Деловой квартал / Новости / Как «Ле Дор Ва Дор» монетизирует кладбища: опыт Михаила Свердлова
Как «Ле Дор Ва Дор» монетизирует кладбища: опыт Михаила Свердлова
Источник: личный архив Михаила Свердлова

Как «Ле Дор Ва Дор» монетизирует кладбища: опыт Михаила Свердлова

Самое читаемое
  • Ошибки бедных: привычки, которые не дают нам разбогатеть
    Лайфхаки
  • Кому увеличат зарплаты в 2018 году? СПИСОК ПРОФЕССИЙ
    Лайфхаки
  • «Огромная масса людей ни фига не может заработать деньги». Помощник Путина — о Роскосмосе
    Новости
  • Дмитрий Потапенко: «У нас если бизнесмена бьют — это норма, а не бьют — большое счастье»
    Лайфхаки
  • «Цифровое золото». Павел Дуров — о вложениях в биткоин, переезде в ОАЭ и налоговой свободе
    Новости
  • «Не надо Путина менять, пусть продолжает. Все равно мы все помрем» — Татьяна Толстая
    Мнения
13:24   26.06.2014

Интернет-сервис «Ле Дор Ва Дор» — первый в России проект по дистанционному уходу за могилами. Пока ритуальные фирмы игнорировали прибыльный сегмент, сервис фактически монополизировал этот рынок.

История «Ле Дор Ва Дор» началась в 2007 г., когда друзья будущего основателя проекта Михаила Свердлова пригласили его в крымскую экспедицию, где молодые историки занимались каталогизацией надгробий XII-XIII вв. Вернувшись в родной Нижний Новгород, он с бабушкой отправился проведать могилы родственников — и половину из них найти не смог: на кладбище царил беспорядок, многие захоронения были просто завалены кучами мусора. Это стало отправной точкой, рассказывает г-н Свердлов:

«Тема меня зацепила. Сначала у нас была небольшая команда волонтеров — убирали могилы, выносили мусор. Потом поняли, что проблему надо решать системно, и пришла идея сделать каталог кладбища: при общении с другими посетителями выяснилось, что с проблемой поиска могил родственников во втором-третьем поколении сталкиваются многие. Тогда мы с ребятами обошли кладбище «Марьина Роща» и отсняли порядка 6-7 тыс. фотографий, получился первый каталог».

Мысль пошла дальше — каталогизировать все кладбища страны. В тот момент, по словам Михаила Свердлова, он увидел коммерческий потенциал этого, на первый взгляд, социального проекта и начал прикидывать модели монетизации. Начальные инвестиции в проект составили 20 тыс. руб. — денег хватило на запуск сайта с картой «Марьиной Рощи», предлагающего годовые абонементы по уходу за могилами (сейчас он используется как «песочница» для новых разработок).

«Если мы покупаем через Интернет памперсы, почему бы не покупать услуги? — предположил его основатель. И не ошибся: — При отсутствии рекламы заказы через интернет-поисковики пошли практически сразу. Через пару месяцев проект вышел на прибыль. При этом ни одного штатного сотрудника не было — все привлекались со стороны, а проект развивался параллельно с основной работой и учебой».

Впрочем, работать в рамках только одного города, даже охватив все кладбища, оказалось не очень выгодно, продолжает он:

«В Нижнем Новгороде мы получали 10-15 заказов в месяц. Средний чек составлял $180 при маржинальности в 70%. Примерно 15% мы тратили на привлечение клиентов через партнеров, среди которых были и сами кладбища, и тематические веб-сайты, еще 15% — на оплату услуг аутсорсера. Такими темпами до каталогизации большого количества кладбищ мы бы не дошли никогда. Да, мы подтвердили гипотезу: рынка дистанционного ухода за могилами в России не было, при том, что со спросом проблем не возникало. Но в Нижнем Новгороде спрос был исчерпан — в таких условиях масштабировать проект было невозможно».

Ситуация изменилась с выходом на рынок Москвы. Г-н Свердлов бросил клич и за несколько недель собрал команду волонтеров. Первым было каталогизировано Востряковское кладбище. Столичные интернет-пользователи отреагировали моментально, говорит он:

«Это позволило развернуть сеть, и за год проект начал работать еще в двадцати городах России и СНГ».

Перед тем как включить в проект новое кладбище, в городе-миллионнике или райцентре — не важно, команда Михаила Свердлова оценивает его в соответствии со специально разработанными метриками.

