Деловой квартал / Новости / «Ни разу не видел, как умирают бюджетные организации», — Александр Колотурский
«Ни разу не видел, как умирают бюджетные организации», — Александр Колотурский
Автор фото: Игорь Черепанов. Источник: DK.RU

«Ни разу не видел, как умирают бюджетные организации», — Александр Колотурский

11.02.2016 13:46

«Почему в бизнесе, если фирма не провела вовремя реструктуризацию, она умирает? А любое госучреждение об этом и не думает». Директор филармонии — о том, как научить культуру не надеяться на госбюджет.

  • Поделиться
  • Поделиться
  • Твитнуть

Александр Колотурский, директор Свердловской филармонии:

— Многие говорят: да какой у вас бизнес, вы же некоммерческая организация! В сознании у людей почему-то такое, что бизнес – это только то, что относится к коммерческим структурам. А на самом деле различие фактически одно. Коммерческие предприятия получают прибыль и делят ее в зависимости от формы собственности, некоммерческие тоже получают прибыль, но не делят ее. Вот и вся разница. А бизнес-процессы на 100% одинаковые.

От непонимания, что у нас те же процессы, что и в бизнесе, рождаются мифы. Первый – что руководитель учреждения культуры ни за что не отвечает, вся ответственность – на учредителе, т.е. государстве. И второй: бюджетная организация и эффективность – вещи несовместимые.

Впрочем, может и так. Я видел, как легко рождаются бюджетные организации! Но я не видел ни одной, которая бы умерла. И это страшно.

В Советском Союзе была создана великая управленческая система культуры и искусства, великая. Вся отрасль относилась к разряду идеологии. Не к услуге, как сейчас, а к идеологии. Под это дело были созданы базисы – идеологические, структурные, технологические, экономические – любые, и все это давало возможность работать так, как это надо для развития. Отсюда наши достижения в искусстве, которые во всем мире ценятся. Плюс эта система поддерживала определенный статус, престиж профессии в обществе. И уровень зарплаты тогда был равен или выше средней в экономике.

Когда я пришел в филармонию в 1989 г., концертмейстер в оркестре имел зарплату 210 руб., а я, директор, 240 руб. Средняя тогда была в районе 130-140 руб./мес. - столько или чуть больше получали музыканты в оркестре.

Вот эти два условия – идеология и престиж – держали на плаву все искусство. Вплоть до перестройки.  

Что произошло в начале 90-х? Первый выбитый камень – монополия. Прошла реформа, и из филармоний в свободное плаванье ушла вся эстрада, за счет прибыли которой раньше держалось искусство. Экономика полностью оголилась. Перед государством встала дилемма – или сокращать нас, или вкладывать. Выбрали второе. И если в 1989 г. доля государства в бюджете филармонии была 20%, то в 1994 г. она составила 86%!  

Второй крупный камень - ушла идеология. Все стало услугой. В результате потеря престижности, зарплаты стали на 50% ниже среднего. Кто пойдет сюда, кто детей своих отдаст?

И самое страшное, что технологическая деятельность, управленческая структура филармонии остались прежними. Государство как учредитель не провело реструктуризацию, как это произошло в бизнесе, считая, что или ничего не изменится, или рынок разберется. 

Недавно президент Путин собирал совещание. Говоря про  науку, он отметил, что  всего лишь 10% научных институтов у нас в стране эффективны. И что именно  их и надо поддерживать. Наверное, и в культуре так же. К сожалению,  на уровень господдержки результаты деятельности, прежде всего экономической, не влияют.

Почему в бизнесе, если фирма не провела вовремя реструктуризацию, не внедрила современные технологии, то она умирает? А любое госучреждение об этом и не думает – что бы вы ни делали, вас все равно будут содержать.

В Союзе все было регламентировано и централизовано, не было никакого рынка. Цена билета фиксирована, главное – «вырвать», «достать».

Во всех СМИ шла пропаганда искусства. Сейчас что делается? Вот только недавно, в прошлом году, указом Президента утверждены  «Основы государственной культурной политики». И то это пока просто документ, даже стратегия не выработана. Но зато в этом документе четко определено, что культура – это идеология, а не услуга. Вот стратегия появится, и в нашем государстве будут реализованы «Основы…»,  может тогда, лет через десять, культура займет достойное место в обществе.

По своей организации мы к коммерческих предприятиям находимся ближе, чем все другие типы учреждений культуры. Потому что мы каждый день создаем новый рыночный продукт, который должны продвинуть и продать.

Мы 24 часа в сутки работаем. В отличие от других учреждений. На днях пришел к коллегам, хотели на их площадке  поработать. «Когда, говорю, мы можем попробовать звук, сцену? Давайте в понедельник, у вас же как раз выходной». А мне отвечают: «Как – в понедельник? Мы не можем, у нас выходной». Очень меня это резануло. У нас подобных вопросов даже не возникает, круглые сутки идет процесс. Мы как домна – если хочешь получить чугун, домна должна плавить все время.

