Деловой квартал / Новости / «В роли риэлтора». Бизнес-история Евгения Новосёлова, ГК «Новосёл»
«В роли риэлтора». Бизнес-история Евгения Новосёлова, ГК «Новосёл»
Источник: Личный архив Евгения Новосёлова

«В роли риэлтора». Бизнес-история Евгения Новосёлова, ГК «Новосёл»

Самое читаемое
  • «Работа — это не пансионат и не место для чаепитий. Не нравится? — Дверь вон там»
    Мнения
  • Старый друг лучше новых двух: машины, которые надежно служат дольше 15 лет. РЕЙТИНГ
    Лайфхаки
  • Как уральский стартап превращает отходы в энергию и почему в России для него нет рынка
    Свое дело
  • Промсвязьбанк отдадут правительству. Его возглавит сын бывшего премьер-министра
    Новости
  • «Бизнес РФ не заинтересован строить новое, ведь нет перспектив вернуть вложенное». МНЕНИЕ
    Лайфхаки
  • Гасите эмоции и ходите с наличкой: семь способов сократить ежедневные траты
    Лайфхаки
14:55   31.10.2014

Если бы не развал CCCР, актер Евгений Новосёлов вряд ли бы стал риэлтором. Если бы не кризис 1998 г., не было бы компании «Новосёл». Да и сам «Новосёл» едва не получил название «33 квадратных метра».

Портал DK.RU представляет спецпроект «Сделано в Екатеринбурге» — цикл публикаций о знаковых персонах и компаниях, ставших брендами города. Все герои этого проекта начинали свою деятельность в Екатеринбурге и шагнули далеко за пределы Урала. В первом выпуске рассказываем бизнес-историю Евгения Новосёлова, основателя и генерального директора ГК «Новосёл».

Если бы не развал Cоюза, Евгений Новосёлов вряд ли ушел бы со сцены. Но в начале 90-х гг. актеры жили впроголодь, в отличие от квартирных маклеров. В одном из первых частных агентств недвижимости он сделал карьеру. Потеряв работу и накопления в 1998 г. — рискнул открыть собственный бизнес и спустя 15 лет выстроил крупнейшую в России региональную сеть агентств недвижимости — ГК «Новосёл».

— Я окончил Екатеринбургский театральный институт в 1993 г., а на сцену попал на десять лет раньше. Сначала — в студии детского театрального творчества, затем в ТЮТе — Театре юношеского творчества при Дворце пионеров. Из ТЮТа пришел в настоящий театр: режиссер Дмитрий Астрахан, который в 1984 г. начинал в свердловском ТЮЗе, искал исполнителя главной роли в постановке, приуроченной к 40-летию Победы, — не профессионального актера, а простого пацана. Так с 12-ти лет я стал получать зарплату как актер. К концу 80-х гг. я уже прилично поездил по Союзу, засветился в кино и на телевидении, а мое лицо побывало на обложке «Пионерской правды».

Развал СССР совпал с выходом во взрослую жизнь. Сказать, что в начале 90-х гг. актеры жили впроголодь — это ничего не сказать. Страна рушилась, финансирование театров срезали до минимума. Сейчас молодым выпускникам можно подработать на корпоративах, радио или в рекламе. Тогда таких возможностей не было. После института меня распределили в родной ТЮЗ, но на самую низкую ставку (выпускникам другой не полагалось), и, чтобы хоть как-то сводить концы с концами, я начал искать подработку. И даже подумать не мог, что уже в 1993-м на долгие годы уйду из профессии в бизнес.

