Подписаться
Курс ЦБ на 24.10
76,46
90,41

«В школе травля, а конкурс в 1 класс зашкаливает — такого в здоровом мире не может быть»

«В школе травля, а конкурс в 1 класс зашкаливает — такого в здоровом мире не может быть»
Иллюстрация: Дмитрий Трофимов

50% детей не расскажут родителям о своих проблемах, потому что им невыносима жалость. Когда ребенок может сам справиться с травлей, а когда вмешательство взрослого необходимо — Анастасия Беренова.

DK.RU поговорил с Анастасией Береновой, экспертом по детской безопасности и руководителем проекта по профилактике травли АНО «Территория безопасности», о том, кто чаще всего виноват в буллинге и становится ли это явление менее заметным. Проект реализуется на средства Фонда президентских грантов. Сейчас проект по профилактике травли подошел к своему завершению — снято восемь учебных фильмов для школ, готово методическое пособие, скоро начнутся лектории и тренинги для учителей и детей.


Фото: Константин Миронов

Сейчас много говорят о проблеме травли. Насколько все серьезно?

— Конечно, проблема есть. И очень важно обозначить ее границы. Травля — не всякий конфликт. И не всякое отшельничество, когда ребенок просто ни с кем не дружит. Травля — это систематическое, беспричинное насилие: ты виноват лишь в том, что хочется мне кушать.

То есть проблема травли сейчас актуальна?

— У общественных деятелей в области борьбы с травлей бытует мнение, что ее стало больше, что насилия стало больше и вообще нужно срочно остановить эту лавину, и это сплошь и рядом в заявках на гранты. На самом деле это не совсем так.

Количество травли в школах неуклонно снижается, но, несмотря на это, ее объем и травматический эффект по-прежнему находятся на очень высоких показателях. По данным нашего опроса, около 70% учащихся были наблюдателями или жертвами травли. Похожие цифры были в отчете исследования НИУ ВШЭ. Но если вы спросите поколение родителей, они вспомнят куда больше эпизодов травли, чем расскажут их дети. Насилия и правда становится меньше (опираясь на статистику преступлений — если сравнить с 80-ми годами, нулевыми, общество просто совершило прорыв!), и у общества появились ресурсы говорить и профилактировать психологическое насилие, видеть травлю как проблему. Это очень хороший знак, просто на этом пути еще много работы.

Чем может быть опасна травля? Вот эти 70% — что с ними не так, когда они вырастают?

— У всех по-разному. Конечно, травля накладывает отпечаток на участников. Это и возможное формирование вынужденной беспомощности у жертвы, и ощущение бессилия у наблюдателя. Даже у агрессора не все хорошо — ведь он не научился другим способом отыгрывать свою внутреннюю боль и пустоту, кроме как вымещать на других. Другое дело, что у каждого, в конечном счете, есть выбор и воля что-то с этим делать в жизни, как-то этот опыт перемолоть. Кто-то вымещает это на слабых, кто-то ходит в терапию и работает над собой, кто-то находит ресурсы помочь другим.

Поэтому возросло количество преступлений, когда преступник объясняет свои действия травлей?

— Если детально разбираться в причинах преступлений, то мы увидим комплекс причин. Нужно понимать, что травля, имевшая место когда-то, не может быть оправданием преступления. Что меня пугает, так то, что одна за другой проблемы в обществе объясняются травлей. Сейчас на хайпе могут подняться нескончаемые борцы с явлением, которые вместо детального анализа и реальной работы предложат горячую эмоциональную повестку. Это может не только не профилактировать явление, но и усугубить травлю или свести ее понимание до примитива — тогда любая критика может восприниматься как травля, а любое явление — объясняться ею. Здесь же и риск того, что она уйдет в другую плоскость, например, из прямого противостояния в кляузничество или сутяжничество.

То есть информационная кампания может и навредить?

— Скорее, отсутствие экспертной оценки в инфоповестке. Ключевой ошибкой тут будет абсолютизация проблемы под лозунгом «все проблемы из травли». Помните, лет десять назад разошлась статья Людмилы Петрановской «Травма поколений»? Гениальная теория, но что произошло дальше? До сих пор в психотерапии женщины говорят — это у меня та или иная травма рода «фонит». И все происходящее объясняют этим. Сейчас такой подход начал вызывать раздражение: ну, собственно, есть травма, а дальше что?