Конечно, продукт у нас специфический. Творческий. И спрос другой, не как на чугун. Во всем мире в концертные залы ходит всего 1-5% населения. Немного найдется фирм,  которые работают на такой спрос! Поэтому вырабатываем определенные технологии. 

Было бы гораздо лучше, если бы все культурные учреждения организовали свои бизнес-процессы. Ведь что такое бизнес? Это получение прибыли. Мы на это нацелены, другие – сомневаюсь.

Возьмем бюджет. Наши доходы формируются из трех источников: государственная субсидия, собственные продажи и благотворительные средства. А дальше будь добр, обеспечь такой процесс, чтобы была прибыль. И мы, кстати, платим налог на прибыль - 20%, это немалые суммы, миллионы рублей. Налог на землю также платим.

В филармонии с 1993 г. все творческие работники – 250 человек - на срочных трудовых контрактах. Не так много таких же организаций  в нашей сфере.  Плюс мощная юридическая служба, мышь не проскочит. Мы не проиграли ни одного суда, отстояли свои права даже у РАО.

Как-то в обществе сложилось, что помогать надо сирым и убогим. А мы не детский дом и не благотворительная организация. Еще в советские времена тезис был – «искусство принадлежит народу». Потому что рубль в академическом искусстве не играл роли. Вся академическая музыка была убыточной и существовала только за счет сверхдоходов эстрады.

Почему-то считается, что искусство – это по расходам недорого. Мне раньше часто звонили: «Дай мне пригласительный, что тебе, жалко, что ли?» Позвольте – какой пригласительный? Билеты в кассе, иди и покупай. Ты же когда идешь в магазин, тебе не дают кусок колбасы бесплатно. А почему я должен? Это же мой товар!

Искусство - очень дорогое удовольствие. Оркестр такого уровня, как в Екатеринбурге, в Европе может содержать только очень богатая страна и очень богатый город.

А у нас, к сожалению, несмотря на существенную поддержку государства, без спонсорских средств обойтись очень трудно.

В 2005 г. у нас был идеальный бюджет: 50% вкладывало государство, 32% зарабатывали мы сами и 18% - средства спонсоров. Сейчас соотношение изменилось – 72% государство, 27% - собственные доходы и 1% благотворительность (фандрайзинг). Почему так упала доля спонсоров? Не только потому, что мы стали меньше привлекать благотворительных средств для нашей деятельности, но и потому, что объем государственной поддержки и собственных доходов вырос. Но средств явно не хватает, и мы не можем обойтись без спонсорской помощи. Именно за счет благотворительности мы в основном приобретали музыкальные инструменты и приглашали выдающихся музыкантов.

До 2005 г. наш оркестр финансировался как любой другой творческий коллектив - и ни копейкой больше. На творческое развитие категорически не оставалось. Именно в то время сформировалась мощная команда бизнесменов, которые поддерживали и поддерживают филармонию и сегодня. И вот за этим столом собрался штаб, обсуждали, кто какую роль на себя возьмет, кто с кем встретится и поговорит. И вот они в течение двух месяцев ходили, доказывали, объясняли, лоббировали интересы оркестра. Я-то подойти к губернатору или другим чиновникам не могу, а они могли. И убедили: субсидии на оркестр сразу были увеличены в два раза. И весь наш бюджет перераспределился – доля государства выросла, а фандрайзинга - упала.

Меня вопросы фандрайзинга всегда волновали. В 1994 г. ездил я на стажировку в Америку. Привели нас к одной даме, такая бизнес-вумен в Совете попечителей оркестра, офис в небоскребе. Я задаю вопрос: «А что вами вообще движет? Зачем вам это надо – так много делать для оркестра?». Она задумалась и говорит: «Мной движет только одно – чувство ответственности перед людьми, рядом с которыми я живу».

Чтобы такое чувство появлялось, нужен определенный уровень развития общества. У нас все еще идет период накопления капитала.

А у них уже другое, они уже думают – ну хорошо, у меня есть деньги, дальше-то что? Я с ними умирать буду что ли? И поэтому они вкладывают в культуру.

У нас тоже потихоньку появляются такие примеры. Екатеринбургу нужен новый большой филармонический зал на 1700 мест. В городе есть люди,  которые это понимают, которые готовы  участвовать и организовывать сбор средств для строительства. Потому что так они оставят память о себе: это мы сделали, это для общества важно. Здание Оперного театра кто поставил? Екатеринбуржцы, которые понимали, что с собой богатство не унесешь.

Любой фандрайзинг имеет свои законы и правила. Если удается по ним работать, то есть результат. В нашем обществе не удается. Потому что это Россия. Потому что в нашем менталитете искусство – это не вещь первой необходимости.

