Подписаться
Курс ЦБ на 19.09
75,03
88,95

«Три кризиса прожили, проживем и этот». Каким стал малый бизнес после коронакризиса

10 511
«Три кризиса прожили, проживем и этот». Каким стал малый бизнес после коронакризиса
Иллюстрация: https://pixabay.com

«Деловой квартал» провел круглый стол с участниками DKclub. Мы поговорили о том, как малый бизнес пережил карантин и вынужденные ограничения, о господдержке и готовности к дальнейшей онлайн-работе.

Участниками круглого стола стали:

Семён Анфиногенов, основатель компании-производителя письменных ручек ручной работы «PRESENTREE»;

Павел Плонский, учредитель и генеральный директор коммуникационного агентства Press-Attaché;

Любовь Тищенко, основатель сервиса аутсорсинга маркетинга МАРКАУТ;

Елена Лефтерова, директор и учредитель Аутсорс-Бюро Лефтеровой (налоговый консалтинг, бухгалтерские услуги);

Алексей Башков, руководитель аутсорсинговой компании «А-Финанс» (бухгалтерский и налоговый учет);

Михаил Малоземов, учредитель и директор санитарно-гигиенической компании «СанГиК».

Справка

 
DKclub — это платформа, позволяющая малому бизнесу Екатеринбурга и Свердловской области представить себя и свои услуги широкому кругу потребителей, завязать новые деловые контакты, стать частью прогрессивного бизнес-сообщества региона. Участниками DKclub могут стать компании из сегментов b2c и b2b, в том числе производственные предприятия, торговые и сервисные компании, представители сферы ИТ, аутсорсинговые и консалтинговые центры и др. Сообщество DKclub способствует формированию эффективного взаимодействия малого бизнеса с компаниями среднего и крупного сегмента, а также с представителями административно-властных структур.
 

«Коронакризис — не на 100% негативная история»

Участники круглого стола поделились впечатлениями от столкновения с вынужденными ограничительными мерами и рассказали, как затянувшийся карантин отразился на их бизнесе. Так, к примеру, непросто пришлось компании Семена Анфиногенова. «PRESENTREE» занимается изготовлением подарочных ручек ручной работы. Часто продукцию компании вручали гостям массовых мероприятий, но с ивентами в 2020-м году не заладилось из-за карантина.

«Три кризиса прожили, проживем и этот». Каким стал малый бизнес после коронакризиса 1— По отношению к прошлому году у нас падение примерно на 40%. Причем, как ни странно, нам не оказали никакой поддержки. Мы не попали ни в один реестр как пострадавшие от ковида, делаем всё своими силами, выживаем, как можем. Несмотря на это, наша компания развивается. Мы активно стали выходить в онлайн, продавать свою продукцию на различных маркетплейсах и даже поставлять за рубеж.

Не так сильно коронакризис сказался на Аутсорс-Бюро Лефтеровой. Сотрудники компании и без того работали удаленно. Единственный негативный момент: в кризисную ситуацию попали некоторые клиенты компании.

«Три кризиса прожили, проживем и этот». Каким стал малый бизнес после коронакризиса 2 У нас есть клиенты из сферы общепита и фитнеса. Они сильно пострадали от карантинных мер. Есть производственники, которые изготавливают брелоки, — у них тоже на 70% упали обороты. Владельцам бизнеса пришлось экстренно перенастраивать свои мощности под выпуск масок и товаров первой необходимости. Конечно, когда страдают клиенты, мы тоже страдаем.

Компания Алексея Башкова также разделила боль с клиентами. Кроме того, «А-Финанс» был вынужден перевести сотрудников на удаленную работу, что вызвало определенные трудности.

«Три кризиса прожили, проживем и этот». Каким стал малый бизнес после коронакризиса 3— В пуле наших клиентов есть представители торговли и бытовых услуг. Некоторые закрылись, другим удалось остаться на плаву. Некоторые бизнесы прекратили с нами сотрудничество из-за нехватки денег, но всё-таки большая часть клиентов осталась с нами. Сейчас мы продолжаем с ними работу и вместе готовимся ко второй волне коронавируса.

Коммуникационное агентство Press-Attaché никогда не работало с сегментом b2c, с ресторанами и розничными услугами. Можно сказать, пандемический эффект для компании был минимальным.

«Три кризиса прожили, проживем и этот». Каким стал малый бизнес после коронакризиса 4— Наши клиенты — это в основном крупный бизнес. Поэтому период с апреля по май мы прошли нормально. Для некоторых наших клиентов этот кризис стал догоняющим — он в целом имеет догоняющий эффект, это многие аналитики отмечают. Поясню: например, мы обслуживали один банк, не очень крупный. На его работе сильно сказалось сокращение процентной ставки и руководство приняло решение сократить рекламные бюджеты. При том, что мы остались довольны сотрудничеством друг с другом.