«Это, например, общий уровень дохода в регионе. Или количество уехавших из него людей — изначально предполагалось, что основными клиентами «Ле Дор Ва Дор» станут иностранцы, чьи родственники похоронены в России. Эта гипотеза не подтвердилась — в перспективе они приносят лишь треть прибыли, 60-70% клиентов — местные жители, — отмечает он. И приводит интересные закономерности: — Со стороны может показаться, что наиболее востребованными станут кладбища в труднодоступных местах. Но, например, в Екатеринбурге самые прибыльные кладбища находятся буквально в центре города. Некоторые заказчики любят лично контролировать процесс».

После окончательного выбора кладбища на место десантируется команда, продолжает г-н Свердлов:

«Сначала каждое захоронение нужно сфотографировать. В среднем один человек делает 400-600 фотографий в час или заполняет по 70-80 позиций в базе данных на сайте. С такой скоростью, например, Саратов был полностью готов к запуску за две недели. Юридических проблем обычно не возникает. Кладбище — не частная собственность, вход на территорию свободный».

Сперва для получения услуги требовалась регистрация на сайте. Отказ от нее позволил увеличить поток клиентов в 1,5 раза. Развивалась и технологическая платформа: от простого портального решения «Ле Дор Ва Дор» пришел к бесшовной интеграции с другими сайтами, например городскими порталами. Взаимоотношения со сторонними порталами — бартерные. Проект до сих пор развивается без размещения рекламы.

«Для поддержания текущих объемов она просто не требуется. Конечно, для экспоненциального роста без полномасштабной рекламной кампании не обойтись, и сейчас мы готовимся к ее запуску», — говорит г-н Свердлов.

Приходя на сайт, клиент может написать на электронную почту или сразу выбрать захоронение в базе и оформить заказ с помощью электронной формы, рассказывает Михаил Свердлов:

«Услуги оказываются по 100% предоплате, все транзакции — электронные. Средний срок выполнения заказа — две недели. После заказчику на электронную почту высылается фотоотчет с комментарием. Более 90% заказчиков возвращаются на следующий год. У нас предусмотрены и контракты на годовое обслуживание, цена зависит от каждого конкретного города. Например, в Москве одна уборка в год обойдется в $90, три — в $210. Плюс есть VIP-абонемент — с ремонтом ограждений, покраской, восстановлением букв на памятниках, возложением цветов и т. д. Конечно, все эти услуги мы продаем и отдельно. Самые популярные — покраска ограды и абонемент на несколько уборок. При этом мы не конкурируем ни с одной ритуальной конторой, потому что занимаемся тем, что они не считают прибыльным и на чем не фокусируются».

Ритуальные фирмы зарабатывают на погребении и сопутствующих услугах — это неплохие деньги, продолжает он. Но они не учитывают отложенную прибыль:

«Контакты у родственников усопшего никто не спрашивает, а ведь родственники для тех, кто ухаживает за могилами, — потенциальные клиенты».

От первоначальной задачи каталогизировать все российские кладбища г-н Свердлов не отказался и спустя семь лет после запуска «Ле Дор Ва Дор». Однако за это время пришло понимание: собственными силами каталог не создать.

«Я пытался договориться с руководителями кладбищ, предлагал вложить деньги в обмен на наш опыт, но слышал в ответ: «Извините, мы не понимаем эту нишу, у нас есть понятный бизнес — мы умеем землю копать и деревья пилить», — рассказывает он.

Выход Михаил Свердлов видит в крупных инвестициях или господдержке, а сам каталог — на портале госуслуг:

«За семь лет мы выстроили четкий бизнес-процесс, научились эффективно оцифровывать кладбища и обслуживать ежемесячно тысячи клиентов. Все, что нужно для подключения нового кладбища, — доступность Интернета. Мы могли бы интегрироваться с порталом госуслуг: государство получило бы полную базу захоронений, люди — удобный сервис. Но основная беда — отсутствие юридической базы. Закон, предписывающий кладбищам вести базы захоронений, находится в зачаточном состоянии. Фактически его просто нет».

К 2014 г. в арсенале «Ле Дор Ва Дор» — 29 городов и 49 кладбищ в России и странах СНГ. База насчитывает более 120 тыс. имен усопших. Но основная часть заработка все равно в столицах, продолжает г-н Свердлов:

«Крупные кладбища в региональных центрах, даже таких больших, как Екатеринбург, Нижний Новгород, Новосибирск, Саратов или Самара, — капля в море по сравнению с тем, что дают Москва, Киев и Санкт-Петербург».

Сам Михаил Свердлов с 2012 г. живет в Екатеринбурге. Управление собственным проектом он осуществляет в свободное время от основной работы в одной из крупных региональных компаний. С момента выхода проекта в паблик (участие в конференциях, конкурсах) полгода назад, проект «Ле Дор Ва Дор» стал лауреатом ряда конкурсах инноваций, взял гран-при на рабочих выходных Harvest от GreenfieldProject и в результате — сформировал вокруг себя пул экспертов. Общий оборот «Ле Дор Ва Дор» не раскрывается, однако известно, проект проходил акселерацию в онлайн-программе ФРИИ и был приглашен в офлайн-акселератор, входной порог в который — рынок, способный обеспечить компании не менее $10 млн годового оборота.