Так же и с травлей — многих раздражает ее бесконечное обсуждение. Потому что причина проблем, возведенная в абсолют, не дает решений, только сотрясание воздуха.

Вторая ошибка — это абсолютизация оценок. Травля — плохо, дружба — хорошо, причины травли неважны, надо просто бороться с явлением. Если бы такой же подход был бы в медицине, мы бы лечились до сих пор припарками из каменного века. С причиной, а точнее с комплексом причин, надо разбираться обязательно! И стратегию борьбы корректировать исходя из них.

Мы разработали несколько систем типологии — и по причинам, и по нашей авторской методике «Социальный светофор». Еще лучше работать  из безоценочной позиции — чтобы не попасть в веретено переплетений — «я вас, бедненьких, сейчас спасу!»

А ребенка разве не надо спасать как можно скорее?

— В проведенном нами в 2019 г. опросе больше 50% детей сказали, что ни за что не расскажут родителям о своих проблемах, потому что им невыносима такая реакция, как жалость. Отлично просто, что из обихода родителей уходят фразы-паразиты «А я же говорила!» и «Не провоцируй их на плохое к тебе отношение» и обвинительный уклон относительно пострадавшего. Но на смену приходит позиция спасателя.

Конечно, есть ситуации, когда ребенка нужно срочно забирать из токсичной среды или занимать позицию абсолютно непобедимого защитника. А иногда важно дать ребенку навыки самозащиты.

Все это зависит от комплекса факторов: ситуации, самого ребенка и того, какой опыт сделает его сильнее, счастливее. Но самое главное — вместо жалости очень важно дать ребенку со-чувствие. «Какое решение ты бы ни выбрал — ты молодец!»

Вернемся к проблеме травли. Кто все-таки виноват в этом?

— Сейчас модно выставлять детей этакими субъектами процесса, где они копируют поведение взрослых или подчиняются авторитету, а сами не имеют воли. Это не так. Конечно, если раскрутить глубинные причины, всегда найдется взрослый, который провоцировал (учитель, не единожды повторивший: «Ну, кто тут у нас тянет вниз весь класс?», взрослый, который показал плохой пример, или пассивный родитель, который долго не видел, что происходит с ребёнком, например, потому, что невыносимо видеть у него агрессию или виктимность). Но ответственность за содеянное, кроме случаев психической неуправляемости, лежит на ребенке, устроившем травлю, соразмерно его возрасту. Поиск причин — это не индульгенция и не оправдание. Она нужна, чтобы понять — какую боль ты транслируешь миру своей агрессией? Чем тебе помочь? Ну и не забыть, конечно, задать вопрос: «Как ты это собираешься исправлять?».

Иначе мы рискуем вырастить поколение инфантилов, не контролирующих себя, ведь виноваты кругом злые взрослые. Вообще нам также известны случаи, когда ребенок в классе, пользуясь своим авторитетом, останавливал травлю другого и когда приходил сам, чтобы справиться со своей неуправляемой агрессией.

Много ли травли во взрослом мире?

— Как ни парадоксально, даже травли незнания, такого типа агрессии, когда нападающий думает, что шутит или делает обыденные вещи, очень много во взрослом общении. Достаточно иногда почитать, что люди пишут в комментариях к постам. Единственное отличие — во взрослом мире за серьезные нарушения есть ответственность, уголовная или административная, есть институт репутации (да, да, есть, и прекрасно работает!). Но что, например, точно развито больше — это так называемая травля «за справедливость», когда человек, совершивший плохой поступок или сморозивший чушь вроде «а мы не просили вас рожать», подвергается нападкам вместо осуждения явления или поступка. Или когда вместо обсуждения поступка начинают осуждать самого человека: национальность, род деятельности и т.д.

Наши дети лучше нас?

— Да, иначе и быть не может, иначе зачем развитие? Я сравниваю то, что говорит моя дочь или ее сверстники, и что говорят порой взрослые. Оказывается, дети куда более терпимы к инаковости человека, его особенностям, ограничениям. Очень важно не посеять сейчас в них вражду и конкуренцию, а поддержать в этом. В том числе дав не готовые решения, а инструменты решения проблем.