Побег из театра

Осенью 1993 г. моя двоюродная сестра предложила подработать в фирме, занимавшейся квартирными обменами: там трудились ее сокурсники-юристы. Рынок недвижимости только зарождался, в Екатеринбурге было пять-семь таких фирм (сегодня, кстати, из них осталась лишь одна — АН «Купе»). Мне дали листок с адресом и названием: ЕТК — «Екатеринбургская трастовая компания». Октябрь в тот год выдался холодным: я пришел на собеседование в полушубке и чуть ли не в валенках. Прибавьте к этому творческую серьгу в ухе и длинные волосы (я их отращивал для участия в постановке «Маугли») — видок еще тот. На собеседовании мы почему-то обсуждали творчество Василия Шукшина: один из интервьюеров, то ли генеральный, то ли исполнительный директор был не согласен с моей оценкой, и я с жаром ее защищал. Работа оказалась нехитрая — писать и расклеивать объявления. Компьютерной техники не было, все делалось вручную. Вот этим я и занялся.

Расклейка объявлений оказалась проверкой на устойчивость. Очень скоро мне сказали, что я могу заниматься показом квартир. Это означало повышение зарплаты — если дело доходило до сделки, я мог претендовать на небольшие комиссионные стажера-маклера (тогда так назывались агенты по недвижимости, термин «риэлтор» появился позднее). Но даже эти деньги были куда как больше получки расклейщика и тем более — актера.

Евгений Новосёлов и Илья Скворцов (сегодня — художественный руководитель Дома актера в Екатеринбурге, актер ТЮЗа) на втором курсе ЕГТИ, 1990 г.

Работа в ЕТК стала занимать все больше времени, а близился сезон новогодних елок. Для актеров — горячая пора! Встал выбор — либо то, либо другое. И я пришел к главному режиссеру ТЮЗа Георгию Цхвираве за советом. Думал, он войдет в положение. Цхвирава начал издалека: рассказал о планах на 1994 г., в каких постановках он хотел задействовать меня. А потом как отрезал: «Выбирай, если ты с нами — то только с нами, если нет — уходи. Но второй раз не возьму!». Человек он восточный, разговор был резкий, на эмоциях, и я тут же, в приемной, принял решение. Ушел.

Заработать на информации

Но с недвижимостью все шло непросто. Первую свою полноценную сделку я подписал только в апреле 94-го. Многих юридических тонкостей я не понимал, приходилось обучаться на ходу. Выручала коммуникабельность. И когда я получил свои первые комиссионные, мой руководитель посоветовал купить приличный костюм, рубашку и галстук. Все-таки квартиры продаем! Этот совет я усвоил на всю жизнь: встречают по одежке. Снял серьгу и полюбил деловые костюмы.

Надо понимать: агентства недвижимости сегодня и в начале 90-х гг. — не одно и то же. Маклеры появились еще в СССР и были вне закона: законными обменами занимались лишь государственные квартирные бюро. Но такие обмены тормозила бюрократия. Процедура могла растянуться на месяцы и даже годы. Быстро подобрать вариант помогали маклеры — за комиссию, с которой, конечно же, государству ничего не отчисляли. В современной России риэлторский рынок тоже начинался с обменов. Маклеры решали сложные задачи: возьмем, например, условную семью, которая хочет разменять трехкомнатную квартиру на Уралмаше на две «однушки», причем одну из них — обязательно в районе Автовокзала. Требовалось найти владельцев двух однокомнатных квартир, которые, в свою очередь, хотели бы съехаться. Казалось бы, сегодня риэлторы занимаются тем же. Но сегодня это встречная покупка: одно продаем, другое покупаем. Тогда — чистый обмен. И представьте, как это было сложно без Интернета, без базы объектов, как в Уральской палате недвижимости, без самой УПН! На профессиональном сленге найти подходящий вариант называлось (и называется) «склеить». Чтобы все склеилось, нужно было проанализировать сотни вариантов. Сотни жизненных ситуаций и обстоятельств!

Я долго запрягал, но быстро поехал. Очень быстро понял, что информация дорого стоит и что клиенты готовы платить за сервис. Даже сегодня — казалось бы, нет ничего проще: зайди на сайт, ищи варианты, звони и торгуйся. Но это личное время, которое тебе экономят риэлторы.