Автор: Алиса Сторчак

Автор: Сергей Дружинин
Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Публикации по теме
Стать партнером

Материалы партнеров

Новости

«Это решение показывает, что режим — давно не только Путин». Реакции на приговор Улюкаеву «Это решение показывает, что режим — давно не только Путин». Реакции на приговор Улюкаеву
ЦБ резко снизил ключевую ставку: о чем это говорит и как скажется на кредитах
Улюкаева приговорили к восьми годам колонии строгого режима и многомиллионному штрафу
Крупнейший российский ритейлер приобрел супермаркеты конкурента
Третий из списка: ЦБ ввел в Промсвязьбанк временную администрацию
Заподозрили в хищении более 100 миллионов. Замглавы Росимущества отправили под арест
О Навальном как Саакашвили, налогах и конкуренции: главное из пресс-конференции Путина

Бизнес

«Все будет потихоньку гнить». Ждать банковского кризиса не стоит. Но и исключать — тоже «Все будет потихоньку гнить». Ждать банковского кризиса не стоит. Но и исключать — тоже
Дмитрий Олюнин: «Выбрать надежный банк – легко»
Финансовая магия: сокращаем операционный цикл и повышаем рентабельность вложений на 10%
«У наших людей есть спрос на мечту, а не на труд, и ради нее россияне рискуют последним»
Как предпринимателю избежать блокировки банковского счета или операции / ИНСТРУКЦИЯ
«Даже бухгалтер и уборщица могут работать на проценте от валовой прибыли»
Алексей Речкалов: «Хотите называться современным производством – готовьтесь к изменениям»

Свое дело

«Возможно, денег у вас не будет. Это плата за свободу» — КЕЙС о смене карьеры после 40 лет «Возможно, денег у вас не будет. Это плата за свободу» — КЕЙС о смене карьеры после 40 лет
Как фитнес-блогер и мама троих детей стала производителем детской мебели / ОПЫТ
«McDonald’s на рынке ЖКХ». Как уральская УК собирается завоевывать российский рынок
«Тайцы думают, что русские отнимают у них кусок хлеба». Как живут свадебные генералы
«У меня нет юрлица, я не плачу налоги. Взятки полицейским — вот мои налоги!»
«То, что я начал шить плащи, — это Вселенский замес. Какого черта я все это знаю и умею?»
«Я работала юристом в США, но решила уйти в фэшн-дизайн и переехала.. в Каменск-Уральский»

Качество жизни

Назад в будущее: зачем Fujifilm возродила камеры моментальной печати Назад в будущее: зачем Fujifilm возродила камеры моментальной печати
«Чем успешнее люди, тем более плохой сделкой для них становятся традиционные браки»
Чем руководствовались чехи при обновлении Skoda Rapid. Тест-драйв на DK.RU
Зачем один из лучших бизнесменов Екатеринбурга заключил с 6-летним сыном деловой контракт
«Почему велосипедисты сбивают наших детей? Потому что им это позволяют» — Евгений Енин
Диагноз — банкротство. Как правильно объявить себя финансово несостоятельным / ЛАЙФХАК
«В кризис покупают по-настоящему дорогие вещи» — почему растет популярность аукционов

Мнения

«Не надо Путина менять, пусть продолжает. Все равно мы все помрем» — Татьяна Толстая «Не надо Путина менять, пусть продолжает. Все равно мы все помрем» — Татьяна Толстая
«Я не гуру по доверию. Я много подводил». Борис Дьяконов — о том, как создавать доверие
«Худшее, что сейчас можно сделать, — это объявить бойкот играм в Южной Корее»
«Презумпции невиновности больше не существует». Как избежать домогательств на работе
«Поворот общественного мнения начался. В 2025-2026 гг. мы увидим перемены» — Евгений Ясин
«Не верьте сплетням, импортозамещение в России уже случилось. Показываю на примерах»
«Мы всю дорогу выполняли положенные обряды, но блюдце с молоком за печку домовому ставили»

Лайфхаки

Во сколько обойдется россиянам Новый год — 2018 Во сколько обойдется россиянам Новый год — 2018
Каким бизнесом заняться в 2018 году. СПИСОК перспективных направлений
Найти и избавиться: как выявить вредных для бизнеса сотрудников
«Соцсети убивают общество, а мы даже не замечаем», — МНЕНИЕ
Как миллениалы убивают рынок традиционной рекламы
Советы по повышению производительности для тех, кто ненавидит слово «производительность»
Какие ИП в России получают миллиардные госзаказы
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.