В обществе должны быть некие правила, восклицательные знаки, которые говорят, что это надо, полезно для общества. У нас же все смотрят на власть. Когда власть понимает это,  то и результат больше. И наоборот. 

Фото: Игорь Черепанов, DK.RU

Автор: Селезнева Ольга
Публикации по теме
  • Поделиться
  • Поделиться
  • Твитнуть
Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Как попасть?

Материалы партнеров

Как открыть счет в зарубежном банке Как открыть счет в зарубежном банке
Международная деятельность, привлечение партнеров и денег из-за рубежа, желание сохранить капитал – вот неполный список поводов для взаимодействия с финансовыми учреждениями других стран.
С начала этого года основные криптовалюты показали феноменальный рост С начала этого года основные криптовалюты показали феноменальный рост
Инвестировавшие в них получили серьезную прибыль. Эксперты считают: цифровые валюты продолжат расти.
Перчатки для пищевой промышленности: как лучше защитить руки и продукт Перчатки для пищевой промышленности: как лучше защитить руки и продукт
Производители предлагают широкий спектр перчаток для пищевой промышленности. Как сориентироваться?

Бизнес

Через год-полтора в России наступит острая фаза кризиса — Владимир Фролов Через год-полтора в России наступит острая фаза кризиса — Владимир Фролов
Мотивация не работает. Каждый сотрудник должен делать то, что ему нравится
Свой чужой бизнес. Как купить выгодную франшизу и не загубить проект
«Покупатели подсели на промо-иглу. Скидки обесценят бренды». Потребительские тренды — 2017
Чубайс: «Мы знаем, что сделает эволюцию на нашем рынке, но мы не одни такие умные»

Свое дело

«Я работала юристом в США, но решила уйти в фэшн-дизайн и переехала.. в Каменск-Уральский» «Я работала юристом в США, но решила уйти в фэшн-дизайн и переехала.. в Каменск-Уральский»
Михаил Мальцев, «Пиотровский»: «YouTube стремительно убивает бульварное чтиво»
Как сделать ролики в Instagram работой и безбедно жить — блогер Ида Галич / ИНСТРУКЦИЯ
Он вслед за сыном уехал за границу и начал жизнь с чистого листа
Купил квартиру за 25 тыс. евро? Не радуйся. В Испании она может стать гирей на твоих ногах

Качество жизни

«Кабина остановилась, свет погас...» Семь часто задаваемых вопросов о лифтах «Кабина остановилась, свет погас...» Семь часто задаваемых вопросов о лифтах
По какому поводу гуляем? Тест от DK.RU на знание национальных праздников
«Детей надо учить метанавыкам: как держать внимание, как не тронуться умом от всего этого»
Откуда берется синдром несчастливых начальников и как понять, готовы ли вы быть боссом?
Цена этой картины $70,5 млн. Вы бы купили? Шесть стереотипов о современном искусстве

Мнения

Андрей Бриль: Я застал крепостной строй, а мои родители — рабовладельческую империю Андрей Бриль: Я застал крепостной строй, а мои родители — рабовладельческую империю
Андрей Бриль: Повестку в России формируют профессиональные лузеры
Отказ от диалога — большая глупость власти. Предприниматели — о важных вопросах к протесту
«Даже мегаправильный человек в среде воров и доносчиков сам становится таким же»
«Мы тут решили построить мост, провести Универсиаду. Пап, дай денег»

Лайфхаки

Один дом, один супруг, один автомобиль: главное правило тех, кто поистине богат Один дом, один супруг, один автомобиль: главное правило тех, кто поистине богат
Игрушка для вскрытия внутреннего кризиса: о чем говорит повальное увлечение спиннерами
Премировать «по горячим следам»: как правильно поощрять деньгами своих сотрудников
Пять маленьких деловых привычек, которые принесут бизнесу много денег
Работа или все же путешествие? Три главных правила экспата

Недвижимость

Биться за самое дешевое место. Где жилье дорожает быстрее всего и что происходит в России Биться за самое дешевое место. Где жилье дорожает быстрее всего и что происходит в России
Как понравиться 20-летним «foodie». Четыре новые тенденции в торговых центрах / КОЛОНКА
«Хатико ждал, и ты подождешь». Сайт мнимого ЖК «Ненастье» высмеял обычные сайты новостроек
Индивидуальный расчет. Как изменится стоимость жилья при новых методах кадастровой оценки
Глава Союза архитекторов: «Во всем мире дома, которые сегодня строятся у нас, уже сносят»
НОВОСТИ РОССИИ
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Уведомление об успешной регистрации будет отправлено на указанный email
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Нажимая кнопку «Зарегистрироваться»,
Вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения
Вы можете войти через форму авторизации
Подпишитесь
на «Деловой квартал»
Нас читают более 7000 владельцев бизнеса и топ-менеджеров