Сведения приходилось добывать. Например, в государственном квартирном бюро на набережной Рабочей Молодежи. По выходным к нему приходили десятки людей, и у каждого к лацкану был прикреплен листок на английской булавке с его вариантом и контактами. Я проводил там по 1,5—2 часа: каждое объявление вносил в тетрадь. За несколько месяцев их скопилось несколько.

В 1995 г. ЕТК прекратила свое существование — ее правопреемником стала компания «МАН», которую возглавил Николай Савин. Его я считаю пионером системного подхода к риэлторскому бизнесу: у «МАНа» появился фирменный стиль, сотрудники получили литературу по психологии продаж. К тому времени у меня накопилась достаточная клиентская база. Больше не нужно было клеить объявления — люди сами стали приходить и передавать мои контакты друг другу. А я вынес новый важный урок: надо выстраивать долгосрочные отношения.

Лихая сторона 90-х не обошла меня стороной. Отдельная история — частные скупщики валюты. До середины нулевых расчеты по квартирным сделкам часто проходили в долларах, а клиенты, честно сказать, не всегда представляли себе, что курс ЦБ может отличаться от курса в банках. Возникали ситуации, когда при официальном обмене суммы не хватало — выгодный курс могли предложить только менялы. Был случай: у них не оказалось с собой нужной суммы, и они предложили проехать на соседнюю улицу к своему «коллеге». На глазах у изумленной публики — покупателей, которые из-за желания сэкономить поручили и доверили мне внушительную сумму денег, — меня посадили в машину и увезли. Что творилось с людьми в те 20 минут, пока я отсутствовал, представить легко. Когда я вернулся с пачкой купюр — все прямо хором выдохнули.

Пережить дефолт

Мои успехи в «МАНе» заметили и, помимо основной работы, доверили кадровое направление. Я получил возможность сам отбирать претендентов и разработал программу их обучения. Но и практику не оставил.

Вторая половина 90-х прошла для риэлторов Екатеринбурга под знаком стрит-ритейла. Это сегодня первые этажи стали коммерческой недвижимостью и уже не раз поменяли собственников. А тогда это было поле непаханое. Расселить целый этаж в доме — крупный проект, по тем временам. Лакомым куском для заказчиков были старинные особняки в самом центре, но это были сплошь коммунальные квартиры. Расселять коммуналки — дело сложное, я им занялся. Сегодня, когда я гуляю по центру города, до сих пор могу показать, какие дома и в каком году я расселил.

Между тем Николай Савин предложил мне пост исполнительного директора, и несколько лет мы плодотворно работали в тандеме. Компания росла, росло и наше благосостояние — появилась возможность покупать автомобили, сотовые телефоны, дорогие костюмы. Но по-настоящему все эти годы я мечтал о получении второго высшего образования — юридического. Не сложилось: не хватало времени, да и нет его до сих пор. Но в 1998 г., когда в компании появился Павел Кузнецов, это меня сильно подвело.

Савин знал Кузнецова давно — они были приятелями и однокашниками по юридической академии. На какое-то время Кузнецов выпал из его поля зрения, а когда вернулся — Савин предложил ему работу в «МАНе». Меня понизили до руководителя отдела по персоналу. Спустя годы я понял, что Савину хотелось изменить управление компанией, и свежий взгляд со стороны был действительно необходим. Но тогда я очень переживал. Отношения с новым директором не сложились, и я предпочел уйти.

У меня были кое-какие средства, чтобы попробовать себя в роли микроинвестора. Сконцентрировался на стрит-ритейле. Как раз тогда в центре строили станции метро, и я прикинул, что возле них должен быть высокий пешеходный трафик. Особенно помню один проект: целое крыло здания. Общая площадь, правда, была всего около 125 кв. м — квартиры оказались однокомнатными, — но крыло здания в самом центре! Собственных средств у меня хватило на расселение двух квартир (собственники взвинтили цены уже после первых визитов риэлторов), чтобы выкупить третью — пришлось занимать. На банки рассчитывать не приходилось, про ипотеку никто еще и не слыхивал… Деньги дал знакомый — в долларах. Квартиры я успешно расселил и начал переводить помещения в нежилые. Это был август 98-го.

