение, или невнимательно прочитать протокол — просто из-за стресса. Но порой достаточно поменять пару слов в предложении местами — и смысл меняется кардинально. У нас есть пример в практике, когда суд, даже получив доказательства грубых нарушений при допросе, принял сторону налоговиков. Незнание законов и экономия на адвокате стоила бизнесмену около 5 млн руб. 

Какие операции сегодня можно назвать самым рискованным для бизнеса в плане налогов? На что в первую очередь смотрят инспекторы ФНС?

ЕЛ: Будем откровенны: сегодня играть с государством во все эти серые схемы опасно. Если раньше можно было как-то что-то сэкономить на налогах, где-то выплатить зарплату в конверте, обналичить часть средств — сейчас это считывается очень быстро. Возьмем, к примеру, занижение зарплаты. Налоговая сейчас смотрит не только соблюдение выплаты МРОТ, но и мониторит средние показатели по рынку. То есть если, к примеру, в строительной организации инженер получает МРОТ — это странно, это повод проверить компанию.

Или перевод сотрудников в самозанятые. Для компании это, конечно, выгодно: за постоянного работника платятся страховые взносы 15% (а с зарплаты менее МРОТ — 30%), плюс 13% идет НДФЛ, который зачастую также выплачивает работодатель, поскольку договорился с человеком на определенную зарплату. А самозанятым можно платить сверху 6%. И многие компании ринулись выводить работников из штата.

Но в налоговой не дураки сидят. Они видят, что собственник платит, к примеру, каждый месяц одному и тому же человеку одну и ту же сумму за одну и ту же услугу. А раз так,  какая же это самозанятость? И собственнику предъявляют требование: заплатить страховые взносы, взыскивают недоимку за весь период плюс накладывают штраф — за нарушение законодательства.

И вся эта ситуация, к слову, легко может перерасти в уголовку: если с компании взыскали 11 млн недоимки, наложили на эту сумму 40% штрафа — и вот уже уклонение от налогов на сумму 15 млн руб. А это статья 199.1 УК РФ.

НГ: Работа с контрагентами — еще один пункт пристального изучения. Допустим, ваш контрагент не выплатил налоги и исчез. Это повод нагрянуть к вам с проверкой. С вас, во-первых, потребуют доказательства того, что вы при заключении договора проверяли добросовестность контрагента: изучали его учредительные документы, выписки из ЕГРЮЛ, средства на балансе, проверяли, допустим, склады или наличие автопарка — если речь идет о перевозке грузов. А во-вторых, с вас могут взыскать недоимку вашего контрагента: раз вы не убедились в его добросовестности, извольте за него заплатить.

Как страшно заниматься бизнесом в нашей стране...

ЕЛ: Страшно идти по болоту, не имея карты, наобум. Просто надо знать законы или иметь под рукой специалиста, который их знает. Если есть легальный способ оптимизировать налоги, его нужно использовать. Сегодня у многих до сих пор работает привычка делать дела на «авось». Но вы должны помнить, что, вне зависимости от вашего желания, ваш бизнес становится все более прозрачным для налоговой — «авось» сегодня не работает.

НГ: Любой компании важно иметь качественные договоры. Речь сейчас не только о самозанятых. Я говорю о любой сделке — договор поставки, трудовой договор, договор обслуживания. Этот документ должен предусматривать все возможные ситуации, все отношения между субъектами договора, чтобы не было разночтений. У нас же до сих пор предпочитают скачать типовой договор из интернета вместо того, чтобы прописать реальные условия, при нарушении которых можно в крайнем случае идти  в суд и законно требовать исполнения обязательств.

ЕЛ: К примеру, мы смотрим на документ с точки зрения и юриста, и бухгалтера, и специалиста по налогам. Чтобы знать тонкости налогового права, постоянно участвуем в различных семинарах, конференциях. Кроме того, входим в Евразийскую ассоциацию налоговых консультантов. В ней более 50 специалистов — бухгалтеры, юристы, аудиторы, финансисты и аналитики. У всех опыт, у всех свои кейсы. Мы всегда можем написать запрос в чат — если вдруг в чем-то сомневаемся, если в первый раз сталкиваемся с какой-то ситуаций — и сразу получим ответ.

НГ: Отдельно отмечу, что не стоит бояться налоговых инспекторов, с ними можно и нужно спорить — конечно, если вы уверены в своей правоте. Даже необязательно спорить: можно просто поговорить.

В налоговой работают такие же люди, которые могут ошибаться, а могут, скажем, манипулировать — потому что у нас бизнес привык бояться. Не помогает разговор — пишите жалобу на инспектора в вышестоящую инстанцию. Это очень действенный метод. Главное, все написать правильно, грамотно, со ссылками на законы и нормативные документы. В этом мы тоже можем помочь.

Самое читаемое
  • Генеральный директор уральской авиакомпании скончался от коронавирусаГенеральный директор уральской авиакомпании скончался от коронавируса
  • Россияне массово экономят на новогодних подарках. К чему надо подготовиться бизнесуРоссияне массово экономят на новогодних подарках. К чему надо подготовиться бизнесу
  • «Заберем деньги у богатых и отдадим больным деткам. Не государство, а Робин Гуд какой-то»«Заберем деньги у богатых и отдадим больным деткам. Не государство, а Робин Гуд какой-то»
  • Проверять, где живут и подрабатывают пенсионеры России, в 2021 году ПФР не станетПроверять, где живут и подрабатывают пенсионеры России, в 2021 году ПФР не станет
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.