Вернемся к травле. Что делать, например, если учитель не справляется с учеником, а тот терроризирует весь класс?

— Тут опять же комплекс причин. И я сейчас хочу сказать об очень важном аспекте. После одного из наших выступлений к нам подошла учитель начальных классов с такой историей. Ребенок в классе ведет себя неуправляемо. Ему уже назначено лечение, но мама отказывается давать таблетки: «это все заговор врачей и точка, ребенок здоров». А других рычагов воздействия нет.

Если, например, ребенок просто агрессивен, то класс, сплотившись вокруг любого, кто может стать жертвой, задает принцип «у нас так не принято» и травля уходит. Но в этой ситуации такой подход не сработает. Потому что у ребенка нет самоконтроля, и это не вина, а беда для него.

У нас чудовищно низкий уровень психиатрической помощи в таких случаях. Более того, стигматизация проблем с психикой («все же подумают, что мой ребенок псих»), страх клейма на всю жизнь делает обращение за помощью вовремя невозможным.

Какие решения в области работы с травлей надо развивать?

— Во-первых, конечно, повышать экспертность, разъяснять явление и причины. Говорить не только о травле, но и о насилии, ведь часто оно тиражируется из семьи. Не надо пытаться залезть на броневичок с лозунгами «Давайте жить дружно». Общество нуждается не в лозунгах, а в решениях.

Во-вторых, выстраивать систему ценностей. Сильная школа — это хорошо. Но если после такой учебы нужно восстанавливать психику, потери будут куда больше. Ценность психологического комфорта не может быть ниже, чем качество знаний. Иначе просто не будет ресурса ими воспользоваться. Поэтому странно, когда про школу пишут, что в ней систематически процветает травля, а конкурс в первый класс зашкаливает — такого в здоровом мире не может быть. Это очень странный подход, который развязывает руки агрессорам: «Зато к ЕГЭ готовим». Звучит почти как «Муж бьет, но заплата у него выше рынка».

В-третьих, важно говорить с детьми. Не назидательно, а побуждая их искать решения. Дети не могут быть субъектами вопросов детской безопасности, они живые участники. Научить их навыкам самоконтроля, управления эмоциями, разрешения конфликтов важно и нужно.  Надо помнить, что дети тоже могут решать свои проблемы. Нет, даже не так. Навык решения своих проблем в детстве очень помогает в жизни потом.

Ну и в заключение: нельзя искать виноватого для линчевания и административно наказывать учителя или директора. Точнее, это не должно быть карательной мерой. Наказания не решают проблему, а только стимулируют заметание проблемы под ковер.

В рамках проекта «Территория безопасности» мы подготовили 8 фильмов уроков для детей по этим темам. Они будут учиться анализировать ситуацию, оценивать ее, принимать решения. Для учителей готово методическое пособие с планами уроков и схемами работы с травлей.

Информация о материалах будет размещена на сайте проекта. Для участия в онлайн-лектории или других мероприятиях проекта нужно заполнить заявку.

Если вы хотите подключить свою школу к проекту и использовать в работе фильмы и презентации, заполните заявку. После этого вам будет выслан образец договора безвозмездного использования и анкета для мониторинга класса. Тизер проекта.

ВСЕ МЕРОПРИЯТИЯ БЕСПЛАТНЫЕ

Обсудить

Самое читаемое
  • Microsoft судится с уральской компанией за бренд MinecraftMicrosoft судится с уральской компанией за бренд Minecraft
  • В Екатеринбурге появится улица в честь 100-летия УрФУ им. ЕльцинаВ Екатеринбурге появится улица в честь 100-летия УрФУ им. Ельцина
  • Обогнал Мишустина и Шойгу: после отравления россияне стали больше доверять НавальномуОбогнал Мишустина и Шойгу: после отравления россияне стали больше доверять Навальному
  • «Секрет дружбы во взрослом возрасте — это пытаться, пытаться, пытаться». Как дружить в 20+«Секрет дружбы во взрослом возрасте — это пытаться, пытаться, пытаться». Как дружить в 20+
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.