Уже 18 августа, сразу после дефолта, мне позвонил кредитор и попросил вернуть долг в течение суток. Вернуть, естественно, в долларах! А курс в одночасье вырос тогда в пять раз… Я объяснил, что деньги потрачены, но есть недвижимость, и потребуется время, чтобы ее продать. Продавать пришлось срочно: я понимал, что теряю все, — но репутация была важнее. В результате — лакомый объект был продан очень дешево и быстро. Честно говоря, я слил за копейки: после выплаты долга остатка мне хватило только на «двушку» на Ботанике.

А осенью того же года я попал в серьезную аварию: разбил свою спортивную «Мазду», которая после ДТП не подлежала восстановлению и, конечно же, не была застрахована. Все сошлось: я был без работы, без машины, без денег, а главное — без уверенности и перспектив. Так мне казалось.

Как помог Пушкин

Впрочем, рынок недвижимости ожил относительно быстро — за пару месяцев. Дефолт дефолтом, а квартирный вопрос никуда не делся. Конечно, число сделок «купи-продай» упало, но вернулся старый добрый обмен — то, с чего мы начинали. Так что уже к лету 1999 г. ситуация стала выправляться.

После ухода из «МАНа» я снова стал рядовым риэлтором. За год сменил пару компаний. И все это время работал с напарником, которого сам же когда-то обучал. Однажды, в конце лета 1999 г., мы сидели в уличном кафе и разговаривали, как жить и что делать. И вдруг он сказал:

«Слушай, ну как так — с такой фамилией, и не иметь собственного агентства?!».

Я и раньше задумывался о бизнесе, но с черной полосой 1998-го пришла какая-то внутренняя боязнь. Но тут меня как током ударило: действительно, думаю, а почему бы и нет.

«Вот только, — говорю, — название «Новосёл» наверняка уже занято».

Допив кофе, мы решили выяснить это, не откладывать в долгий ящик. Пока ехали, придумали запасной вариант названия — «33 квадратных метра» (в честь скетча из телешоу). Но оказалось, что среди трехсот с лишним агентств недвижимости название «Новосёл» никто не использовал! Потом, спустя годы, даже слухи ходили, что сначала я придумал название и потом якобы менял фамилию. Смешно…

В сентябре я зарегистрировал юрлицо. Без всякого бизнес-плана, просчетов, анализа конкурентной среды — шапкозакидательски. Мы ждали лицензию (до 2002 г. деятельность риэлторских компаний подлежала лицензированию) и оформляли офис. Сочли это важным: большая часть агентств в городе тогда работала в режиме домашнего офиса. Мало кто заботился об имидже, почти не было шикарных вывесок. Как следствие, на слуху у горожан были единицы АН — все тот же «МАН», отпочковавшаяся от него «Сити» и еще несколько. Я решил пойти от противного. Продал ту самую «двушку» на Ботанике и выкупил квартиру на первом этаже в доме по ул. Крауля. Выбирал место сознательно: все риэлторы кучковались в центре и сидели друг у друга на головах. А тут — Центральный стадион рядом, есть остановки транспорта, место проходное… Да и дешевле, чем в центре, и площадь чуть больше. Позднее мы обыграли адрес в нашем первом слогане: «Хочешь жить в своей квартире — иди на Крауля, 4».

Я обязательно хотел большую вывеску и хороший дизайнерский ремонт — чтобы выделяться. Требовался логотип. В тот момент мой друг Александр Воронов, сегодня известный дизайнер, а тогда — выпускник Архитектурной академии, женился и был озадачен «квартирным вопросом». Он попросил меня заняться обменом и предложил бартер. Я взялся за обмен, а он — выслушав мои пожелания — за карандаш! Спустя некоторое время он предложил несколько вариантов — с ключиком, с кошкой, с замочной скважиной, и т. д. Зацепил улыбающийся человечек в цилиндре. У меня стал выстраиваться ассоциативный ряд: улыбка — это признак добродушия и чистоты помыслов, цилиндр — пушкинские времена, Пушкин — автор «Евгения Онегина», и меня зовут Евгений… А чтобы с первого взгляда было понятно, чем занимается компания, в цилиндр «вставили» окна. Этот образ и фирменный стиль «Новосёла» используются и по сей день.