Компания Любови Тищенко не только генерировала креативные идеи даже на «удаленке», но и нарастила клиентскую базу.

«Три кризиса прожили, проживем и этот». Каким стал малый бизнес после коронакризиса 5— Мы вышли на сегмент, на который раньше не претендовали. Это замена штатного отдела маркетинга. Не претендовали потому, что прекрасно понимали, что директор подбирает отдел маркетинга под себя, он этим людям доверяет. А тут приходим мы и говорим: «Увольняйте всех, берите нас, мы дешевле, мы лучше, мы круче, мы эффективней». Вероятность такого исхода объективно стремилась к нулю, поэтому мы брали клиентов, которые с нуля организовывали службу маркетинга. А буквально с апреля к нам начали поступать заявки со словами: «Сегодня я уволил свой отдел маркетинга, потому что на удаленке они ничего не делают». Руководители компаний столкнулись с ситуацией, когда люди, которые раньше мелькали перед глазами, перестали создавать видимость работы.

Щекотливый вопрос

В апреле-июне фонд оплаты труда в российских компаниях сокращался. Из-за пандемии в апреле он упал на 6%, в мае — на 7,6%, в июне — на 4%, говорится в исследовании рынка труда «Работы.ру» и «Сберданных». Участники круглого стола оказались вне статистики.

«Три кризиса прожили, проживем и этот». Каким стал малый бизнес после коронакризиса 6— Мы не уменьшали фонд оплаты труда, держали обещанный сотрудникам уровень. Нашей компании даже не пришлось перераспределять функционал работников. Силами, которые у нас были, мы пытались выдержать объем работ, набранный на момент объявления карантина, — рассказывает Михаил Малоземов, учредитель и директор санитарно-гигиенической компании «СанГиК».

В период пандемии мы увеличили ФОТ, потому что люди двинулись по карьерной лестнице. Сотрудники — наш главный актив, мы растим их с нуля и до профессиональных маркетологов. Ни о каких сокращениях речи быть не может — столько сил, времени, усилий вложено в людей, — говорит Любовь Тищенко.

Компании Елены Лефтеровой, Семена Анфиногенова и Павла Плонского в пандемию и вовсе расширили штат. Это было связано с появлением новых задач и пандемических вызовов.

«Что такое МРОТ? Это ни о чем»

Вопрос, который невозможно было обойти вниманием, — меры господдержки, призванные облегчить жизнь предприятиям из наиболее пострадавших отраслей. Первым слово взял Алексей Башков:

Мы не попали в список пострадавших отраслей, поэтому на своем опыте не можем оценить эффективность мер господдержки. Наши клиенты, которые получили госсубсидии, говорили, что меры недостаточные и, главное, запоздалые. Надо было выплачивать субсидии не в объеме МРОТ. Что такое МРОТ? Это ни о чем. Да, любая поддержка — это хорошо, но даже сами критерии оценки пострадавших сфер вызывают большой вопрос, — отметил спикер.

Недостаточными меры господдержки считает и Михаил Малоземов. По его мнению, помогать надо было не только пострадавшим сферам, но и в целом бизнесу.

Я считаю, что помогать надо было всему бизнесу. Странно, когда людей отправляют на выходные за счет предпринимателя и при этом не выплачивают никаких субсидий. И ведь такая идея может правительству понравиться. А работодатель планирует свои средства и понимает, что живет за счет оборота. Где он должен изыскивать дополнительные  средства? — говорит он.

Любая помощь — это хорошо, считают остальные участники круглого стола.

Каждая копейка для людей сейчас реально важна, но мы, например, не сильно активно пользовались мерами господдержки, беспроцентные кредиты не брали. Единственное, прошли бесплатное обучение от Екатеринбургского центра развития предпринимательства, для нас это был большой плюс, — рассказывает Семен Анфиногенов.

Елена Лефтерова поддержала Семена и отметила четкую работу налоговых органов в период пандемии.

За некоторых клиентов мы сами подавали заявления на выплату госсубсидий. Могу сказать, что все работало четко. Деньги приходили в течение 3-5 дней. Суммы, конечно, небольшие, но и на том спасибо. Было удивительно, но сотрудники налоговой сами обзванивали пострадавших предпринимателей, рассказывали, как и где написать заявление, как получить помощь, — говорит она.

Любовь Тищенко, в свою очередь, вообще не ожидала никакой реальной помощи от государства, но была приятно удивлена, когда поняла, что меры господдержки на самом деле существуют и призваны помочь пострадавшим от ковида предпринимателям.