А дизайн офиса был настолько шикарен, что первое время даже отпугивал клиентов. Потом привыкли.

Рост из-за жадности

Мои первые действия, похоже, были правильными. На рынок мы зашли агрессивно и быстро. Бренд стали узнавать коллеги. А некоторые решения оказались в новинку для нашего рынка. Например, мы первыми в городе перешли на семидневку и стали работать с 9.00 до 21.00. Так получилось случайно. Поскольку я стремился идти в ногу со временем, мы купили в офис два компьютера. Домашние ПК были еще редкостью, но компьютерные игры захлестнули тогда всех. И я пошел на хитрость. В рабочее время я игры не разрешал, но после 18.00 — пожалуйста! А так как офис не закрывался, на «огонек» каждый день стали заходить один-два клиента. Расчет был прост: основная масса клиентов, как и мы, работает в будни — с 9 утра до 6 вечера. И многим удобно вечером, по дороге домой зайти, чтобы проконсультироваться. Эта простая идея очень скоро окупилась. Да так, что ее стали копировать — хотя сперва конкуренты крутили пальцем у виска. Игры потом сами сошли на нет, а график остался. Было еще много всяких мелочей — и брендированные блокноты и ручки, и визитки «возьми себе — передай другу», и наклейки на авто. Все это в совокупности вносило весомый вклад в узнаваемость компании.

Первый офис «Новосёла», ул. Крауля, 4, 1999 г.

В личном кабинете, 2003 г.

В развитии сети офисов мы пошли вслед за банками. Их отделения стали появляться повсюду. Мы решили не отставать. Появилась концепция «Агентство вашего района»: мы решили, что должны быть представлены как минимум в каждом районе города. К 2006 г. у нас работало семь офисов, но рынок требовал большего. Новая сетевая концепция «Новосёла» предусматривала расширение до 30-ти офисов в Екатеринбурге и пригороде.

Я всегда шутил, что «Новосёл» разросся из-за жадности. Но в этом есть и доля правды: рос профессионализм сотрудников, росли и амбиции — некоторые подумывали о собственном бизнесе. Растить конкурентов не хотелось. Но я мог предложить развитие в рамках компании. Взвесив за и против, многие, кто подумывал уйти, — оставались. И работают по сей день. Так я сохранил ценных сотрудников, а «Новосёл» стал группой компаний.

Назад на сцену

Кризис 2008—2009 гг. «Новосёл» пережил почти без потерь. Мы не снизили темпов, не стали сокращаться — нашли новые пути. Например, сконцентрировались на направлении партнерских программ с застройщиками и банками.

Мой новый план — выстроить сеть по стране. Решение задачи я вижу в нескольких плоскостях. Это пропорциональное развитие собственного бизнеса и предложение франшизы. Идею подсказали, как ни странно, недобросовестные риэлторы из других регионов. То тут, то там появились наши клоны, которые без зазрения копировали не только оформление, но и товарный знак с символикой.

Пока наши юристы разбирались с авторскими правами, я начал эксперимент. Был разработан франчайзинговый портфель, который мы сейчас предлагаем потенциальным партнерам в России и за рубежом. Таким путем запущены пилотные офисы в Москве. В стадии переговоров — Санкт-Петербург и Пермь. Сперва планируем охватить миллионники, затем — крупные города и так далее. Пока мы в начале пути, и для развития этого направления создали отдельный департамент. Ведь продать франшизу — это полдела. Гораздо важнее помогать партнеру в развитии, а также — контролировать соблюдение корпоративной политики и стандартов. Репутационные риски для нас, риэлторов — ключевой момент.