Один известный в Екатеринбурге бизнесмен однажды сказала следующее: «Ты предприниматель — вот и вертись сама. Никто тебе помогать не будет и не должен». И я пронесла сквозь года эту истину. Поэтому я никакой помощи не ожидала. Но предпринимателям реально помогали, и это хорошо. У меня есть знакомые, которые работают в сфере сервиса для населения, и им помощи от государства было достаточно, — поделилась спикер.

Ни шагу назад

Многие предприниматели говорят о коронакризисе как о точке роста. Участникам DKclub также представились и новые возможности, и новые вызовы, которые нужно было с достоинством преодолеть.

Любовь Тищенко:

«Мы основательно вышли на московский рынок и более крупных клиентов. Они готовы платить много, но кадров в столице не хватает. А тут мы со своей рекламой и выгодными екатеринбургскими ценами. Для меня это основная ценность периода пандемии. За счет имеющегося продукта и своевременной рекламы мы выросли и в географии, и в чеке примерно в два раза».

Михаил Малоземов:

«У нас точки роста были намечены еще до кризиса, мы последовательно по ним идем. Основная задача — не найти точки роста, а суметь сохранить то, что наработано. Единственное, пандемия предложила озадачиться вопросами собственной безопасности. Из практики: мы должны были выехать на обследование в Москву, но заказчик ушел на карантин. Нашу компанию потом обвинили в невыполнении договора, хотя мы готовы были предоставить свои услуги. Такая ситуация может повториться, и мы думаем, как этого избежать».

Алексей Башков:

«Мы заметили, как клиенты, которые раньше не решались смотреть в сторону аутсорсинговой бухгалтерии, теперь проявляют к нам интерес. Коронавирусные ограничения наложили свой отпечаток, коммерсанты начали делать все, чтобы сократить издержки. А что касается новых ниш, то их мы не ищем, и так работы хватает».

Елена Лефтерова: 

«Мы, как и МАРКАУТ, перешли на более крупных клиентов. Какой-либо новый продукт в нашей нише вывести невозможно, а вот укрупнить пул клиентов — очень даже реально. Кроме того, мы начали оказывать услугу по юридическому консалтингу».

Павел Плонский:

«Приток клиентов мы ждем уже в следующем году. Сейчас многие компании переживут кризис, вторую волну пандемии, начнут восстанавливаться и работать со СМИ. Возникнет отложенный спрос. Второй момент: компании начали считать бюджеты на продвижение в СМИ. Руководителям стало важно, насколько эффективно вели работу штатные специалисты службы маркетинга. Многие приходят к выводу, что выгоднее отдать управление репутацией на аутсорс».

Семен Анфиногенов:

«В период пандемии мы вышли на зарубежные маркетплейсы. Активно начали сотрудничать с eBay, Ozon, выходим на Wildberries. Конечно, под иностранный рынок линейку продуктов пришлось перекраивать. Но, в принципе, как показала практика, онлайн-маркетплейсы — это хороший канал сбыта».

Вторая волна. Ожидание

Участники круглого стола поделились своими мыслями относительно второй волны пандемии, которая, по пророчествам всех и вся, должна начаться с конца сентября. В подобные предсказания не верит Михаил Малоземов. Спикер и первую волну считает проявлением общественной истерии.

Если говорить терминами эпидемиологическими, текущая ситуация — это не пандемия. Это просто повышенный уровень заболеваемости. Не думаю, что будет вторая волна, но люди напуганы, и любой условный чих может быть воспринят как проявление чего-то нового, не то что бы второй волны, просто чего-то нового. Это психология.

Алексей Башков, в свою очередь, отмечает: Россия ничем не отличается от всего остального мира, и если в других странах заболевших коронавирусом станет больше, то и в России статистика станет неутешительной.

Но мы положительно оцениваем свои силы. Справились с первой волной, справимся и со второй. Три экономических кризиса прожили, переживем и этот, — резюмировал спикер.

Самое читаемое
  • Тренируйте мозг без отрыва от дел. Пять способов легко построить новые нейронные связиТренируйте мозг без отрыва от дел. Пять способов легко построить новые нейронные связи
    20 849
  • Довыборы в Гордуму: ставленник Варламова, кандидат-эзотерик, интрига на праймериз «ЕР»Довыборы в Гордуму: ставленник Варламова, кандидат-эзотерик, интрига на праймериз «ЕР»
    30 287
  • «Потерявшие связь с регионами». Рейтинг депутатов-прогульщиков Госдумы«Потерявшие связь с регионами». Рейтинг депутатов-прогульщиков Госдумы
    13 310
  • Лукашенко заявил о закрытии границ с Польшей и Литвой. Но, похоже, они открытыЛукашенко заявил о закрытии границ с Польшей и Литвой. Но, похоже, они открыты
    16 211
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.