Другое направление — специализация офисов. Сначала мы открыли «Новосёл.Коммерц» — офис для операций с коммерческой недвижимостью. В 2014 г. начали развивать «Новосёл.Заграново» и курортную недвижимость. Наше представительство открылось за пределами России — в Болгарии. На стадии переговоров — Испания, Таиланд и Турция. В числе потенциальных клиентов мы видим прежде всего инвесторов, но не исключаем, что определенный интерес вызовут покупатели так называемых «дальних дач»: купить недвижимость за границей порой дешевле, чем загородный дом в Сысерти. Есть ряд сопутствующих направлений — «Новосёл.Переезд», «Новосёл.Оценка», газета «Новосёл Эксперт». Еще планируем запустить «Новосёл.Отделка» — подразделение, занимающееся ремонтами. В долгосрочных планах — девелоперские проекты.

Подобная диверсификация — это не только страховка на случай кризиса, но и мой внутренний поиск. С одной стороны, мне всегда нравилось то, чем я занимаюсь, а с другой — хотелось смены обстановки.

Отдушиной стал театр. Это не хобби, как у кого-то — рыбалка или горные лыжи. Вот уже шестой год я — репертуарный актер в московском «Новом Арт Театре» на Ленинском проспекте, 37. Его создал и возглавляет мой сокурсник Дмитрий Калинин. Уход из профессии долгие годы не давал мне покоя. Все это время я занимался бизнесом, а Калинин — творчеством. В 2008 г. правительство Москвы выделило ему помещение под авторский театр. В тот же год я решил сделать сюрприз другу и без предупреждения нагрянул с поздравлениями в День рождения. После застолья он повез показывать свой театр — в помещении как раз заканчивали ремонт. Там же, стоя на сцене, он предложил мне попробовать вернуться в профессию. Надо сказать, первая репетиция провалилась: я все забыл, тело не слушалось, голос врал. Хотелось собраться и уйти, не прощаясь. Но Дима остановил. Прошли недели репетиций, прежде чем у меня снова стало получаться, вернулась уверенность.

На сцене «Нового Арт Театра» (г. Москва), спектакль «Если ворон в вышине...», 2010 г.

И теперь в разгар театрального сезона я живу на два города. В выходные — спектакли в Москве. А после воскресного представления — самолет до Екатеринбурга, на работу, в бизнес. Меня это устраивает. Когда-то я пожертвовал одним в пользу другого — но жизнь все расставила по местам.

Досье DK.RU:

Новосёлов Евгений Анатольевич

Родился 3 августа 1972 г. в Свердловске

Образование:

В 1993 г. окончил Екатеринбургский государственный театральный институт, специальность — актер драматического театра и кино.

Карьера:

1994-1999 гг. — АН «МАН», специалист по недвижимости, исполнительный директор;

С 1999 г. по настоящее время — собственник, генеральный директор ГК «Новосёл»;

С 2009 г. по настоящее время — действующий актер труппы «Нового Арт Театра» в Москве.

Достижения:

В 2009-2014 гг. ГК «Новосёл» — лидер ТОП-листов «Делового квартала»

Семейное положение:

Женат, воспитывает четверых детей.

 

Фото: К. Бенедиктов, а также из личного архива Евгения Новосёлова

Автор: Сергей Дружинин
Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Публикации по теме
Стать партнером

Материалы партнеров

Новости

Никаких касс и охранников: как работает супермаркет будущего от Amazon / ВИДЕО
Никаких касс и охранников: как работает супермаркет будущего от Amazon / ВИДЕО
«Почему надо делить людей на хороших и плохих». Сожительство предложили приравнять к браку
«Попробуй, а потом покупай». 10 главных потребительских трендов — 2018
Как танец ульяновских курсантов бросил вызов режиму в России
Промсвязьбанк отдадут правительству. Его возглавит сын бывшего премьер-министра
В Бурятии школьник ранил учеников топором. Полиция проверит взаимосвязь нападений на школы
Минфин упростит жизнь владельцам иностранных счетов

Бизнес

«Чтобы узнать, кто загрязняет реку, достаточно медленно проплыть на лодке вдоль берега» «Чтобы узнать, кто загрязняет реку, достаточно медленно проплыть на лодке вдоль берега»
Не отказался от услуги — плати! Как тихо списать со счетов клиентов деньги за новый сервис
«Ритейл в ТЦ приобретает черты шоу-рума». Милен Генчев — о реконструкции центров «Мега»
«Откройте глаза: бизнесу сейчас вообще малоинтересны деньги банков и ставка ЦБ»
23 года вместе с бизнесом. «Деловой квартал» раскрыл планы на 2018 год
Давид Гайдт: «Американцы намерены контролировать транзит российского газа»
«Все будет потихоньку гнить». Ждать банковского кризиса не стоит. Но и исключать — тоже

Свое дело

Как уральский стартап превращает отходы в энергию и почему в России для него нет рынка Как уральский стартап превращает отходы в энергию и почему в России для него нет рынка
«Богатым, продавая хлеб, не стать». Как построить бизнес на пекарне / ОПЫТ
Как запустить марку одежды на несколько сотен тысяч и заработать на классике / ОПЫТ
«Возможно, денег у вас не будет. Это плата за свободу» — КЕЙС о смене карьеры после 40 лет
Как фитнес-блогер и мама троих детей стала производителем детской мебели / ОПЫТ
«McDonald’s на рынке ЖКХ». Как уральская УК собирается завоевывать российский рынок
«Тайцы думают, что русские отнимают у них кусок хлеба». Как живут свадебные генералы

Качество жизни

«Тотальный контроль не поможет». Как сделать интернет безопасным для детей «Тотальный контроль не поможет». Как сделать интернет безопасным для детей
Назад в будущее: зачем Fujifilm возродила камеры моментальной печати
«Чем успешнее люди, тем более плохой сделкой для них становятся традиционные браки»
Чем руководствовались чехи при обновлении Skoda Rapid. Тест-драйв на DK.RU
Зачем один из лучших бизнесменов Екатеринбурга заключил с 6-летним сыном деловой контракт
«Почему велосипедисты сбивают наших детей? Потому что им это позволяют» — Евгений Енин
Диагноз — банкротство. Как правильно объявить себя финансово несостоятельным / ЛАЙФХАК

Мнения

«Работа — это не пансионат и не место для чаепитий. Не нравится? — Дверь вон там» «Работа — это не пансионат и не место для чаепитий. Не нравится? — Дверь вон там»
«Хотите правду про советское детство? «Повелитель мух» нервно курит в сторонке»
«Цинизм помогает понять истинную суть людей». Валерий Савельев об истоках и силе богатства
«В Союзе люди готовы были ради «завтра» терпеть стоматолога без наркоза. И были счастливы»
«Почему по СССР ностальгируют? Потому что жили, как лохи, а тогда думали — как боги»
«Не надо Путина менять, пусть продолжает. Все равно мы все помрем» — Татьяна Толстая
«Я не гуру по доверию. Я много подводил». Борис Дьяконов — о том, как создавать доверие

Лайфхаки

«Успешные бизнесмены учитывают чувства людей только потому, что они влияют на решения» «Успешные бизнесмены учитывают чувства людей только потому, что они влияют на решения»
Не ной, не требуй, не ври. Пять правил разговора о повышении зарплаты
Вам не нужен «Мерседес». Зачем люди покупают дорогое и ненужное и чего хотят взамен
Вы точно купите это. Как упаковка товара влияет на сознание посетителей магазинов
Старый друг лучше новых двух: машины, которые надежно служат дольше 15 лет. РЕЙТИНГ
«Бизнес РФ не заинтересован строить новое, ведь нет перспектив вернуть вложенное». МНЕНИЕ
Гасите эмоции и ходите с наличкой: семь способов сократить ежедневные траты
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.